Поиск на сайте

 

Грузовой тягач нефтяной компании, протаранив легковушку, убил её водителя, ставропольца Аркадия Кухарчука. Его родные считают, что вину за аварию хотят переложить на погибшего.

 

Уважаемая редакция, через два дня исполнится год со дня смерти моего сына, Аркадия Кухарчука. Ему было 27, и он погиб в аварии, виновник которой до сих пор не наказан.
Трагедия произошла 8 октября прошлого года недалеко от села Надежда на трассе Астрахань - Ставрополь. Сын возвращался домой от друзей, когда в 23.10 его «Форд Фокус» был смят многотонной грузовой машиной «Скания», выехавшей на полосу встречного движения. Служебный седельный тягач компании «Роснефть-Ставрополье» протащил автомобиль Аркадия 13 метров по трассе. Сын от полученных травм скончался на месте.
На девять дней ко мне домой пришел водитель бензовоза, сотрудник «Роснефти» Анатолий Тарануха, который, стоя на коленях, просил прощения за смерть сына, говорил, что виноват в аварии, умолял не сажать в тюрьму, обещал возместить моральный и материальный ущерб.
После этого визита я Тарануху больше не видела. Полгода назад он в очередной (третий) раз изменил показания и теперь в прощении не нуждается: по его последней версии единственный виновник трагедии - мой погибший сын.

 

«Рассеянный» следователь
В ночь с 8 на 9 октября первыми на место аварии прибыли инспектора ДПС Красноруцкий и Проскурня. Составили протокол с признательными (на тот момент) показаниями А. Таранухи, зафиксировали обстоятельства ДТП, сделали фотоснимки, составили схему происшествия.
Расследованием дела занялся сотрудник Грачевского ОВД Александр Тарасов, который, несмотря на явную виновность водителя «Скании» в смертоносной аварии, десять (!) раз отказывал в возбуждении уголовного дела по факту ДТП.
Решения Тарасова раз за разом отменялись вышестоящим руководством, прокуратурой, но он, не смущаясь, тут же выносил очередное «отказное» постановление.
С материалами дела следователь дал мне ознакомиться спустя четыре месяца после аварии. И что я увидела? В схеме происшествия, составленной инспектором Красноруцким, были перечеркнуты первоначальные данные о тормозном следе бензовоза и вписаны новые цифры. В протоколе при описании координат места столкновения указано наличие следов шин, осыпи стекол, масляных пятен, но при этом не обозначено их точное расположение. А фотографии, на которых были засняты следы аварии, оказались «утеряны».
Такая «рассеянность» следователя позволила специалисту Ставропольской лаборатории судебной экспертизы сделать вывод о том, где произошел удар машин, на основании других, откровенно ложных, данных.
Описывая технические повреждения разбитого «Форда», он указал: направлены они спереди назад и справа налево (на самом деле - слева направо), а значит, столкновение произошло на полосе движения бензовоза, куда, нарушив ПДД, выехал погибший Кухарчук.
Вот только, оправдывая водителя тягача, эксперт с ним же самим вступал в противоречие, ведь Тарануха вопреки экспертному заключению утверждал, что столкновение произошло на полосе движения «Форда».
Нет, виновным он себя уже не признавал. Следователю водитель рассказал новую версию ДТП, отличную от той, о которой говорил мне, стоя на коленях и умоляя о прощении. Мол, на полосу встречного движения он выехал, чтобы избежать столкновения с «Фордом»: тот первым выскочил на «встречку», но потом вернулся на место, а «Скания» сманеврировать не успела и потому врезалась в машину на «чужой» полосе движения.
Все материалы дела - переправленные документы, необоснованное заключение эксперта, не подтверждаемые ни одной уликой показания участника ДТП - противоречили друг другу, однако следователь Тарасов счел их достаточными основаниями для многократных отказов в возбуждении уголовного дела.

 

За «большими» спинами
Видя, что у следователя есть какой-то интерес в этой истории (иначе как объяснить его нежелание возбудить уголовное дело?), я обратилась с жалобой к начальнику ГСУ при краевом ГУВД, генерал-майору юстиции Николаю Звертаеву. И уже через несколько дней дело у Тарасова забрали и передали следователю Следственного управления при УВД по Ставрополю Владимиру Ромащенко.
Александр Тарасов на последней нашей встрече сказал мне, что эта перемена не поможет мне добиться правды, так как здесь замешаны «большие люди» из «Роснефти», которые помогут А. Таранухе избежать ответственности. Но 16 марта новый следователь возбудил по факту ДТП уголовное дело, и я поверила, что справедливость будет восстановлена.
Оказалось, напрасно - слова Тарасова стали пророческими. За полгода, которые тянется расследование уголовного дела, следователь допросил семь человек и провел одну экспертизу, но даже эти скудные действия вызывают большие вопросы.
Например, в протоколе допроса Ромащенко записал, что инспектора Красноруцкий и Проскурня не помнят обстоятельств ДТП. Однако при дополнительном осмотре места происшествия оба сотрудника ГАИ в присутствии свидетелей М. Гаджимурадова и Д. Кухарчука, участника ДТП А. Таранухи показали, что отлично помнят подробности происшествия, включая признание водителя бензовоза о выезде на встречную полосу. Инспектора были крайне удивлены, что дело до сих пор не дошло до суда, так как вина шофера «Скании» в аварии очевидна.
Все данные дополнительного осмотра, включая вновь нарисованную гаишниками схему, отдали на экспертизу. И эксперт установил точное место столкновения машин - 3,9 метра от правого края проезжей части дороги на полосе движения автомобиля «Форд Фокус», что фактически указывает на виновность в ДТП шофера бензовоза.
Ромащенко, прочитав заключение, заявил, что выводы эксперта ему не ясны и водитель Тарануха будет с ними не согласен, так что нужна новая транспортно-трасологическая экспертиза. Делать нечего - мой представитель подал ходатайство о назначении экспертизы в экспертно-криминалистическом центре ГУ МВД РФ по Ставропольскому краю. Следователь просьбу удовлетворил частично: экспертизу назначил, но поручить ее криминалистам из МВД отказался, не указав никаких предусмотренных законом оснований для отвода.
Принципиальную задачу он доверил другому учреждению - Ставропольской лаборатории судебной экспертизы - той самой, которая исследовала обстоятельства аварии при прежнем следователе Тарасове и чей эксперт тогда не смог отличить «право» от «лево»!
Можно ли сомневаться, что выводы специалистов ЛСЭ и на этот раз будут в пользу Таранухи? Тем более что последний сегодня «подпевает» их первому заключению: ПДД, дескать, не нарушал, спокойно ехал по своей полосе и ударился - справа налево - в вылетевший на встречную «Форд Фокус».
Следствие по факту аварии идет уже год, налицо все доказательства вины А. Таранухи, однако направлять дело в суд никто не спешит. Я не жажду крови, хочу только, чтобы человек, виновный в смерти Аркадия, был наказан в соответствии с моральными и правовыми нормами моей страны.
А мне в лицо, не стесняясь, говорят, что за спиной Таранухи стоят «большие люди», которые не дадут ему пропасть. И я со своей зарплатой медсестры на справедливость могу не надеяться. Ощущение беспомощности и безысходности сводит с ума. Я будто бьюсь о ватные стены, кричу, а никто моего крика не слышит.

 

Александра КУХАРЧУК
Ставрополь

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях