Поиск на сайте

 

Отставной офицер стал фермером-виноградарем

Сергей Спиридонович Добан – полковник запаса, пограничник (на фото). Уволившись с военной службы, попробовал себя на поприще чиновника. Говорит, что для жизненного опыта это была неплохая школа, но такая работа не для души.
Вот он и решил круто поменять жизнь. И подался в фермеры. В окрестностях села Московского взял в аренду 20 гектаров земли, на которых стал выращивать столовый виноград.
 
На генном уровне

 

Узнав, что Сергей Спиридонович военный, я сразу же интересуюсь, как это он в виноградари подался? Уж слишком не сопоставимы два этих занятия. Может, какие курсы закончил?

- Никаких курсов не кончал, просто я молдаванин. Сами понимаете, у молдаван с виноградом связь на генном уровне. И я вырос среди винограда. Он у нас и дома был, и в школе мы постоянно работали на виноградниках. Все, что связано с виноградом, для меня близко и дорого.

Сначала мы просто построили дом в Московском, чтоб отдыхать там от городской суеты. А потом посоветовались с супругой, она у меня тоже молдаванка, и решили попробовать себя на виноградарском поприще. Неподалеку от села, на горе, я облюбовал площадку.

Самое подходящее место для винограда: много солнца, и почва суглинистая, на которой ничего кроме сладкой ягоды и расти не будет. Сельсовет дал мне эту площадку в аренду на 49 лет. Теперь мы фермеры.

Место было дикое, заросшее кустарником, усыпанное камнями. Начинающим фермерам пришлось здорово потрудиться, чтобы привести землю в порядок. Все делали своими силами. Сергей Спиридонович был и за тракториста, и за разнорабочего. Супруга во всем помогала ему.

Было это пять лет назад. И только в этом году Добан получил первый полноценный урожай. Такова специфика виноградарства. Сначала нужно очень хорошо вложиться, прежде чем начнешь получать от плантации отдачу.

Своим путём

Первая договоренность с Сергеем Спиридоновичем о встрече у нас сорвалась. Прошел дождь, и грунтовая дорога на гору стала непроезжей. Пришлось ждать несколько дней. А виноград-то спеет, уже пора собирать урожай. Виноградная страда длится не более двух месяцев. Здесь каждый день дорог. Это лишь одна из проблем, с которыми столкнулся на новом поприще полковник.

Сергей Спиридонович показывает мне свою плантацию. Здоровенные гроздья черного винограда просто манят к себе. Пробую. Вкуснотища!

- Нет, этот сорт еще не созрел. Еще  недельку нужно выждать, - говорит фермер.

Это кишмишный сорт Аттика. Я такого винограда от ставропольских фермеров на рынке не видел. Потом мы пошли посмотреть белый виноград. Здесь тоже я увидел не самый распространенный на Ставрополье виноград - мускат Ливадия, Аркадия. Удивила Аркадия размерами и ягод, и кистей. Виноград очень сладкий, ароматный. Ливадия, как и все мускаты, обладает особым вкусом и запахом.

На рынках Ставрополя в последнее время, с  августа по октябрь, стал доминировать местный виноград, который вытеснил импорт. Приятное явление, говорящее о том, что импортозамещение  происходит не на словах. Но разнообразие сортов небольшое. Это в основном Восторг, Августин, чуть позже Молдова. Основным поставщиком столового винограда является Петровский район. Как видим, у Добана сорта другие.

- Я стараюсь идти своим путем, - говорит Сергей Спиридонович, – но, конечно, учитываю местные климатические условия, специфику промышленного производства.

Я сразу же вспомнил, как посещал виноградники Геннадия Горлатова в станице Расшеватской. Там такое великолепие! Есть сорта, у которых ягоды чуть ли не с грецкий орех.

- У Геннадия всего десятка два соток, а у меня гектары. Далеко не весь виноград подходит для промышленного производства. Например, я посадил так называемый шоколадный сорт. Вкус отменный, но он цепляет все болезни, какие только свойственны винограду. Для промышленного производства это не годится. Вывод однозначен: пойдет у меня под топор.

Приходится менять некоторые представления и с учетом приобретенного опыта. Например, покупал саженцы в двух местах. На Ставрополье, в виноградарском хозяйстве «Большевик», и в Краснодарском крае, в известной «Фанагории». В первом брал саженцы, полученные традиционным способом, от черенков. А во втором – привитые на дикий виноград.

Несмотря на то что привитые саженцы стоят в три раза дороже, пришел к выводу, что в дальнейшем будет покупать только их. Лоза привитого винограда мощнее на вид, к тому же и более устойчива к болезням.

Парадоксы спроса

Попробовав все сорта, которые выращивает фермер, соглашаюсь, что его виноград никак не хуже, чем у конкурентов, а, скорее, лучше. Наверное, с реализацией не должно быть проблем.

- Мы с вами уже два часа беседуем, а ни одного оптовика не увидели. Их и нет. Все, что удается продать, это в розницу на четырех точках в Ставрополе. Спасибо городу, что там есть программа «Овощи к подъезду». А то не знаю, как я реализовывал бы продукцию.

Добан говорит, что пока продал не более тонны винограда. А со своих 20 гектаров он может взять до ста тонн. Если дело пойдет так, как сейчас, большая часть урожая пропадет.

Вот такой парадокс. Всем, кто пробовал его виноград, он нравится, люди охотно приходят на его точки вновь и вновь. Но оптовики-перекупщики к нему не едут. Давал объявления, но никакой реакции. У перекупщиков уже налажены связи с тем же Светлоградом, и пробовать что-то новое они не хотят.

Проблема здесь не только в том, что Добан  вышел на рынок первый год. Причины гораздо глубже. В августе-сентябре на юге России наблюдается перепроизводство своего винограда.

Радоваться бы этому и поставлять сладкую ягоду в другие регионы страны. Вот тут-то и закавыка. У нас напрочь отсутствует система хранения, доставки такого скоропортящегося продукта. Нет хранилищ, нет в достаточной мере машин-рефрижераторов.

Поэтому практикуется примитивный бизнес: купил немного - тут же продал. Огромная армия рыночных перекупщиков не стремится, да и не способна осваивать более сложные и прогрессивные формы торговли.

От этого страдает в первую очередь производитель. Крупные торговые сети тоже не хотят иметь дело с местными фермерами. Им выгодней закупать «пластмассовый» импортный виноград, который не портится месяцами.

Как рассказывает Добан, он однажды поинтересовался у представителя итальянской фирмы, специализирующейся на виноградарстве, как им удается сохранять урожай? Ответ обескуражил: «Зачем вам знать? Лучше ешьте свой, натуральный, продукт».

Получается, что в сезон у нас в стране одновременно и перепроизводство, и дефицит винограда. Пока не будет выстроена логистическая цепочка, местные фермеры будут выращивать прекрасный столовый виноград на свалку. На свалку уйдут и государственные деньги в виде субсидий, которые выплачиваются виноградарям.

По словам Добана, поддержка виноградарской отрасли в последние годы выросла в несколько раз, что не может не радовать. Но, как видим, опять не все продумано до конца.

Проблемы сбыта столового винограда мучают всех фермеров, и не только таких начинающих, как Добан.

Самый известный на Ставрополье производитель столового винограда, фермер Ахмедханов из Светлограда, тоже, по словам Добана, значительную часть своего урожая вынужден по дешевке сдавать на переработку винодельческим хозяйствам.

- Что же делать? Не собираетесь бросать?

- Нет, конечно. Будем надеяться, что с логистикой станет лучше. Столовым виноградом можно заниматься при той поддержке, которую сейчас оказывает нам государство. Особенно если небольшое семейное хозяйство, в котором несколько гектаров, то оно может давать семье миллион дохода в год. Но чем больше хозяйство, тем больше проблем.

Я, например, уже думаю уменьшить посадки столового винограда, заменив его техническим. Сегодня фермеры могут делать свое вино на продажу. Попробую заняться виноделием. Может, в сочетании этих двух направлений и кроется успех?

Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Село Московское,
Изобильненский район
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий