Поиск на сайте

 

На конференции краевого отделения Союза журналистов России  гордились тем, чего надо стыдиться


Свободная печать бывает хорошей или плохой, это верно. Но ещё более верно то, что несвободная печать бывает только плохой.
Альбер Камю (1913-1960), французский прозаик, философ

 

Я долго считала, что ни к чему знать читателям о разногласиях в нашем профессиональном цехе, что все споры надо решать в кругу коллег. Но, видно, наступило время, когда то, что происходит с журналистикой, обществу надо знать. Чтобы читатель, зритель и слушатель не полагали наивно, что СМИ может донести их чаяния до власти.

Знали, что цензура в зависимых от власти СМИ (то есть получающих от них бюджетное финансирование) - обыденная ситуация, что и подтвердил недавно прогремевший на всю страну случай с уничтоженным тиражом районной газеты «Благодарненские вести», посмевшей опубликовать мнение сельчан о пенсионной реформе.

Недаром руководство краевой журналистской организации так и не дало публичной оценки чиновных посягательств на свободу своих районных коллег. Зато меня, побуждающую коллег сопротивляться всем формам подавления свободы, глава организации Василий Балдицын, он же главред «Ставропольской правды», спросил: «Вам не кажется, что вы неадекватно оцениваете ситуацию?».

И напомнил, что на отчетно-выборной конференции журналистов Ставрополья (СЖС) мою озабоченность по поводу отсутствия в нашем сообществе духа солидарности никто не поддержал.

Что ж, выскажу свои мысли по поводу конференции, состоявшейся в апреле этого года. Атмосфера на мероприятии была расслабленно-благодушной и хвалебно-равнодушной: работа СЖС была признана удовлетворительной, а председателем вновь избран Василий Балдицын. Почти не поменялся и состав правления.

«Ставропольская правда» сообщила об оценках, которые делегаты дали пятилетней работе: «...Время трудное, но хорошее», «союз журналистов Ставрополья оказался готов к переменам», «его внутренняя политика близка перестроечным настроениям». И еще: «Один голос, зафиксированный «против», не создал интриги и никак не повлиял на атмосферу конференции, которая прошла очень четко и по-деловому».

Тот один голос был моим. И я была действительно «против» того, что происходило на конференции и от чего мне было стыдно за своих коллег. То, в чем еще лет двадцать назад было зазорно признаваться, подчеркивалось Балдицыным в его отчетном докладе с гордостью: близость к власти.

Рассказывая о «тектонических сдвигах», происшедших после внеочередного съезда журналистов России, он с явным одобрением поведал делегатам, что на смену «чрезмерно либерального секретариата» (это он о совести журналистики - Павле Гутионтове, Леониде Никитинском, Александре Копейке,  Юрии Батурине) «пришли кандидатуры, подобранные и одобренные в кабинетах на Старой площади».


Григорий Явлинский, лидер партии «Яблоко»:

- Борьба за правду не бывает комфортной – за неё надо платить. Формальные унижения процентами, оскорблениями, грубым давлением, липкой болтовней тусовки.

(«Новая газета», №1 с.г. Из статьи «Мне придется быть в компании с фриками, идиотами и шутами...»)


Профессиональный Кодекс этики упоминался Балдицыным снисходительно: он, мол, списан с излишне либеральных западных образцов и для современной ситуации неприемлем. Подумать только, в нем говорится, что статус журналиста несовместим с занятием должностей в органах государственного управления, законодательной или судебной власти, а также в руководящих органах политических партий…

Нет, у российских медиа, которых и представлял его ставропольский председатель, конечно же, другой путь! По которому журналисты, превратившись из «сторожевых псов демократии» в комнатных собачек, должны бежать за хозяином, угадывая, когда тому захочется тебя погладить, а когда косточку дать.

И на Ставрополье это проявляется особенно наглядно: бывшие работники СМИ, впоследствии ставшие чиновниками, занимают почетные места в президиуме и в правлении союза, их избирают делегатами. Как будто непонятно, как они, уже не могущие иметь свое мнение, отдельное от вертикали, станут голосовать по принципиальным вопросам!

Зажмуриться хотелось от стыда, когда я слушала отчетный доклад о «времени трудном, но хорошем». От распиравшей его гордости за то, что «Союз журналистов России превращается в структурированную вертикаль, сопряженную с властью». От гордости за то, что председатель краевого Союза журналистов, в одной упряжке с депутатом, называющей себя журналисткой, но активно голосующей в Думе за законы, ухудшающие работу СМИ.

Я хотела огласить на конференции свой мартиролог поползновений на журналистов и СМИ, который вела как раз пять лет (период, совпавший с отчетным), с тех пор, как переехала на Ставрополье. Но не удалось, меня оборвали в самом начале, сославшись на регламент. Привожу его здесь, в нем перечислены лишь наиболее вопиющие случаи атак на гласность.

В этом списке нет многочисленных судебных исков против СМИ, попыток цензуры, разоряющих штрафов, отказов в доступе к информации - это на Ставрополье считается «семечками». Сначала о каждом подобном факте я сообщала Балдицыну, предлагая президиуму, совету по этике краевого союза журналистов молниеносно на это реагировать, потом перестала. Предложила осудить цензурную агрессию против «Благодарненских вестей», а получила в свой адрес обвинение в «неадекватности». Я написала ему: «Будете ждать, когда Абастова обратится к вам за помощью? Думаю, не дождетесь».

***

Балдицын же объяснял бездействие возглавляемого союза примерно так: с хамским-де поведением аппарата полпреда СКФО по отношению к журналистам поделать ничего нельзя; убитый 66-летний о редактор газеты «Сель-Совет» Николай Потапов не состоял в их организации, Елена Суслова, чей родительский дом подожгли, - тоже не член краевого Союза, да и лично, мол, к нему не обращалась...

Однако кое-какую солидарность (исключительно с теми, кто член) Балдицын и его ближнее окружение за эти пять лет все же демонстрировали. Так кого они поддержали?

Когда арестовали члена Союза журналистов, депутата краевой Думы Антона Дубровского, президиум СЖС обратился с заявлением к правоохранительным органам взять дело под свой контроль.

Дубровский оказался страшным человеком, вел двойную жизнь и под тяжестью неопровержимых доказательств был приговорен за изнасилование и сутенерство к 8 годам колонии строгого режима.

Еще кого поддержали? Главреда «Ставропольских ведомостей» Александра Емцова, оболгавшего журналистов «Открытой» в статьях-доносах, обращенных прямо к губернатору: мол, запретите вашим подчиненным читать и выписывать эту газету, которая на вас «катит». Призывал проверить, откуда у «Открытой» столько подписчиков, не покупают ли чиновники ее лояльность, тратя на это бюджетные деньги.


Цифры, озвученные на конференции

40 процентов членов СЖС не работают в СМИ.
Только 8% членов Союза – в возрасте до 30.
Старше 60 лет - 40% Союза.

Когда я опубликовала свое мнение на страницах газеты о журналистской бесчестности Емцова и опубликовала это на сайте «Фонда защиты гласности», он  обрушился на меня яростно. Фонду, мол, платят иностранные спонсоры за информационную войну против России, сотрудники Фонда не гнушаются «бабками, выделяемыми на разрушение нашей страны», у них «откормленные на доллары задницы», под которые он, патриот, готов «кнопки подкладывать».

И этой подлости члена своего правления президиум ожидаемо не дал оценки. Словно ни Балдицын, ни его окружение не знает о деятельности Фонда, ни о его бессменном председателе Алексее Симонове, сколько им за четверть века проведено правозащитных кампаний, сколько спасено журналистов от смерти, вытащено из тюрем, о регулярной помощи семьям погибших?

Словно не было заявления секретариата Союза журналистов России еще в ноябре 2015 года по поводу бесноватой «охоты на ведьм»:

«Мы настаиваем на немедленном исключении Фонда защиты гласности из реестра «иностранных агентов» (равно как попавшего туда ранее Центра защиты прав СМИ) и поименного оглашения лиц, ответственных за принятие этого оскорбительного решения».

Но, видимо, секретариат Союза журналистов РФ для Балдицына и ставропольского президиума - не указ. Они сами с усами!

И вот казус: на этой же конференции, снова избравшей Балдицына и Емцова туда, где они и были, делегатка из Кисловодска, жалуясь на то, что трудно стало работать при новых драконовских законах против СМИ, попросила президиум организовать бесплатные семинары на правовую тему, пригласив юристов из Центра защиты прав журналистов! О, святая простота!

Резюмирую: у журналистского сообщества Ставрополья - отвратительная экология. Ни в одном регионе нет таких многолетних распрей СМИ (как, например, у двух кисловодских газет, систематически нападающих друг на друга и уже забывших, с чего начались взаимные обиды), нигде так не науськивают власть на коллег, нигде с такой регулярностью не кошмарят единственное борющееся с коррупцией независимое СМИ.

И, наверное, нигде нет такого безмятежного главы союза, считающего, что у него все хорошо, журналистов в крае все уважают, и только одна «Открытая» портит атмосферу.

Балдицын на конференции назвал ложью и инсинуациями мои слова о «зачищенной поляне» вокруг него.

Но разве нравственная атмосфера, которая сложилась в союзе, где даже не выдвигаются альтернативные кандидатуры на пост председателя, где нет никакой критики в адрес руководящего органа, а замечательные журналисты, которые могли бы стать гордостью сообщества, не хотят в него вступать и даже из него выходят - не свидетельствуют об этом?

Никаких претензий у меня к власти нет. Она такая, какой мы ей позволяем быть. Да, она хочет контроля над прессой, не жалеет сил и средств на «переучивание» непокорных, на то, чтобы из «крапивного семени» проросла плеяда «слепо-глухонемых капитанов дальнего плавания». Но только от нас зависит, кого мы выбираем в учителя и какие уроки усваиваем.

- Всех учили. Но зачем же ты оказался первым учеником, скотина этакая? - спрашивает шварцевский рыцарь Ланцелот своего бывшего друга, ставшего слугой Дракона.

...Как бы ни награждали на конкурсах журналисты Ставрополья друг друга, каких бы похвал от местной власти ни добивались, какие бы дифирамбы себе ни пели на конференциях, оценку прессе все равно дает народ. Но вот речи о том, почему читатель теряет доверие к прессе - о том на конференции не было ни слова.

Ольга ВАСИЛЬЕВА,
собкор Фонда защиты гласности
в СКФО

Мартиролог

2013 год. Совещание в полпредстве с участием приехавшего министра транспорта РФ. Аккредитованных журналистов буквально через десять минут после начала совещания выдворяют, не давая даже прослушать трансляцию в холле – без извинений и объяснения причин. Журналисты на этот факт цензуры, неуважения к своему цеху никак не реагируют, утверждая, что это обычная практика в полпредстве.

2013 год. Казачья газета на своих страницах называет журналиста другого издания, посмевшего покритиковать казачество - «иудин отпрыск», «безумная баба» и т. д. И снова — никакой реакции из «ведомства Балдицына». Зато журналист оказался человеком волевым и принципиальным — через суды наказал рублем и дремучего автора, и допустившего его на газетные страницы редактора, видно, не заглядывавшего в Закон «О СМИ».

2014 год. Убийство 66-летнего редактора газеты «Сель-Совет» Николая Потапова. Он печатал свою газету на принтере и развозил тираж на своей старенькой «Оке» по почтовым ящикам. В ней рассказывал о злоупотреблениях местной власти и о своей борьбе с коррупцией. Суд над киллерами (заказчика убийства и не искали) освещала только «Открытая газета».

2015 год. Съемочную бригаду ГТРК «Ставрополье», ведущую репортаж о незаконной добыче в карьере, закидали камнями, забрали ключи от служебной машины, вынудили отдать кассету с записью.

2016 год. В дом журналистки Елены Сусловой в Ессентуках брошена бутылка с зажигательной смесью. Обгорело крыльцо и фасад дома. В доме, кроме нее, были престарелые родители, несовершеннолетний сын. Дело закрыто за невозможностью установить поджигателей.

2017 год. Нападение на известного российского блогера Илью Варламова, его облили зеленкой, повредили ему глаза, разбили машину. Бандиты (среди которых был депутат краевой думы) отделались штрафом.

2018 год. Избиение в центре Ставрополя журналиста «Открытой» Антона Чаблина. Изъятие тиража газеты «Благодарненские вести» со статьей о пенсионной реформе.

Комментарий

Вместо сердца – желудок, вместо совести – барабан

Журналист с безупречной репутацией Ольга Васильева нашла правильные слова о полной деградации ставропольской журналистики, слиянии ее с властной верхушкой.

Считаю себя вправе высказать и свое мнение по этому поводу. Именно потому, что я воочию, своими глазами  видела – как варят свое «варево» краевые журналисты. В статье «Потемкинские деревни министра Силюковой» (№14 от 15 апреля 2015 года)  я описывала, как к нам в поселок Нежинский Предгорного района приехал автобус журналистского «бомонда» Ставрополья, в том числе и телекомпании.

Никогда наш богом забытый поселок не удостаивался такого  внимания  СМИ – и вдруг это нашествие. Причина выяснилась быстро: все эти «пиар-асы» приехали для того, чтобы лживой, искусственно созданной картинкой прикрыть делишки зам. министра ЖКХ Ольги Силюковой.

А делишки эти, между прочим, тянут на уголовную статью: в краевую программу по капремонту были включены самые новые дома поселка с подделкой документов, а старые, с протекающими крышами, остались «за бортом»  программы.

И вся эта журналистская «гоп-бригада» пыталась найти безопасное место для съемок, чтобы сляпать красивую  картинку под заказ министерства, потому что возмущенные  жители поселка требовали «показать  правду».

В итоге было решено найти «тихую гавань» в нашем доме, у председателя нашего ТСЖ Ольги Рудаковой (к слову, члена союза журналистов), которая руководила аферой по капремонту в нашем доме, самом новом в поселке: дом был «состарен» по документам  на 40 лет и включен в программу по установке шатровых крыш, хотя шатровая крыша на нашем доме  и так была. Пять с лишним  миллионов распилили  не морщась, и ведь не подавился никто.

Все это было сообщено представителям ставропольских СМИ, но они бодрым шагом  все-таки двинулись в подъезд, заказ-то надо отрабатывать! Я пошла вслед за ними, но эти «засланцы» перегородили мне дорогу, не давая войти В МОЙ ДОМ!

Это ж сколько надо было взять за заказ, чтобы настолько охаметь? И пусть меня кто-то попробует убедить, что этот эпизод был случайностью. Напротив – именно такое поведение и стало нормой!

Есть и другой пример – главред «Ставропольских ведомостей» Александр Емцов написал очередную оду СГРЦ, которая занимается абсолютно незаконной деятельностью.

Прикол в том, что безграмотный главред воспевает именно вот эту самую незаконную деятельность! И начисления СГРЦ производит, и расчеты-то с ресурсниками ведет, и квитанции рассылает, и законодательство разъясняет, и т. д., и т.п.

Но есть четкая позиция Верховного суда: если юрлицо собирает платежи по поручению других лиц,  то оно должно работать по закону 103 ФЗ о финансовых агентах, но при этом оно не может вести никакие другие виды деятельности!

Конечно, эта незаконная деятельность крышуется «профсоюзом» силовиков и власти, но журналистика не должна так терять лицо, открыто воспевая беззаконие!

Нанизывая  дурно пахнущие серебреники на журналистское перо, подменив неравнодушние сердца бездонным  желудком, выдавая барабанный треск за голос истины, такие горе-журналисты предают и позорят свою профессию.

Раиса АБРАМОВА,
руководитель краевого
общественного движения
«Народная инспекция»
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Людмила (не проверено)
Аватар пользователя Людмила

Очень смело,молодец,сейчас начнут "есть" за свое мнение,привыкли слушать одни дифирамбы.

Добавить комментарий