Поиск на сайте

 

 

В рядах «Исламского государства» осталось воевать не более ста ставропольцев. Много это или мало?

 

Признание о числе воюющих в Сирии сделал во время ток-шоу на краевом телевидении вице-премьер правительства Ставрополья, бывший заместитель начальника УФСБ Юрий Скворцов.

По его словам, по запросу аппарата полпреда специалисты правительства нарисовали коллективный «портрет» молодого человека, который уезжает в Сирию, чтобы воевать на стороне «Исламского государства» (запрещено в России как террористическая организация). Как правило, они из неблагополучных, неполных, пьющих семей.

Хотя порой важнее даже не семейный, сколько «внешний» фактор, признается Скворцов: молодежь подвергается мощному информационному воздействию через Интернет или исламских проповедников.

Чиновник особо подчеркнул, что сейчас в отношении всех ставропольских ребят, воюющих в Сирии, уже возбуждены уголовные дела. Когда они вернутся обратно, то будут обязательно задержаны, пригрозил вице-премьер. Может, не стоит всех стричь под одну гребенку, а необходим столь же избирательный, сугубо личностный подход, какой демонстрируют и пропагандисты?!

Пожалуй, самый яркий пример – это история бывшего студента Ставропольского государственного медицинского университета (СтГМУ) 21-летнего Мавлуда Керимова. Его родители – сотрудники МВД: отец служит в конвойной роте, а мать – полицейский психолог.

Причем, как они сами признаются, семья никогда не была набожной, да и сам Керимов не проявлял явного интереса к религии. Кто же убедил его уехать в Сирию, разорвав привычные социальные связи, отказавшись от образования и успешной карьеры?! Увы, этот вопрос пока без ответа...

Керимова задержали уже в Турции, когда он собирался перебраться оттуда в Сирию, его депортировали обратно в Россию. Некоторое время он даже продолжал обучение, затем было уголовное дело, суд и необычайно жесткий приговор – шесть лет колонии общего режима.

Юрий Скворцов подчеркнул, что Ставрополье выглядит наиболее благополучным регионом среди соседних республик Северного Кавказа. Так, по словам вице-премьера, из Дагестана в рядах «Исламского государства» сражается около полутора тысяч молодых людей, из Чечни – от 500 до 600, из Кабардино-Балкарии – триста, из Карачаево-Черкесии – двести.

Правда, цифры, приведенные Юрием Скворцовым, намного больше тех, что называют официальные лица соседних республик. Так, заместитель министра внутренних дел Кабардино-Балкарии Казбек Татуев говорит, что в Сирии и Ираке воюет 130 выходцев из республики.

Министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов объявил о более чем 900 уехавших из этого региона на «джихад». Глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров недавно заявлял о почти сотне воевавших в Сирии (впрочем, по словам политика, многие уже вернулись домой), а Рамзан Кадыров говорит о двух сотнях чеченцев, воюющих в рядах «Исламского государства».

И на этом фоне то, что из Ставропольского края (региона, где доля исламских этносов в населении составляет менее 10%) на сирийский «джихад» уехало более сотни ребят, вряд ли можно назвать успехом спецслужб и правительства. Тем более что это не просто безликая статистика, а сотня загубленных, заблудших душ.

 
Сергей ЕВСЕЕВ
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий