Поиск на сайте

 

 

Первое заседание Общественного совета Северо-Кавказского федерального округа породило разочарование и недоумение

 

По-тихому и быстро
В конце мая Дмитрий Медведев встретился с членами президентского Совета по правам человека и представителями общественных организаций. Итогом встречи стало поручение Александру Хлопонину: сформировать Общественный совет СКФО.
Изобретать велосипед не пришлось: совет укомплектовали по уже отработанному на уровне Федерации и в других регионах сценарию. Состоит он из 42 человек (по 14 представителей выдвинули Общественная палата РФ, полпредство и регионы, входящие в округ). В последнем случае, по официальным данным, призыв производился с учетом «национального состава территорий». 
Собрали совет по-тихому и быстро, поставив ту самую широкую общественность уже перед фактом: вот, мол, список, ознакомьтесь.
Александр Хлопонин, открывая первое заседание, заявил: «Мы привлекли наиболее авторитетных, общественно активных граждан, независимых в оценках, суждениях! И людей, способных предлагать конкретные конструктивные предложения по самым насущным проблемам».
Однако людей независимых в оценках, суждениях,   чьи имена на слуху, в совете раз-два и обчелся. К их числу можно отнести председателя Московской Хельсинкской группы Людмилу Алексееву, председателя благотворительной организации помощи беженцам «Гражданское содействие» Светлану Ганушкину, руководителя рабочей группы Общественной палаты РФ по вопросам Северного Кавказа, телеведущего Максима Шевченко и еще одного телеведущего, председателя комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе слова Николая Сванидзе.
Ставрополье в совете представляют шестеро: и.о. директора Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН, профессор СГУ Виктор Авксентьев; казачий атаман Минвод, депутат горсовета Олег Губенко; казачий атаман Степновского района, фермер Виктор Жигалкин; председатель общественной организации «Партия пенсионеров КМВ» Илья Илиади; зампред Общественного совета Пятигорска Валерий Арустамов и завкафедрой экологического, земельного и трудового права СГУ, профессор Элеонора Навасардова. Почти своими в совете можно считать архиепископа Ставропольского и Владикавказского Феофана и полпреда Дагестана в крае Абдуллу Омарова.

 

С широко закрытыми глазами
Первое заседание общественного совета состоялось на днях в Ессентуках в резиденции полпреда Александра Хлопонина. Судя по краткому пресс-релизу полпредства, на первой встрече члены совета «проявили обеспокоенность попытками разделить граждан РФ по этнической и религиозной принадлежности, а также интерпретировать уголовные преступления как межнациональные конфликты».
Имелись в виду недавние столкновения на национальной почве в Зеленокумске и антикавказские погромы, прокатившиеся по Москве, Питеру, Ростову и еще двум десяткам городов. Счет пострадавших идет на десятки. Такого разгула националистов Россия не знала давно.
По итогам заседания появилось «обращение ко всем людям доброй воли, которые дорожат соблюдением прав и свобод человека, которым небезразлично будущее России». 
Звучит серьезно, с претензией на глубокое осмысление ситуации, честность и универсальность выводов. Но это на первый взгляд - назвать истинные причины случившегося, растолковать власти, что именно беспредел верхов порождает и усиливает беспредел низов, у членов совета духу не хватило.
А ведь в подобных толкованиях случившегося как раз и нуждается вся российская власть, не исключая президента, на совещании в Рязани 16 декабря причину «беспорядков» увидевшего в том числе и в недоработках силовиков.
Не думаю, что глава государства не понимает, в чем дело. Но кто-то ведь должен вслух произнести правду, не дать заболтать проблему, опровергнуть версию того, что сама власть в произошедшем вроде как и ни при чем. Еще как при чем!
Так было и в Кущевской, и в Гусь-Хрустальном, где милиция и прокуратура не просто покрывали, а беспредельничали наперегонки с махровым криминалом. Так было в Москве, где футбольные фанаты поняли, что расследование убийства их товарища пытаются замять.
Да и сам расцвет в стране ультраправых сил, их поход прямиком на Кремль - следствие той же политической импотенции и продажности власти на всех уровнях, от Москвы до самого задвинутого ставропольского аула.
Почему в зеленокумском конфликте подвергшаяся нападению кавказцев девочка - Катя Чернова - обратилась за помощью не в милицию, а к казакам? Почему уже на следующий день отпустили задержанных по факту попытки изнасилования Кати? Почему вопреки обстоятельствам не возбудили уголовные дела в отношении группы лиц, что утяжеляет наказание, ограничившись «индивидуальными» статьями УК?.. 
Вот о чем надо было говорить с полпредом, просить его позицию совета донести до премьера и президента. Вместо этого лишь барабанный бой: «Заявляем о необходимости открытого и объективного расследования совершенных преступлений». 
Никаких попыток, даже намерений взять расследование под собственный контроль, потребовать от власти публичного отчета, предложить собственную программу действий. Контролировать власть в кабинетах самой власти - ноша, видно, неподъемная.

 

А гаечки - до упора!
Зато весьма креативный подход использовали члены совета в национальных и конфессиональных вопросах. Так, в обращении говорится: «СМИ, подчеркивающие этническую и религиозную принадлежность подозреваемого в совершении преступления, фактически содействуют разжиганию (выделено нами – Авт.)этнической и религиозной ненависти, разделению граждан, подрыву конституционных основ государства».
Не круто ли взяли, господа общественники?! Может, вообще запретить упоминание этносов и религий, а кто ослушается - заткнуть рот, растоптать, закрыть, разорить?!
Бесспорно, национальная и конфессиональная трактовка событий (а по криминальным поводам особенно) требует от журналиста предельной корректности, в чем, собственно, и заключается его профессионализм, ответственность перед читателем. Но заведомо загонять СМИ за колючую проволоку, в такой демонстративной и беспардонной манере диктовать журналистам, что и как им писать, - верх цинизма. 
Но совсем иные, подчеркнуто уважительные и партнерские интонации звучат в той части обращения, которая адресована органам правопорядка. Тут от праведного гнева и следа не осталось: примите, мол, к сведению, господа правоохранители.
Ход весьма дальновидный - с властью надо дружить, и набрасываться на нее, а уж тем более так необузданно, как на журналистов, ни-ни! Непонятно только, как это могли подписать правозащитники со стажем Алексеева и Ганушкина. 
Короче, вот он, запал долгожданного общественного совета, первое заседание которого продемонстрировало его суть по вопросу далеко не рядовому. Короче, еще раз озвучили точку зрения власти - во всем виноваты журналисты. Они, мол, замутили воду вокруг вырубки Химкинского леса и событий в Зеленокумске, они клевещут на «честных» чиновников, то и дело вытаскивают на свет из потаенных углов «жареные» факты мошенничества государственных лиц.
Их, нарушителей спокойствия, массовой дремы и всеобщего благоденствия, и показательно будет выстегать, выказав расположение полпреду. Для того собирались? 

 

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ

 

читатель27 декабря 2010, 14:49

 
 
 
 

Ни для кого не секрет, что собрали ещё одну компанию по формуле "поговорили и разошлись по домам". И как это принято в самой богатой стране мира - эти "посиделки", как всегда, оплачивает простой человек-работяга из своего дырявого кармана...Когда ж они все наговорятся?..

Дед25 декабря 2010, 13:57
 
 
 
 

От комиссии боящейся называть вещи своими именами ждать помощи народу не приходится! Жаль пустой звон.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий