Поиск на сайте

 

 

Приставка «город-курорт» очень мешает муниципальным властям распоряжаться ресурсами КМВ самовластно

 

Что самое ценное в наших курортах? Уберем минеральную воду и попросим  кого-нибудь приехать в регион КМВ. Кто поедет? И главное - зачем? Нюхать выхлопные газы,  вместо свежей листвы деревьев любоваться  стеклянно-бетонными новостроями?  Надо реально понимать, что основную ценность курортов представляет гидроминеральная база, и все усилия  властей для развития курорта должны быть направлены на ее сохранность и целостность. Сегодняшним же   муниципальным  властям  городов-курортов   минеральные источники даже мешают.
Создается впечатление, что  приставка «город-курорт» для муниципальных  властей лишняя. Она вяжет им руки и зашивает карманы.
Об этом сегодня мы разговариваем с Анатолием Бородичем  – руководителем Ставропольского регионального общественного движения «Эко-курорт КМВ».

 

- Анатолий Леонидович, самое главное и самое ценное у нас в регионе – это минеральные источники. Почему вы считаете, что сегодняшние муниципальные и краевые  начальники делают все, чтобы уничтожить главное богатство курорта?
-  В регионе имеется более 350 скважин, которым уже по 40-60 лет, их техническое состояние вызывает тревогу. По федеральному закону «О недрах»  минеральные источники  в России являются государственной собственностью, и раньше они эксплуатировались исключительно государственными структурами. 
Теперь же значительная и наиболее ценная их часть в пользовании частных структур. На ессентукском курорте в частные руки передан Ново-Благодарненский участок Ессентукского месторождения, где сосредоточено около 70% разведанных запасов минеральных вод.
В частные руки передано крупнейшее на Кавказских Минеральных Водах Нагутское месторождение минеральных вод (там уникальный  тип воды Боржомский, и запасов этой воды больше, чем в Грузии), Кумское, Змейское и Лысогорское месторождения, что в общей сложности составляет около 50% гидроминеральной базы.
Передача скважин и месторождений в частные руки ситуацию с техническим состоянием скважин только усугубляет.
В Кисловодске Березовское месторождение забрал Нарзанный завод. Кому он там сегодня принадлежит, какому-то московскому ООО?
На Березовском скважину  они уже забросили, а пробурили у себя на территории и ею пользуются. Они получили разрешение на изучение недр, и вот теперь изучают эти недра уже пять лет, уже и вторая пятилетка началась.
Так что, если количество отдыхающих в Кисловодске возрастет, воды для них попросту не хватит.  А контроля  и учета никакого за расходованием воды нет.
- Возможно ли вообще  проводить учет выбираемой из скважины воды?
-  Когда я работал, на каждой скважине поставил видеокамеру, которая была направлена  прямо на счетчик. Все врезки, которые были до этого счетчика-водомера, убрали. И пожалуйста, все можно на экране монитора проверить. Любая контролирующая организация – приходи и смотри. А теперь что с этими счетчиками?
На самом деле, вести учет отпускаемых ресурсов  очень важно  – и дело не только в уплачиваемых за отпуск воды налогах. Важно знать о резервах и состоянии лечебных ресурсов. Например, на озере  Тамбукан   отпуск грязи ведется ковшом экскаватора – не правда ли, очень точные расчеты? И это в XXI веке!  Создается впечатление, что это  просто никому  не нужно,  а есть желание   только  урвать побольше, да  налогов поменьше при этом  заплатить.
- Что еще, кроме абсолютного учета, может исправить ситуацию?
- За границей в природоохранных зонах вообще ничего не выращивают, никакой сельхозпродукции, делают все для сохранения  благоприятных природных условий. А у нас, несмотря на то, что  был принят ряд природоохранных решений по региону КМВ,      наметился отход от  курортного направления  развития региона. Нагрузка на лечебную территорию из года в год возрастает, и нагрузка эта не за счет увеличения числа отдыхающих. Так, в уникальном Кисловодском лечебном парке, в первой зоне горно-санитарной охраны минеральных вод просто тиражируются   кафе и рестораны.
По сути, весь этот незаконный промысел  существует не без ведома администраций Кисловодска, Кавказских Минеральных Вод и края. В курортной зоне, первой природоохранной зоне Ессентукского месторождения появились офисные здания, банки, гостиницы, рестораны, жилые дома, транспортные парковки и другие  коммерческие объекты. С ведома администрации Пятигорска начался снос деревьев и кустарников на  горе Машук, расчищают место под коттеджное строительство.
Сегодня минеральные источники  держатся только за счет  того, что  стало меньше людей приезжать на курорты, уменьшился водоотбор.  А как только увеличится отток воды, всю  городскую грязь  в эти водоносные горизонты сразу же и засосет. Вот, например, самый известный кисловодский источник «Нарзан» для питья уже не используется. Сейчас  он пригоден  только после санации и  только для бальнеолечения (ванн).
Для питьевого лечения используют уже другие скважины. Ситуация  со скважинами в городах неблагоприятная.
- Строят туалеты рядом с источниками, как, например, в Ессентуках?
- Прежде чем говорить  о варварском строительстве, нужно поговорить и о миграции.  Хотим того или нет, но мы должны просчитывать нагрузку на территорию. Сколько здесь топчется людей, сколько  топчется животных? Сколько находится пастбищ? Сколько будет сенокосов, пашни и т.д.?  Ведь чем больше людей в регионе, тем больше нужно для них  рабочих мест.   А это  рост производств, энергоресурсов,  транспорта,  мусора и т.д. Все взаимосвязано.
- Но ведь многие сельхозпредприятия уже давно не работают… Казалось бы, и нагрузка на сельскохозяйственные земли меньше должна быть.
-  А вы знаете, что сегодня в частных подворьях больше скота содержится, чем в советские времена в колхозах и совхозах? Взять хотя бы крупнейшие в стране птичники в природоохранных зонах.  Прежде чем попасть на утилизацию, птичий помет, являющийся, помимо прочего, разносчиком болезней, опасных как для птиц, так и для человека, проделывает путь в десятки километров по дорогам общего пользования, в том числе и федеральным.
Возьмем для сравнения жизнедеятельность одного человека: естественных отходов - до 0,5 кг в сутки. А  от одной курицы – 150 граммов. Скажете, подумаешь, птичка накакала… Ведь все поддается сравнению. Вот в Ессентуках, например, 100 тысяч населения города, умножьте-ка - и получится 50 тонн отходов.  А вот численность птицы на этих птицефабриках – до миллиона. Произведите те же вычислительные действия – получится 150 тонн отходов.
Но и это еще не все. Теперь представьте, что в Ессентуках нет канализационного коллектора, и все эти канализационные отходы возят автотранспортом на очистные сооружения, что на окраине  Пятигорска, в Константиновке. По всем курортам проехались… Что от курортов останется? А вот с птичников, представьте себе, возят именно автотранспортом.
- Но ведь пятигорчане, особенно жители Константиновки,  почти стонут от того,  что эти очистные сооружения уже давно перегружены…
- В свое время при реконструкции очистных сооружений было затрачено «старыми» деньгами  около 4 млн. долларов. Сюда поступали все канализационные стоки из городов КМВ, стоки из Учкекена, Мирного, Кисловодска, Предгорного района, Ессентуков, Пятигорска. Тогда же была канализована вся западная часть Предгорного района,  весь Белый Уголь, левобережный район Подкумка. По канализационным коллекторам все канализационные стоки поступают на Пятигорские очистные сооружения.
Сегодня они с этими объемами  уже не справляются и не очищают воду до той кондиции, до которой положено.
Второй у нас комплекс очистных сооружений – минераловодский. Туда свои  канализационные стоки направляют Железноводск, Минеральные Воды и прилегающие к ним поселки. Там ситуация еще острее, чем в Пятигорске. А Лермонтовские очистные сооружения вообще практически выведены из строя.
Вот на что нужно искать инвесторов, а не строить головокружительные   проекты.
-  Как резюме под этой канализационной темой – инфраструктура всех наших курортных городов уже давно не соответствует положенным нормам. А  население на КМВ  продолжает прибывать.
-  Это если мы касаемся естественных отходов. А ведь есть еще и другие аспекты. Застройка рек  имеет не совсем хорошие последствия. Когда на реку давят, она в один прекрасный момент может взорваться.  Возьмем, к примеру, 2002 год. После паводка сколько  коттеджных домов по берегу Подкумка просто снесло! Река мигрирующая, она ушла в сторону на 150 метров и все смыла. В Ессентуках река Бугунта течет… Никто правил застройки не соблюдал, все, что на пути попалось, снесло.
- Для Бугунты строится сейчас специальный бетонный лоток. Надеюсь,  после завершения строительства  паводок будет уже не опасен?
- Думаю, нужно ожидать худшего. Кто умудрился дать разрешение на строительство этого лотка?  Урок Тырныауза  2000-го нашими градоначальниками не усвоен. Такой же бетонный короб разогнал там водогрязевой поток,  он захлестнул даже четвертые этажи зданий и уничтожил левобережную часть города.  
Любая река – это ведь  не просто поток воды, а живой организм, который имеет свое естественное течение. Какая-то часть воды течет вверху, а   основная течет по  подземному руслу. И река  выбирает себе русло там, где ей удобнее.
Кто делал такой проект, кто его согласовывал? Проводилась ли и кем государственная экологическая экспертиза   проекта? Очень бы хотелось знать! Ну и потом, какая жизнь возможна в реке, заключенной в бетонную коробку?
- Вы предлагаете для реки Бугунты какую-то альтернативу?
 - После паводка 70-х годов Пятигорским проектным институтом «Севкавгипроводхоз»  рассматривались все варианты  защиты города Ессентуки от водной стихии Бугунты. Вариант бетонного желоба был сразу исключен как разгоняющий поток. Было запроектировано и начато строительство регулирующего водохранилища.
В трех километрах  выше по течению была отсыпана плотина, которая и ныне стоит без шлюзовой части. Достройка водохранилища обошлась бы на порядок дешевле бетонного лотка. Более того, горожане получили бы замечательную зону отдыха с зеркалом около 6 кв.км.
Существует целый ряд федеральных и краевых законов  о сохранении курортов. Но всем почему-то на курорты наплевать. Властные структуры сегодня пытаются все эти законы забыть и забросить.
Разговор о сохранности курортов надо, безусловно, продолжать. Рассмотреть влияние на окружающую среду новых постсоветских промышленных предприятий в курортном регионе, поговорить о создании в охранных зонах  карьеров по добыче гравия. Но об этом уже в следующий раз.

 

Беседовала
Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий