Поиск на сайте

 

 

Что за мотив у руководства невинномысской роты ДПС предавать своих сотрудников, дорогой ценой предотвративших трагедию на дороге?

 

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! Вот уже несколько месяцев вы пишете о нездоровой обстановке в нашей городской полиции. Каждый номер все ее сотрудники читают не отрываясь, потому что все в ваших публикациях чистая правда, хотя и не вся, – это лишь верхушка айсберга.
Вы правильно пишете: одних сотрудников начальство прикрывает даже в тех случаях, когда налицо совершенное ими правонарушение, а то и преступление, других гнобят без всякой причины и повода, хотя люди честно исполняют свой долг и не прогибаются перед руководством, которое изводит пустячными придирками, хамством, административным давлением...
Конечно, полиция – часть нашего больного общества, которое живет по праву силы, а перед ним отступают и Мораль, и Закон. Но ведь так без конца продолжаться не может! Граждане и страна долго такое не выдержат. Поэтому с новой надеждой и воодушевлением прочитали мы в прошлом номере «Открытой» слова начальника краевой полиции генерал-лейтенанта Александра Олдака: «Никакого недостойного отношения начальства к подчиненным быть не должно! Руководитель должен находить общий язык с подчиненными!»
Очень хочется верить, что эта установка Александра Григорьевича дойдет до каждого руководителя на местах! Пока же зачастую всё происходит с точностью до наоборот. В подтверждение хотим со страниц «Открытой» привлечь внимание руководства краевого ГУ МВД к ситуации, в которой мы, инспекторы ДПС, оказались в качестве пострадавшей стороны, причем именно по вине руководства невинномысской отдельной роты ДПС. Судите сами.
Итак, 20 июня около восьми вечера мы оба на патрульной машине «Ниссан» заступили на дежурство на федеральной трассе «Кавказ». Обследовали весь маршрут патрулирования (около 50 километров), доложили в дежурную часть и решили нести службу на 212-м километре, около выезда из села Заветного (почти на границе Кочубеевского района и Краснодарского края).
Около полуночи возле нас притормозили две машины, водители которых рассказали, что увидели спящего за рулем водителя «шестерки», которая движется в сторону Невинки. Вскоре эта машина показалась на дороге, и мы поняли, что машина действительно неуправляема, она виляла из стороны в сторону, постоянно оказываясь на встречке, и можно было диву даться, как она еще не столкнулась на трассе с транспортом...
Мы включили проблесковые маячки и звуковую сигнализацию, а инспектор Лысанев попытался остановить водителя при помощи светящегося жезла и свистка. Шофер «шестерки» будто и не заметил инспекторов и зигзагами проехал мимо. Мы начали преследовать нарушителя.
Поравнявшись с «шестеркой», мы увидели изумившую даже нас картину: обняв руль обеими руками, на нем спал водитель, не поднимавший головы. Еще более поразило то, что рядом безучастно сидела женщина средних лет, не пытавшаяся растормошить уснувшего в водительском кресле человека. Мы догадались, что и водитель, и пассажирка (как потом оказалось, жена уснувшего на руле шофера) находятся, скорее всего, в алкогольной прострации. И потому начали действовать решительно: включили мигалку и сирену, в громкоговоритель потребовали от водителя принять вправо и остановиться. Услышав сирену, водитель резко очнулся, протер рукой глаза и, не тормозя, полетел дальше, успев на секунду высунуться из окна и обложить инспекторов матом.
Дело принимало серьезный оборот: авария по вине явно пьяного водителя на оживленной трассе будет неизбежной, надо немедленно его остановить. Но, пытаясь оторваться от преследования, стал таранить наш «Ниссан», бросая свою «шестерку» резко влево. Так мы домчали до участка дороги, где нет отбойного бруса, разделяющего встречные полосы. Шофер резко крутанул влево, попытавшись уйти от погони по встречке.
Ситуация стала крайне опасной. Мы мигом оценили ситуацию и, вырвавшись вперед, подрезали его, вернув на «свою» полосу. Но водитель словно обезумел, не тормозя, даже наращивая скорость, прорывался к Невинномысску. Впереди мы увидели «КамАЗ» с прицепом, рванули к нему и попросили водителя плавно притормозить в правой полосе, перекрыв путь пьяному шоферу.
Грузовик встал на правой полосе, а мы на патрульной машине перекрыли левую. Издали завидев наш маневр, водитель «шестерки» дал по тормозам и остановился метрах в 250 от преграды. Мы уже было облегченно вздохнули, как вдруг обезбашенный шофер нажал на газ, набирая все большую скорость, и протаранил наш патрульный «Ниссан».
Все произошло стремительно: нашу машину прокрутило на трассе несколько раз и с огромной силой «впечатало» в стальной отбойник, а протаранившая нас «шестерка» вылетела в кювет. Mы оба потеряли сознание и очнулись, когда уже подоспевшие водители доставали нас из искореженного «Ниссана». Перед глазами яркие огни, дым от сгоревшего радиатора, много суетящихся вокруг нас людей... Рядом бешено матерился протаранивший машину ДПС водитель: «Вы не знаете, с кем связались. Да я вас всех, мать вашу!..» Поведение негодяя так возмутило собравшихся вокруг водителей, что те кулаками начали урезонивать дебошира. От самосуда пьяного спасло только прибытие двух нарядов дорожно-постовой службы.
Прибывшему на место происшествия дознавателю ГИБДД дорожный дебошир, которым оказался 54-летний Толик Оганян, заплетающимся языком пытался дать «пояснение»: «Я не стал останавливать автомобиль, так как не захотел останавливать... Считаю, что если я не хотел останавливаться, то сотрудники ГИБДД не имели человеческого права меня останавливать...» Вдрызг пьяная семейная пара возвращалась от родственников из села Заветного. На семейном застолье и счет не вели выпитой чаче, потом, как водится, с родней поругались и решили в ночь ехать домой.
Приехавшая «скорая» доставила нас вместе с дорожным хулиганом в горбольницу Невинномысска. В больнице нам поставили следующие диагнозы: контузия головного мозга с кровоизлиянием, ушибленные раны головы, ушибы грудной клетки, сочетанные травмы.
У Оганяна взяли кровь на пробу: концентрация алкоголя оказалась больше 1,8 – это почти алкогольная кома. Задержав его, мы, возможно, спасли жизнь не только ему, но и тем, кто попался бы на дороге невменяемому от алкоголя преступнику. Хулигана положили в соседнюю палату, где у него, по-видимому, началась «белая горячка»: всю ночь он выл, скулил, плакал, а наутро в одних трусах сбежал из хирургического отделения.
Недавно на одной из улиц Невинномысска произошел инцидент: молодой парень задремал за рулем и задел стоявшую на обочине патрульную машину. Следующее утро он уже встречал в камере административного задержания (КАЗ). Протрезвев, просил его простить, клялся, что не виноват, все произошло случайно...
В случае с Оганяном всё, казалось бы, очевидно: есть признание дорожного хулигана, имеются еще и многочисленные свидетельства очевидцев на трассе, есть запись с видеорегистратора на нашем «Ниссане», фото, которые делали оказывавшие нам помощь водители... Все бесспорно свидетельствует о том, что пьяный водитель сознательно совершил нападение на патрульную машину ГИБДД. Мы еще в рубашке родились, что в такой страшной аварии остались живы и отделались контузиями.
Короче, Оганян должен уже давно находиться в СИЗО. Но он на свободе. Почему? Этому нет здравого объяснения. Но совсем уж цинично то, что виновными в дорожном инциденте пытаются сделать нас. И кто?! Наше начальство, руководители полиции. Причем с ходу, сразу. Наутро после аварии к нам в палату, где мы находились в довольно тяжелом состоянии, приехали сотрудники аппарата краевого управления ГИБДД, которые начали нас опрашивать, не только не справившись о нашем здоровье, но даже не представившись. Они не сочли нужным сообщить свои имена и должности.
Их интересовало отнюдь не наше здоровье, а состояние патрульного «Ниссана». Нам стали задавать недвусмысленные вопросы: мол, а не вы ли могли спровоцировать Оганяна на неадекватные действия, всё ли сделали-де, чтобы предотвратить таран? Мы были потрясены таким «подходом»: как мы, сотрудники ДПС, могли «спровоцировать» в стельку пьяного, уснувшего за рулем преступника?!
Может, должны были закрыть глаза на неуправляемую машину на оживленной трассе? Или пропустить мимо ушей эту информацию, о которой сообщили подъехавшие к нам водители? Какого ответа от нас ждали? Почему вели себя с нами так, как будто за рулем были пьяны мы, а Оганян нас «застукал»?
Пока мы находились в больнице (а это три недели), никто из командования нашей роты нас ни разу не навестил, даже не поздравил с Днем ГАИ, который отмечается третьего июля. Осадок от всего этого остался омерзительный.
После того, как мы выписались из больницы, то поняли со всей очевидностью: историю с нападением пьяного водителя на патрульную машину и.о. командира нашей роты майор Олег Хрыкин предавать огласке, а значит, и защищать нас не хочет, потому что боится последствий по службе лично для себя.
Удивленные таким поведением своего руководства, мы сами обратились в Невинномысский следственный отдел. Заместитель руководителя отдела Мартин Даниелян крайне удивился, что ему даже не сообщили из ГИБДД о произошедшем на дороге, ведь налицо факт нападения водителя на полицейских, а это чистая «уголовка»!
Даниелян нас внимательно выслушал и дал ход доследственной проверке. Сейчас нашим делом занимается следователь Сергей Попенко, который уже разыскал свидетелей ночной аварии, причем даже за пределами Ставропольского края. Несколько раз направлял дознаватель повестки и Толику Оганяну, но тот повестки игнорирует.
Вот и получается, что прониклись нашей бедой только в другом силовом ведомстве. А наши командиры в этой ситуации, видимо, рассудили: лучше хода делу не давать, а то как бы чего не вышло. А может, собака глубже зарыта и искать нужно какие-то другие причины? Но нам ли расследовать «причины», лежащие за пределами нашей службы, наших прямых обязанностей!
Мы-то честно выполнили свой долг, едва не поплатились жизнями, а руководство невинномысской отдельной роты ДПС, вместо благодарности, проявляет к нам оскорбительное равнодушие и, по существу, скрыло факт преступления: нападение на сотрудников ДПС.
И какие чувства в подобных случаях должны испытывать рядовые сотрудники полиции? Какое отношение к службе у них вырабатывают такие руководители силовых подразделений? И чего ждать от них дальше? Кто ответит?

 
 
Левон ХАЛАТЯН,
инспектор ДПС,
капитан полиции,
Дмитрий ЛЫСАНЁВ,
инспектор ДПС, старший лейтенант полиции



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий