Поиск на сайте

 

Почему в России «матом не ругаются - матом разговаривают» едва ли не все слои населения?

Обсудим?!

Ранее «Зачетка» начала разговор о нецензурной лексике, которая все увереннее легализуется в  речи, а значит, и в жизни. Чем чревата такая ситуация и как ей противостоять – об этом и многом другом размышляет Владимир ЛЫЧАГИН (на снимке), заслуженный работник культуры, директор некоммерческого Литературного фонда имени В.И. Слядневой, культуролог.

- Старинная русская пословица гласит: хорошую речь хорошо и слушать. Однако сегодня все реже удается услышать «хорошую речь» - чистую от слов-паразитов и бранных выражений. С телеэкранов, книжных страниц, с эстрады, даже с театральных подмостков несутся маты. И никто не возражает. СМИ, от районных до федеральных, как воды в рот набрали. Что, так и надо?

- Меня глубоко возмущает терпимое отношение к матерной лексике, я обеими руками за хорошую речь. Ставропольская краевая библиотека для молодежи, поднявшая тему «нецензурщины», и «Открытая» газета, которая последовательно ведет ее, затеяли важный разговор о культуре общения.

 Соотношение нормативной и ненормативной лексики сегодня нарушено, результатом стала поистине гремучая словесная смесь, на которой говорит и стар и млад.

Ситуация требует осмысления, подключиться к дискуссии должна не только общественность, молодежь, но и узкие специалисты - филологи, социологи, психологи, библиотекари, педагоги... В общем - мыслящая часть общества.

Кстати, в истории ставропольской журналистики была талантливая попытка ныне покойного журналиста Евгения Панаско внести некоторую филологическую ясность в запутанную тему русского мата.

К его статье о мате «Жги глаголом, дорогой, жги сильней!», остроумной, местами смешной, но в действительности грустной, которую сам автор в шутку назвал «защитительной речью», стоило бы сегодня вернуться.

- Лингвисты считают, что значительная часть бранных слов имеет именно славянские корни.

- Должен развеять миф, что славяне – главные в мире матершинники. По количеству бранных выражений в языке лидируют… англичане. Впрочем, шуточное выражение «Мы матом не ругаемся, мы им разговариваем» больше подходит все же к нам, россиянам.

А корни у запретных слов действительно древние. Первые «перлы» такого рода замечены еще в берестяных грамотах двенадцатого века.

Можно найти их и в более поздних сказках Александра Афанасьева, известного собирателя фольклора, и в виршах Ивана Баркова, русского поэта, автора эротических, «срамных од», переводчика Академии наук, ученика Михаила Ломоносова.

- Старинные русские частушки тоже часто были «срамными».

- Да, но для них было четко определено время и место. Никогда такие «произведения» не выносились на широкую аудиторию. Книги, где встречалась запрещенная лексика, читались потаенно, а частушки пелись, скажем, в Духов день или на свадьбах. Там никогда не было детей.

Всё, что относится к верхней, «сердечной» части человека, оставлялось для повседневного общения, а лексику, скажем так, нижней части табуировали. Чтобы человек жил более или менее спокойно, не зацикливался на проблемах «нижнего порядка» (инстинкты всегда трудноуправляемы).

Табу со временем усложнялось, конкретизировалось и приобретало юридические основания. Если вспомнить образцы древней культуры, начиная от индусской культуры с ее храмами, украшенными барельефами на тему половой жизни, Камасутру и ненормативную литературу античности (например Апулея), эта часть культуры все время переосмысливалась и корректировалась.

Сегодня Апулея мы читаем в уже вычищенном, отредактированном виде. Со временем «образцы» табуированной лексики уходили из литературных произведений. И, что особо важно, они никогда не были доминирующими, никогда не становились главными.

- Есть мнение, что в первоначальном значении многие из бранных слов некогда имели сакральный смысл. Это так?

- Действительно, при правильном употреблении некоторые слова «нижнего порядка» служили для древнего человека оберегом от злых сил, помогали во время сражений восстановить энергетический баланс.

К примеру, общеизвестное определение женского детородного органа происходило от слова, в котором изменена одна-единственная буква. Оно означало «дарующая жизнь». Однако со временем исказилось не только звучание, но и суть этого и других сакральных понятий.

- Из университетского курса, который нам, студентам-журналистам Ленинградского госуниверситета, читали прекрасные профессора, помню: роман времен Возрождения «Гаргантюа и Пантагрюэль» Рабле в подлиннике был насквозь пронизан ненормативной лексикой. Таким образом выражался протест против пуританской власти церкви и общества.

Считается, что подобные периоды случались во все эпохи.  Не значит ли это, что накат нецензурщины сегодня связан с напряженностью в обществе, усилением протестных настроений?

- Я не философ, но могу предположить, что мат, как нашествие саранчи, - порождение времени. Например, истоки расцвета срамословия в современной России - это, во-первых, «беспредел свободы» девяностых, а во-вторых – сегодняшний беспредел коррупции, отсутствие внятной жизненной цели.

К этим проблемам особенно чувствительна молодежь. Поэтому столько матерных выражений в музыке улиц - рэпе. А помните, в постперестроечуню эпоху была группа «Сектор газа», тексты которой изобиловали матом? Вы знаете, что группа названа «в честь» самого экологически грязного района Воронежа - родного города солиста Юрия Хоя? Что это, если не бунт? А еще есть Баста, Шнур…

В стихах и песнях многих «протестных» исполнителей ненормативная лексика является частью ритма, рифмы и смысла. Почему? Да потому что это все те же резкие нонкомформистские настроения.

- При всей неприязни к ненормативной лексике умом понимаю, почему «бунтари» используют ее в своих текстах. Но как быть с тем, что матерная «культура» захватывает все общественные слои, проникает в семьи?

- У меня нет ответа. Но есть огромная тревога. В массовом употреблении «нижняя» лексика становится все более обыденной.

Недавно прочел в одной газете, что Вячеслав Володин, председатель Госдумы VII созыва,  попросил  депутатов перестать материться в своих блогах и соцсетях. Куда же боле?!

Еще пример. Как можно принять, что на видеохостинге YouTube ежедневно появляются «умилительные» клипы, когда ребенок двух-трех лет, едва начавший говорить, произносит матерные слова? И мама рядом с ним всенародно радуется этому факту. Мало того, сама отвечает малышу матом. Таких сюжетов я видел огромное множество.

Современная лексика - уличная, аудио-визуальная. Особенно усердствуют платные каналы, там такие образцы гуляют, можно ТАКОЕ услышать и увидеть, что страшно становится. Со всем этим надо что-то делать. Поскольку со стороны официальных органов нет никакой реакции, может, пришло время  бить тревогу снизу.

Беседовала
Тамара ДРУЖИНИНА,
кандидат филологических наук,
заслуженный
работник культуры РФ

Из первых уст

Жги глаголом, дорогой, жги сильней!

Из «защитительной речи в оправдание мата» ставропольского журналиста Евгения Панаско

...Для разговора на заданную тему найдем истинного авторитета. Певец России Николай Алексеевич Некрасов - подойдет? Классик, однако. Процитируем малоизвестное его стихотворение, экспромт, писанный на границе (при возвращении в Россию) и посланный одному из друзей.

 

Наконец из Кенигсберга
Я приблизился к стране,
Где не любят Гутенберга?
И находят вкус в говне...

 

Любовь и ненависть: это срослось давно и очень прочно... Не правда ли, это новый, долгий и тяжелый разговор. Мы его затевать не будем, хотя здесь тоже скрыт кусочек нашей тайны.

Мы «не любим Гутенберга», что можно перевести как общее бескультурье, подозрение к науке, логике, порядку. Мы «находим вкус в говне», то есть живем в грязи, в бардаке, в наплевизме. Мы живем на авось и как бы внутренне давно махнули рукой на себя, хотя не всегда в этом признаемся. Мы любим свою страну, одновременно ненавидя ее, как Некрасов.

Спокойное внутреннее отчаяние народа, парадоксально уживающееся с пофигистским оптимизмом, заключается в спокойном, обыденном, пошлом употреблении слов, бывших когда-то словами любви и словами приветствия, - в качестве грязных ругательств.

Выйдем ли мы когда-либо из этого состояния? Перестанем ли ругаться матом? Возможно. Но это будет нескоро. Наверное, только тогда, когда найдем в себе силы избрать достойное правительство, которое не будет нам врать и обирать народ, когда - самое главное - научимся работать, а не халтурить, когда станем жить своим умом и трудом, а не гоняться за чужими объедками, когда перестанем истерически искать врагов русского народа, а будем просто уважать и себя, и других.

Но это будем уже не мы, а другой народ. Он будет после нас. (Обидно как-то, если после нас будет еще хуже).

1998 г.

*Иоанн Гутенберг (1400-1468) - немецкий первопечатник, создатель первой типографии в Европе.


Наша справка:

Евгений Панаско (1946-2003) - писатель-фантаст, журналист, редактор и издатель. В Ставрополь переехал после окончания Ленинградского госуниверситета имени  Жданова. Работал в редакциях газет «Молодой ленинец», «Ставропольская правда», «Вечерний Ставрополь» и «Ставропольские губернские ведомости», в редакции издательства «Кавказская библиотека». Преподавал в Ставропольском государственном университете.




Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Без имени (не проверено)
Аватар пользователя Без имени

Самый лучший человек на свете. Пережил нескольких губернаторов и остался предан своему делу и своей профессии,не зависимо от того Козлов И.О. суда или другой человек. Всегда на позитиве и может помочь добрым словом и советом. Вот Вам и обдусмен Ставропольского края. Дай Бог здоровья!!!

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Вот таких статей нужно побольше, очень многое дают для расширения кругозора, и для ставропольцев, особенно в селах, это очень полезный материал, спасибо.Нам теперь только осталось добиться такого уровня жизни, чтобы мат не был выражением бессилия или возмущения, как происходит в наше время.

Добавить комментарий