Поиск на сайте

 

Промышленный райсуд Ставрополя поставил точку в трагической истории, тянувшейся три года: наказан директор магазина, где упавший шкаф изувечил маленького мальчика 

На страницах «Открытой» рассказывал об этой трагедии отец пострадавшего мальчика Евгений Евсеев (см.: «Да, жалок тот, в ком совесть нечиста!», №42 от 25 октября 2017 г.). 

В августе 2016 года на трехлетнего ребенка, который пришел с родителями в мебельный магазин «Мебель Молл СБС», рухнул тяжелый двустворчатый шкаф. Ребенок с открытой черепно-мозговой травмой впал в кому, у него начался отек мозга, ему была сделана экстренная операция… 

Мальчик выжил, но остался инвалидом: у него шрамы от операции на шее и на голове (пожизненное отсутствие волос), он отстает в развитии от сверстников, нарушена речь, эпилептические приступы... 

Евгений Евсеев в своем письме рассказывал, как измывались над семьей сотрудники Следственного управления УМВД по Ставрополю и Промышленного следственного отдела. 

Уголовное дело то возбуждали, то приостанавливали… в связи с невозможностью-де установить виновное лицо. 

Родители мальчика были уверены, что таким образом сотрудников «Мебель Молл СБС» попросту уводят от ответственности. Много месяцев Евсеевы писали жалобы в краевое Следственное управление и прокуратуру, указывая на грубейшие нарушения уголовно-процессуального закона. 

И лишь спустя год (!) расследование дела сдвинулось с мертвой точки. Еще год понадобился, чтобы дело наконец дошло до суда. 

Правда, при этом обвинение было чудным образом переквалифицировано со ст. 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью») на более мягкую ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей»). 

В итоге Промышленный райсуд полностью признал вину директора магазина «Мебель Молл СБС» (ее фамилия не сообщается). Она не проконтролировала безопасную установку витринного шкафа и не ограничила доступ посетителей в опасную зону. 

Приговорили директора к 2,5 годам условно. Правда, за инвалидность мальчика она заплатит рублем. В пользу пострадавшего ребенка суд взыскал 750 тысяч рублей, а в пользу обоих родителей – еще 1 миллион. Также осужденная возместит имущественный вред в размере 97 тысяч рублей. 

Михаил АНТОНОВ 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях