Поиск на сайте

 

 

 Трагедия Леонида Малкова – лишь эпизод в длинном ряду армейских преступлений, которым не видно конца

«Открытая» снова возвращается к трагедии солдата-срочника воинской части 83313 в Невинномысске Леонида Малкова, которого летом прошлого года избил майор Скворцов, после чего парень якобы «выпал» из окна пятого этажа казармы. Майор получил за преступление три года условно, и оставлен в армии. «Открытая» посвятила этой истории серию статей («Удар, еще удар», «Приклад нужен, чтобы тебя бить по башке!», «Майор был трезв, но... лучше бы напился», «Изуверы служат… Родине?!», №30, 33, 36 за 2011 г., №11 за 2012 г.). 
Сегодня мы публикуем отклик на публикации неравнодушного человека - председателя Комитета солдатских матерей «Матери Прикумья» Людмилы Богатенковой.
 

Сегодня, после громких заявлений на высшем уровне о «гуманизации» службы по призыву, о новом облике армии, наши сыновья продолжают гибнуть на полигонах при уничтожении устаревших снарядов, на посторонних работах, в воинских частях от казарменного насилия, офицерского беспредела, массовых простудных заболеваний и неоказания медицинской помощи.
В нашей стране человек, который не хочет идти туда, где с ним поступят, как с Леней Малковым, кто вынужден оставлять часть из-за угрозы жизни, считается уголовным преступником. 
Страшные смерти, избиения, унижения в Российской армии заставляют нас в очередной раз задать руководству страны и армии возмущенный вопрос: «Доколе?!»
В 2010 году министр обороны РФ издал директиву – увольнять из армии командиров подразделений, где произошло убийство или самоубийство солдата. Но приказ остался на бумаге и осел в неведомом запыленном уголке. В жизни армии все по-старому – наших детей убивают, калечат, насилуют, обирают, вымогают с родителей деньги. Попавшийся негодяй спокоен, он знает, что отделается легким испугом, и пример майора Скворцова - лишнее тому подтверждение. 
Это же надо такое: «В тот день майор Скворцов был зол и взвинчен»! И почему же этот взвинченный, злой майоришка не ткнул носом в грязную стену командира части? Почему не избил его, почему не треснулся сам башкой об эту стену, а нашел себе жертву, которая в силу подчиненного положения не могла дать ему отпор?
Уверена, где-нибудь на улице этот вояка и рта бы не раскрыл на Леню, зная, что может получить сдачу. Такие, как Скворцов, мелкие люди способны издеваться только над беззащитными.
С офицерами в/ч 83313, где произошла эта гнусная история, я знакома с 2000 года и не помню случая, чтобы в те времена солдаты жаловались на грубость или рукоприкладство со стороны командиров или контрактников.
Что происходит сегодня? Боевой офицер по причине дурного настроения превращает здорового парня в инвалида и даже не находит в себе сил признать вину, попросить прощения у матери и солдата.  
Дело, на мой взгляд, в полном отсутствии воспитательной работы в части. Уверена,  командир в/ч 83313 знал своего начальника штаба, и, скорее всего, это не единичный случай избиения Скворцовым солдата. 
Еще вопрос: каковы моральные качества и профессиональный уровень представителей военного следствия и военных судей, если при наличии следов зверского избиения делается вывод о попытке самоубийства? 
Это каким нужно быть юристом,  чтобы подписывать обвинительное заключение Скворцову по ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»)? А если бы рядовой Малков изувечил майора Скворцова, каких статей бы ему навешали? Больше чем уверена, ч. 2 ст. 119, ч. 4 ст. 111 УК РФ («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью») Малкову были бы обеспечены, меньше семи лет реального срока он бы не получил.
Но, видно, у нас для командира и солдата писаны разные законы. Первый снова в строю - «воспитывает» защитников Отечества. Второй пополнил ряды мальчишек, вернувшихся инвалидами не с войны - с мирной армейской службы. 
Сколько их таких,  изувеченных, «выпустило» Ставрополье в минувшем году? Сколько вернулось комиссованных с формулировкой «заболевание получено в период прохождения воинской службы»?
Полагаю, едва ли не половина комиссована по психическим заболеваниям. И это неудивительно, ведь наши врачи-психологи отправляют в армию ребят с диагнозом «пограничная умственная отсталость». 
А скольких парней после избиения отправляют в психушку и там комиссуют как психически больных? Мол, напридумывал, что его бьют, а никакого преступления в части нет. Родители забирают сына домой, радуются, что живой, не задавая себе вопросов о его будущем. А будущее у парня плачевное.
Многие просто не знают, что делать, если близкий стал жертвой армейского произвола. Так, родным Лени, очевидно, никто не подсказал, что они вправе были обратиться в суд с частным обвинением на воинскую часть с иском для лечения Леонида. 
Существует формулировка «болезнь получена в период прохождения военной службы» (ст. 27 ФЗ №203 от 04.12.2006 г.). Должностные и специальные обязанности гласят: командиры являются единоначальниками и отвечают в мирное и военное время за боевую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину, правопорядок, морально-психологическое состояние, жизнь и здоровье, безопасность военной службы подчиненного личного состава. 
Поэтому наш комитет, который внимательно следит за судьбами комиссованных солдат, все судебные иски по  освобожденным от службы по состоянию здоровья, инвалидам и погибшим предъявляет в суде воинской части (и выигрывает). 
В данное время с решением суда родные Леонида должны обратиться в суд с иском о возмещении материально-морального вреда на воинскую часть у себя по месту жительства. Все судебные издержки - за счет ответчика.
Трагедия солдата Малкова в очередной раз подтвердила, что в рамках призывной системы исправить положение в Российской армии невозможно. За годы замалчивания правды, проваленных реформ и «косметических» преобразований таких свидетельств накопилось достаточно.
Комитеты солдатских матерей России неоднократно обращались в правительство России с требованием отмены обязательного призыва на военную службу или, по крайней мере, его приостановки для выработки нового, соответствующего Конституции РФ и международным актам о защите прав человека законодательства, четко закрепляющего его единственное назначение - подготовку военного обученного резерва. 
Также мы требуем упразднения военной юстиции или хотя бы передачи расследования и суда по преступлениям против личности в армии в ведение гражданской юстиции.
Мы обращаемся за поддержкой ко всем гражданам, кому дороги их сыновья, мужья их дочерей, дети знакомых и друзей. Давайте вместе искоренять в армии произвол и бесстыдство скворцовых. 
 

Людмила БОГАТЕНКОВА, 
председатель Комитета 
солдатских матерей 
«Матери Прикумья»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий