Поиск на сайте

 

Обсудим острую проблему

Губернатор Владимир Владимиров еще  в июле пообещал, что аграрии Ставрополья получат из бюджета более 220 млн рублей – компенсацию затрат на покупку резко подорожавших ГСМ для проведения сезонных полевых работ.

Однако ни копейки из обещанной губернатором суммы краевые аграрии так и не увидели.

Рост розничных цен на топливо чиновники обещают остановить, но для АПК это ровным счетом ничего не значит! Ведь ГСМ для нужд села закупают на оптовом рынке, а именно оптовые цены на солярку на Ставрополье растут огромными темпами – быстрее, чем во всех регионах ЮФО и СКФО.

Губернатор бьёт «бумажные» рекорды

Слово «диспаритет» слышал, наверное, уже каждый житель Ставропольского края. Регион-то аграрный – и от того, как сложится цена на сельскохозяйственную продукцию, зависит его процветание. А цена продукции, выращенной на земле, все больше отстает от стоимости ГСМ...

Например, еще десять лет назад за одну тонну солярки нужно было отдать четыре тонны ставропольского зерна, а в нынешнем – уже шесть! Нет денег у селян, чтобы обновлять машинно-тракторный парк, закупать качественную технику, современные удобрения, экологичные средства защиты растений.

А если нет развития, если идет борьба только за самосохранение, такое хозяйство рано или поздно обречено на банкротство. Чтобы выжить, сельхозтоваропроизводитель должен постоянно развивать производство, а для этого надо иметь высокие урожаи, надои...

Но чем меньше вкладываешь в землю, тем ниже урожай. Скажем, в нынешнем году, даже по официальным данным минсельхоза, на Ставрополье валовый намолот зерна оказался на 13% ниже, чем в прошлом году, а средняя урожайность – почти на 15% ниже.

Владимир Владимиров заявил, будто причина – это природные катаклизмы: небывалая засуха, градобой и нашествие саранчи. Ничего подобного! Например, в соседнем Краснодарском крае, несмотря на все погодные катаклизмы, прошлогодние рекорды сумели не просто повторить, а превзойти – и по валовому сбору, и по средней урожайности.

Таков результат внедрения перспективных сортов, высокотехнологичных средств защиты растений, правильного севооборота и системы внесения удобрений. Ставропольские аграрии позволить себе этого не могут.

Горюче-смазочные слёзы

По данным минсельхоза края, за первую половину года солярка на Ставрополье подорожала почти на треть – тонна топлива в разгар уборочной страды стоила почти 52,5 тысячи рублей. А перед началом прошлой уборочной страды было всего 40 тысяч. Нехитро подсчитать: за тонну солярки надо отдать порядка 7-8 тонн зерна.

Солярка на Ставрополье оказалась дороже, чем во всех соседних регионах СКФО и ЮФО – даже тех, которые не имеют собственной нефтедобывающей базы. Не говоря уже про Дагестан и Чечню, где нефть, как и у нас, тоже добывается и перерабатывается.

Губернатор Владимир Владимиров щедро раздавал обещания: подготовить обращение в правительство РФ, чтобы сельхозпроизводителям вернули часть затрат на ГСМ из средств бюджета, да еще и снизить акциз на солярку.

Даже сумму конкретную назвал: мол, аграриям распределят в виде компенсации на подорожавшие ГСМ более 220 млн рублей. Правда, уборочная страда завершилась – и про щедрые обещания в правительстве Ставрополья напрочь забыли...

А с начала октября на Ставрополье вновь начался резкий рост оптовых цен на дизельное топливо – сейчас солярка стоит уже дороже, чем в разгар «топливного» кризиса. Глядишь, такими темпами аграрии и до новой посевной кампании не доживут!

Зачем фермерам кариатиды?

Разорвать замкнутый круг аграрии могут только одним способом – за счет заемных средств. Только на Ставрополье хозяйств, которые могут выжить без банковских кредитов, по пальцам пересчитать. Льготная ставка в 5% предоставляется только предприятиям с очень серьезной залоговой базой, имеющим ликвидное имущество. А большинство крестьянских фермерских хозяйств вынуждены брать кредиты под огромный процент.

Наивно полагать, будто рынок все расставит по местам! Должен включаться механизм государственной поддержки, ведь АПК – отрасль стратегическая.

Скажем, на Кубани объемы государственной поддержки приближаются к 7 млрд рублей. Это на миллиард больше, чем на Ставрополье – при сопоставимом количестве сельхозпредприятий и пахотных земель.

При этом, например, на содержание собственного чиновничьего аппарата минсельхоз Ставрополья потратил в прошлом году 353 млн рублей, а в нынешнем – уже 362 миллиона.

Стоит ли удивляться, если только на ремонт здания министерства выделили недавно 75 миллионов – так что в актовом зале теперь совещания о проблемах АПК слушают мраморные кариатиды...

Покупай ставропольское! Только где?!

За пять лет, что во главе Ставрополья стоит Владимир Владимиров, каких только обещания краевые аграрии не слышали. Не первый год, например, идут разговоры о создании краевого Центра сельхозпродукции и продовольствия. Работать он должен как компас (вернее, в нынешних реалиях как GPS-навигатор), подсказывая аграриям, где можно наиболее выгодно продать продукцию.

Ведь не будет же каждый селянин самостоятельно продвигать свою скромную продукцию – будь то хлеб, мед или сыр – на рынок. Этим должны заниматься профессионалы, через проведение дегустаций, выставок, ярмарок...

Справедливости ради, ярмарки на Ставрополье проходят, только в основном «для галочки» – несколько машин, которых загоняют куда подальше, без туалетов, разгрузочных площадок, без рекламы и объявлений. Зато когда чиновники Ставрополья везут нашу сельхозпродукцию на Ямал или в Москву (а однажды презентовали даже в стенах Совета Федерации!), об этом трубят все провластные СМИ.

Губернатор всё кормит обещаниями

Зерно, овощи, баранина – конечно, не только этим должно быть славно Ставрополье. Нужно завоевывать рынки сбыта за счет продукции с высокой долей добавленной стоимости. Не просто зерном торговать, а мукою, а еще лучше – хлебом. А в идеале – продуктами высокотехнологичной, глубокой переработки зерна.

Это, например, аминокислоты, которые используют как кормовые добавки. Тут и конкуренция намного ниже, да и прибыть выше. Рассмотрим простой пример. Килограмм зерна стоит 8,6 рубля, кило муки – 15,3 рубля... а кило аминокислот – больше 30 рублей. Чем глубже переработка сельскохозяйственного сырья, тем дороже конечный товар!

Вся добавленная стоимость – это выгодная выручка. В этом суть экономического прорыва крестьянской продукции. Каждый год Владимир Владимиров обещает привлечь на Ставрополье очередного инвестора, который бы построил завод по глубокой (молекулярной) переработке зерна – меняются только адреса. Но ни один комбинат так и не построен.

Да что молекулярная переработка, если за последние годы попросту загнулись целые отрасли, которые принесли Ставрополью славу еще в советские годы!

Например, в прошлом году в крае был поставлен рекорд по урожайности сахарной свеклы. При этом, однако, производители вынуждены сокращать площади под свекловичными посевами. Причина банальна – нет перерабатывающих предприятий.

Единственный сахарозавод в крае находится в Изобильном, и его предельная мощность составляет 750 тысяч тонн в год. Оставшиеся 1,5 млн тонн свеклы приходится вывозить на переработку в соседние регионы. Но с учетом транспортировки затраты на производство не окупаются.

«Не иметь собственной переработки просто стыдно!» – заявил на одной из пресс-конференций вице-премьер Николай Великдань. Стыдно, конечно. Только что господин Великдань делает, чтобы не краснеть перед всей страной?

Или иной пример – овцеводство. В советские годы на Ставрополье были прекрасные породы, мощный генофондный банк, селекционные лаборатории, шерстомойные комбинаты.

А сейчас все это утрачено, и главное – правительство не предпринимает никаких мер, чтобы возродить овцеводческую и шерстяную отрасли. Одна болтовня!

Раздробили министерство

Параллельно с переработкой в крае нужно развивать и фирменную торговлю. Еще в 2015 году губернатор Владимир Владимиров пообещал создать сеть из полусотни торговых точек под брендом «Сельпо», где бы продавалась продукция крупнейших краевых заводов и лучших фермерских хозяйств.

Достойное начинание, чтобы вновь вернуть себе нишу, которую сейчас стремительно обживают краснодарские производители! Но в очередной раз обещание губернатора осталось лишь дуновением ветерка.

Ну а в прошлом году пообещал Владимиров создать на Ставрополье и сеть из восьми государственных агропарков, в каждом из которых действовали бы логистические центры, хранилища для разного вида сельхозпродукции и комбинаты с полным циклом производства.

По словам Владимирова, одни плюсы: новые рабочие места, отчисления в бюджет, развитие конкуренции!..

Правда, изначально было понятно, что задумка губернатора – неосуществима. Это доказал агропарк в селе Ульяновка, в который вложили почти 1,5 млрд рублей, но ни одного производства здесь так и не появилось, ибо  даже для фермеров аренда оказалась дороже, чем на привычных для них универсальных рынках.

При этом есть ведь достойные примеры создания собственной фирменной торговли. Скажем, молочный комбинат «Ставропольский» за счет фирменной торговли сумел создать собственную переработку. Достигли в крае больших успехов и мясокомбинаты – «Новоалександровский», «Балахоновский», «Дюк», «Бац»...

Чтобы развивать их опыт, нужно было бы объединить усилия краевого министерства сельского хозяйства и комитета по пищевой и перерабатывающей промышленности, торговле и лицензированию.

Всегда на Ставрополье это было единое ведомство, но затем его было решено разделить. Хотя в соседних регионах – Кубань, Донщина – функции регулирования продовольственного рынка находятся у Минсельхоза. Ведь именно этому министерству проще и быстрее организовать взаимодействие между сельхозпроизводителями, переработчиками и покупателями.

Толкают в «лапы» перекупщиков

Нет сегодня в крае и инфраструктуры аграрного рынка. Обещал Владимиров создать конкурентные условия, чтобы каждый производитель мог продать зерно и мясо по приемлемой цене... а вышло так, что все монополизировано перекупщиками и крупными торговыми сетями.

Вот и получается, к примеру, что у селянина покупают прямо на поле выращенный лук по пять рублей за кило – а на прилавке он уже стоит 15-20. Причем зачастую перекупщики платят за продукцию не сразу, а через 30-40 дней – выходит, что производитель вроде как кредитует перекупщика-спекулянта. От этого страдают и производитель, который не может продать дороже, и потребитель, вынужденный покупать по «заоблачной» цене.

И снова без вмешательства государства не обойтись: нужно вернуть в Ставропольский край опыт прошлых лет, когда существовала отлично зарекомендовавшая себя система «поле – магазин».

Малые хозяйства объединялись в кооперативы, которые выводили на рынок большими партиями произведенную и переработанную продукцию. Существовали заготовительные конторы и торгово-закупочные базы.

В конечном итоге покупатель имел возможность купить понравившуюся ему продукцию по рыночной цене, а то еще и со скидкой. Вернем старую систему – избавим селянина от перекупщиков.

Финансировалось все это в рамках федеральной программы по развитию сельского хозяйства. Средства выделяли целенаправленно: например, на строительство теплиц или овощехранилищ. Построили – а деньги возвращались затем выращенной продукцией по фиксированной, установленной государством цене.

От этого хорошо было всем: и товаропроизводителям, и потребителям, и государству. А сейчас хорошо только монополистам... да еще чиновникам, которые чешут языком да за казенный счет ремонтируют себе кабинеты с мраморными кариатидами.

Антон ЧАБЛИН


ТОЛЬКО ЦИФРЫ


Село вымирает неуклонно...

Ставрополье, говорят, край аграрный. Да только люди бегут из сел. За последние пять лет, что во главе края стоит Владимир Владимиров, численность сельского населения уменьшилась на 20 тысяч человек. Считай, мы потеряли два села такого размера, как Новоселицкое!

Самый большой отток населения – в Александровском, Петровском, Труновском, Ипатовском, Андроповском сельских районах... Если сейчас, по данным Росстата, соотношение городского и сельского населения в крае – 58% на 42%, то к 2029 году оно будет 61% на 39%... А что дальше?!

Ставропольские деревни вымирают. Если еще пять лет назад в крае был естественный прирост сельского населения (+0,7 на тысячу жителей), то в этом году он сменился огромной убылью (-2,4 на тысячу жителей).

Самая тяжкая ситуация в Апанасенковском районе, где умирает в полтора раза больше людей, чем рождается.

...А цены на топливо всё растут

Дизельное топливо на Ставрополье за последние два месяца подорожало почти на 5% – с 50,5 по 52,9 тысячи рублей за тонну, свидетельствуют данные Минсельхоза России. Солярка на Ставрополье сегодня стоит дороже, чем во всех регионах двух федеральных округов – Северо-Кавказского и Южного (за исключением Крыма и Севастополя).

P.S. На прошлой неделе правительство РФ ввело мораторий на повышение розничных цен на топливо. Но для селян это ничего не значит - солярку-то они покупают как оптовики!

 

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий