Поиск на сайте

 

 

Роман «Мать атамана» ставропольского врача, замечательного писателя и музыканта Владимира Бутенко вошел в антологию российской прозы
 
 
Владимир Бутенко – личность в крае известная: прекрасный врач, заведующий терапевтическим отделением краевой стоматологической поликлиники. Пациенты его просто обожают и смело приходят «сверлить» зубы. В своей профессии Владимир Павлович достиг блестящих результатов.
Казалось бы, что еще нужно: уважаемый всеми доктор, от пациентов отбоя нет. Но наш сегодняшний собеседник – человек весьма разносторонний. В свободное от работы время Владимир Бутенко пишет романы, стихи, поет, играет на гитаре. И в творчестве он тоже весьма преуспел: за свой роман «Казачий алтарь» Бутенко получил губернаторскую премию. А в феврале увидела свет новая книга Владимира Павловича - «Мать атамана». О ней и о многом другом Владимир Бутенко рассказал корреспонденту «Открытой».
 
 
- Владимир Павлович, почему вас как писателя привлекла именно тема казачества?
- Я сам родом из Ростовской области, с казачьего хутора Дарьевка, потомственный казак. Хоть и родился после войны, но меня всегда очень волновали и интересовали события, происходящие с казачеством во время Великой Отечественной. Мой дед воевал, отец воевал. К счастью, нашу семью миновала тяжелая участь раскулачивания. Но я знал семьи, которые пострадали во времена коллективизации. Ведь тогда казачье сословие просто уничтожалось. Именно о трагических судьбах простых людей с моего родного хутора Дарьевки мне и хотелось рассказать читателям.
- Об этом и ваш последний роман «Мать атамана»?
- Да, об этом. Надеюсь, что «Мать атамана» - книга, которая поможет осмыслить казачеству его место в истории страны. Ведь раньше в состав Российской империи входило 12 казачьих областей, а сейчас это лишь малочисленное сословие. Основой романа стали малоизвестные события Великой Отечественной войны, происходящие на Северном Кавказе. В центре повествования – драматическая судьба казачьей семьи Шагановых. Образы казаков, их характеры, нравы, речь – все это прописано с документальной точностью. Каждая ленточка в косах, цвет галунов, казачьих кафтанов, говор, пословицы – всё это я впитал с малых лет.
- Выходит, все ваши романы подтверждены документальными фактами?
- Конечно. Мои произведения основаны только на исторически верных фактах. Прежде чем приступить к написанию книг, я несколько лет проработал в Государственном архиве в Москве, в архивах Ростова, Новочеркасском музее казачества. С наскока не пишу. Так, на сочинение книг «Казачий алтарь» (за который я получил губернаторскую премию), «Властелин и раб» и «Мать атамана» ушло 15 лет! Чтобы написать их, ездил и в Ленинскую библиотеку столицы.
 Для меня было интересно знать о войне те факты, которые долго замалчивались. Мне хотелось рассказать историю семьи, которая после большевистских репрессий, после расстрела близких и родных смогла выстоять, а потом еще найти в себе силы и доводы работать на Советскую власть. Ведь во времена коллективизации казаки выселялись целыми станицами. А сколько было бессудных расстрелов! За ночь могли «ликвидировать» 20 тысяч человек! Естественно, станичники люто ненавидели советскую власть, некоторые казаки во время войны переходили на сторону немцев. Вот об этих замалчиваемых историей фактах я написал в своих книгах.
- Когда увидело свет ваше первое произведение?
- Первая книга «Казачий алтарь» вышла в 1993 году. Она рассказывала о событиях, которые происходили на Ставрополье в военном 42-м. Один из главных героев – казачий атаман Краснов, вернувшись в составе немецких войск на Ставрополье, стал возрождать казачество в своем родном хуторе. Все характеры, судьбы, женские и мужские образы в романе не вымышлены – списаны с моих реальных односельчан.
- К какому бы жанру вы отнесли свои произведения?
- Традиционный русский роман. Вы, наверное, знаете, что существует два способа написания романа. Первый – так называемый способ Дюма. Александр Дюма брал историческую канву, а затем придумывал под нее героев, события. А есть другой способ, которым пользовался Пушкин. Александр Сергеевич скрупулезно и до мельчайших деталей изучал все исторические факты и на их основе строил свое повествование. Так была написана повесть «Капитанская дочка». Там очень верно описано народное восстание под предводительством Емельяна Пугачева.
Я использую подход, который идет от Пушкина. Бывало, что для убедительной исторической картины приходилось «охотиться» за мельчайшей деталью во многих источниках. При этом я обнаруживал, что некоторые исторические источники противоречат друг другу.
- И как же вы поступали в таком случае?
- Продолжал исследовать архивы, пока не добирался до точных сведений. Вот, к примеру, есть книга маршала Михаила Гречко «Битва за Кавказ». Она считалась одной из самых точно и документально написанных книг. Я там нашел 12 исторических ошибок! Например, в книге описывается, как атаманы Шкуро и Краснов приезжали на Кубань, агитировали народ вступать в Добровольческую армию. Я вас могу заверить, что ни Шкуро, ни Краснов на Кубани никогда не были.
- Действие в ваших романах происходит на хуторе Ключевском. Разве такой существует на Ставрополье?
 - У Михаила Шолохова в «Тихом Доне» события развиваются на хуторе Татарском, но это тоже вымышленный населенный пункт. Вот и у меня хутор вымышленный, я его «разместил» между моим родным хутором Дарьевка и станицей Новотроицкой.
- Владимир Павлович, почему вы обратились именно к теме войны?
- Великая Отечественная война – одно из самых значимых событий в истории России. И, несмотря на огромное количество фильмов и книг, она еще далеко не изучена. А историей казачества во время войны вообще мало кто занимался. Может быть, поэтому моя книга «Мать атамана» вошла в антологию российской прозы.
- Вы так ратуете за казачество, наверное, и звание казачье имеете?
- Да, я казачий подъесаул. Постоянно общаюсь с нашими ребятами-казаками. И, кстати, комитет по делам национальностей и казачества при правительстве Ставропольского края очень мне помог при издании моих трех романов. За что им бесконечно благодарен.
- Трагически погибшего атамана Андрея Ханина вы, наверное, тоже знали…
- Знал. Меня просто потрясла его гибель. Во цвете лет! Ведь не война же сейчас идет, а вражеская пуля его сразила. Нескромно говорить, но в моем романе «Мать атамана» у главного героя такая же судьба, как и у Андрея. Мне кажется, что эта книга написана о Ханине. Главный герой романа тоже борется с несправедливостью, старается наладить жизнь своих односельчан и… в борьбе погибает. Так и Андрей пытался бороться с преступниками, с коррупционерами, – за что и поплатился. Мне очень больно об этом говорить. Когда гибнут лучшие люди – становится страшно. Но, если обратиться к истории казачества, к сожалению, так было всегда.
- Владимир Павлович, стоматолог – серьезная профессия. Как вам удается совмещать творчество и врачевание?
- Я всегда отвечаю словами Антона Павловича Чехова: «Медицина - моя жена, а литература – любовница». Ведь многие музыканты в прошлом занимались медициной. Взять того же Александра Розенбаума – он много лет на «Скорой» работал.
- Я знаю, что Розенбаум многие темы для своих песен брал из врачебной практики, а у вас был подобный опыт?
- У меня не было. Хотя вообще общение с пациентами – этакий кладезь и опыта, и эмоций, и свидетельства той же нашей истории, которые не запечатлены в письменных источниках. Ко мне на прием приходил Андрей Казьмин – ветеран войны, потомственный казак, так мы с ним подружились. Он рассказал мне историю своей жизни. Некоторые факты из нее я использовал в своих книгах.
- Не было желания бросить медицину и полностью посвятить себя творчеству?
- Был момент, в 89-м году, когда меня приняли в Союз писателей СССР, я решил полностью «отдаться» литературе и расстался с медициной. Три года я только писал. Могу сказать, что это было самое продуктивное время для творчества. Но поскольку на заработки от издания книги не проживешь, пришлось снова встать у стоматологического кресла. Так что я «сросся» с белым халатом. С другой стороны, я в поликлинике не позволяю себе думать о творчестве. На мой взгляд, и медицина, и литература – требуют полной самоотдачи.
- Вы придерживаетесь каких-то казачьих традиций?
- Нет. У меня обычная современная семья. Дочка Ольга – кандидат наук, преподает в университете. Думаю, что мой внук Пашка подрастет и станет настоящим казаком.
- Знаю, что вы даете еще и бардовские концерты…
- Я себя абсолютно не отношу к бардам. Любой человек, который услышит мои песни, поймет, что это вовсе не бардовская песня. Все, кто слышал, как я пою, в один голос заявляют, что мои песни по стилю ближе к произведениям Евгения Мартынова, Вячеслава Малежика. Такая любовная лирика, положенная на красивую мелодию. Я ведь начинал как поэт, а потом уже перешел на прозу.
- Помните, когда написали первое стихотворение?
- Тогда мне было 10 лет. Оно было посвящено весне.
- А кумиры в поэзии и прозе у вас были?
- Я был влюблен в поэзию Есенина. Нравился Шолохов, Лев Толстой. Моя тетка меня всегда уверяла: «Станешь врачом – будешь счастлив и богат». К сожалению, ее слова не сбылись: я не богат и не особо счастлив.
- И в этом так просто признаетесь?
- На мой взгляд, только недалекие люди считают себя счастливыми. Счастье – это мгновение. Я думаю, что люди в жизни лишь иногда испытывают счастливые моменты. Для творческого человека состояние неудовлетворенности должно быть постоянным. С возрастом понимаешь, что все в жизни быстро проходит - надо жить мгновением, сегодняшним днем.
- А теперь об увлечениях…
- Самое большое мое увлечение – это, конечно, рыбалка. Люблю на лодке заплыть куда-нибудь в глухомань и просто наслаждаться тишиной, природой. Однажды поймал сазана килограммов на шесть весом. А мой друг и на 12 кило ловил. Но для меня главное – сам процесс, а не масса улова.
- Откуда вдохновение черпаете, от общения с природой?
- От жизни, от людей заряжаюсь позитивом. Кто-нибудь улыбнется на улице – уже хорошо. Главное – не застаиваться на месте, иметь вкус к жизни, к познанию ее с разных сторон. И еще – не зазнаваться. Если начинаешь изображать из себя великого – значит, пропал. Я думаю, что творчество заканчивается тогда, когда ты начинаешь считать, что всего достиг как писатель.
- Что нового от вас ждать?
- Хочу поработать в совершенно новом для себя жанре фантастики. Задумка уже есть: мой герой будет спасать мир от наркомании. А события будут происходить в Европе.
 
Беседовала
Элла ДАВЫДОВА


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий