Поиск на сайте

 

 

Уполномоченные по правам предпринимателей и детей в крае получат реальные полномочия. Так приказал президент

 
Губернатор Ставрополья внес на рассмотрение краевой думы законы об уполномоченном по правам ребенка и уполномоченном по правам человека. Такой стала реакция Владимирова на выступление президента, который на днях встретился с региональными омбудсменами, и они наперебой жаловались Путину на отсутствие реальных полномочий.
 

Вкратце суть вопроса. С 2002 года на Ставрополье осуществляет свою деятельность уполномоченный по правам человека (эту должность бессменно занимает бывший прокурор края Алексей Селюков).

Два года назад начали работу уполномоченный по правам ребенка и уполномоченный по правам бизнесмена: ими стали, соответственно, Светлана Адаменко (ранее замминистра образования края) и Николай Сасин (бизнесмен, председатель регионального отделения «Опоры России»).

Их правовой статус был закреплен постановлениями губернатора края. Но этого было мало: например, Сасин на разных совещаниях неоднократно жаловался на отсутствие реальных полномочий. Оказывается, такая же ситуация и в других регионах.

5 декабря Владимир Путин провел большую встречу с правозащитниками и региональными уполномоченными. Президент говорил им о поддержке традиционной семьи и борьбе с «пятой колонной», а омбудсмены в ответ жаловались на отсутствие полномочий.

«Я прошу своих представителей в федеральных округах тщательно проанализировать, как обеспечивается полноценная и независимая, что очень важно, деятельность региональных уполномоченных», – дал поручение Путин. И уже спустя три дня, 8 декабря, губернатор Владимиров внес на рассмотрение краевой думы оба закона об уполномоченных.

Эти документы почти дословно повторяют друг друга. Омбудсмены обязаны вести прием граждан и принимать от них жалобы. Они могут обращаться в суды в защиту гражданских прав (например, требуя отменить какие-либо законы), участвовать в проверках (правда, совместно с профильными органами), вызывать «на ковер» государственных и муниципальных чиновников...

Также оба омбудсмена могут привлекать экспертов и ученых, чтобы проводить анализ ситуации в профильной для них сфере. А по итогам этого анализа выдавать рекомендации чиновникам. Также бизнес-омбудсмен вправе посещать органы исполнения наказаний (СИЗО, тюрьмы, колонии), где содержатся подозреваемые, обвиняемые и осужденные по «экономическим» статьям.

Назначать омбудсменов должен губернатор Ставрополья (причем в случае с бизнес-омбудсменом он обязан согласовать кандидатуру с федеральным уполномоченным, коим ныне является Борис Титов). Срок полномочий – пять лет. При этом детский омбудсмен может назначаться на свою должность неограниченное число раз, а вот бизнес-омбудсмен – лишь дважды.

Каждый из двух омбудсменов, разумеется, должен опираться на общественное мнение. Для этого они вправе создавать общественные советы, а заодно развернуть на территории Ставрополья сеть общественных (то есть зарплаты не получающих) представителей и приемных. Кстати, сам статус омбудсменов, по новому закону, в бюрократической иерархии Ставрополья повышается. Хотя у них по-прежнему не будет полноценного аппарата.

Рассматривать законы краевые депутаты будут на последнем в нынешнем году думском заседании. После этого оба омбудсмена должны быть назначены заново. И если работой Светланы Адаменко губернатор в целом доволен, то Николай Сасин уже покинул свой пост (слишком много к нему претензий в первую очередь из-за бездеятельности).

 
Антон ЧАБЛИН
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий