Поиск на сайте

 

 

Новости о погибших в пожарах и чрезвычайных ситуациях в крае приходят как с театра военных действий

 

Повод для общения с руководством ставропольской противопожарной и аварийно-спасательной службы выдался двойной: не так давно, в январе, ей стукнул год с момента образования, а 30 апреля в России отмечается День пожарной охраны. Разговор наш и состоялся аккурат между этими знаковыми датами, обязывающими к серьезному подведению итогов. Вкратце выглядят они очень даже вполне. А если учесть, что главная задача пожарных и спасателей - уберечь человеческую жизнь, итоги эти едва ли поддаются рациональному обобщению.
И тем не менее: за год сотрудники службы вытащили из огня сто человек, сберегли имущества на десять миллионов рублей. На их счету 319 жизней спасенных на водах, в том числе 67 детских. Всего же оказывать помощь по сигналу тревоги при пожарах, наводнениях, ЧП в горах, на трассах приходилось более полутора тысяч раз. Предмет особой гордости - никто при этом из сотрудников не пострадал.
О задачах, достижениях, заслугах, проблемах и планах противопожарной и аварийно-спасательной службы с корреспондентом «Открытой» поделился ее начальник Геннадий КИСЕЛЕВ.

 

- Геннадий Васильевич, год с небольшим в крае наряду с подразделением МЧС России действует еще и ваша служба. Для чего, собственно, понадобилось создавать два ведомства, выполняющих одинаковые задачи?
- Не ищите в таком подходе политики, речь идет исключительно о разделении финансовых потоков. Теперь региональное управление МЧС финансирует  федеральный бюджет, а нас - краевой,  как того и требует Бюджетный кодекс.
В основе службы  были использованы активы ставропольского управления МЧС (помещения, оборудование, техника, люди), а на три четверти мы выросли сами. За минувший год в крае практически с нуля было создано 46 пожарный частей и 11 поисково-спасательных подразделений,  действующих на водных объектах, при авариях техногенного или природного характера. Многие появились там, где их не было даже в тучные советские годы, например, в Новом Янкуле, Темнолесской, Сергиевской. При этом пожарные части стараемся размещать неподалеку от домов-интернатов, школ, больниц, детских садов.
- Как же вы поделили с МЧС зоны ответственности?
- Федеральные пожарные части действуют в Ставрополе, городах краевого значения и районных центрах. А наши подразделения должны закрыть оставшуюся территорию края. Отдельным пунктом наших обязанностей является обеспечение противопожарной безопасности на крупных промышленных объектах и в ряде учреждений, например, в драмтеатре, филармонии, психиатрической больнице краевого центра.
То есть за каждой службой закреплена своя территория, но сигнал вызова из единой диспетчерской службы поступает тому подразделению, которое находится ближе к месту бедствия, независимо от принадлежности федеральному центру или краю. Кроме того, обе структуры находятся в оперативном подчинении руководящего центра, возглавляемого первым замначальника ставропольского управления МЧС России Александром Башлаем.   
- Геннадий Васильевич, вы сказали, что ваша служба только должна еще наладить контроль за подведомственной территорией...
- К великому сожалению, пока мы не в состоянии обеспечить должную безопасность, как того требует общероссийский пожарный регламент, вступивший в силу в мае прошлого года. Согласно документу, в городе пожарный расчет должен быть на месте в течение десяти минут после получения сигнала бедствия, в сельской местности - в течение двадцати.
Выход один - создавать новые пожарные части. Но на это нужны астрономические суммы. Если, например, строить и оснащать часть с нуля, потребуется около 85-100 миллионов рублей. Для краевого бюджета это огромные деньги, тем более в условиях кризиса. Конечно, выкручиваемся как можем - вместе с главами сельских поселений подыскиваем и ремонтируем заброшенные помещения, привлекаем спонсоров.
В целом расклад такой: из семисот населенных пунктов края около 430 почти в равных пропорциях находятся под контролем МЧС и нашей службы. То есть без надежного прикрытия остается около 270  станиц, сел, аулов.
- Сколько еще пожарных частей надо создать и оснастить, чтобы уложиться в рамки регламента?
- Не менее шестидесяти. Чтобы  получить идеальную картину, думаю, нам понадобится лет пять, ведь мероприятия очень затратные. При этом не забывайте, что еще надо подготовить сотрудников, предусмотреть в бюджете деньги на зарплату.  В этом смысле мне, как профессионалу, приятно, что краевая власть понимает масштаб задачи, последовательно ее решая.
Так, для пожарных частей на деньги регионального бюджета мы уже закупили 13 единиц спецтехники, еще 12 должны прийти до конца года. В прошлом году на противопожарные мероприятия край выделил 10 миллионов рублей, в этом уже 50.
- И все же, как ни крути, а одними деньгами всех проблем не решить...
- Безусловно, в любом деле нужны специалисты. Часть сотрудников мы привлекли из тех, кто уже работал с нами раньше, ведь в свое время пожарные депо были чуть ли не в каждом колхозе. Люди эти проверенные, понятно в возрасте, но на должность начальника пожарной части важны не столько физические данные, сколько опыт и авторитет. К тому же кандидатуры согласовываем с главами поселений и районов, поскольку работать им предстоит вместе. 
Часть специалистов готовим в учебно-методическом центре Ставрополя. Для начала новичков тестирует наш штатный психолог. Уже на этом этапе отсеивается каждый пятый - у одних нервы расшатаны или завышена самооценка, у других чрезмерно развито чувство самосохранения, не позволяющее войти в горящий дом или опуститься на дно реки. Тестирование длится день, а то и два.  
Тех, кто прошел сквозь сито опросника, в течение трех месяцев натаскиваем в теории и на практике, стараясь готовить специалистов широкого профиля, ведь в одной профессии спасателя одновременно спрятано несколько - водолаз, скалолаз, водитель, пожарный, медик.
Мало человека вытащить из воды - надо заставить работать его легкие и сердце. Полдела извлечь из изуродованной машины пассажиров - предстоит остановить кровотечение. Счет идет на доли секунды, а неосторожный шаг, жест могут обернуться бедой.
Спасать других - удел людей сильных, мужественных, до последнего преданных своему делу.  Да и не каждый готов рисковать жизнью.  
- Ну а чтобы рисковать реже, может, стоит  сделать акцент на профилактике? Действует одинаково эффективно хоть при болезнях, хоть при пожарах...
- Сразу должен сказать: наша службы не является контролирующим органом, это по части Государственного пожарного надзора. Его сотрудники следят за исправностью и состоянием электропроводки, чтобы в помещениях была установлена пожарная сигнализация, имелись гидранты, не захламлялись проходы, с окон сняты решетки.
А вот профилактические мероприятия, о которых вы упомянули, это часть наших обязанностей. В этом направлении работаем с главами муниципальных образований, в первую очередь, в вопросах обустройства пляжей накануне купального сезона, противопожарной безопасности, контролируем семьи, где есть пьющие родители.
- Пьянство, наверное, первая причина пожаров?
- Да, и это настоящий бич для службы, местных властей, соседей да всего общества. Стандартная ситуация: выпил, закурил, заснул. А спустя считанные минуты дом превратился в пепелище. 
Часто пожары возникают из-за старой или недостаточно надежной электропроводки. Многие обзавелись микроволновками, несколькими телевизорами, зимой в каждой комнате по обогревателю стоит, а проводка по-прежнему ветхая, алюминиевая, малого сечения. Хорошо, если срабатывает предохранитель. Но нередко, дабы избавить себя от лишних хлопот, умельцы ставят «жучки». Дальше понятно: короткое замыкание, возгорание - и пламенем объят весь дом.
Завершает этот скорбный список причин неосторожное обращение с огнем детей. Но тут уже дело за семьей и школой. Посмотрите, сколько пацанов по улицам без присмотра бродит! Я тут на днях девочкам лет десяти замечание сделал - матерятся так, что мужиков передергивает. А они в ответ мне с вызовом: не твое, мол, дело, топай, пока не послали тебя...
- Тем не менее газеты, телевидение то и дело пытаются образумить страну, обнародуя цифры погибших при пожарах.
- Говорить, конечно, об этом надо, но такое ощущение, что Россию жуткой статистикой не пронять. Пишем, показываем, а в крае только за три месяца этого года произошло более пятисот пожаров, 67 человек погибли, среди них дети. Это же ужас! Новости о погибших в огне приходят как с театра военных действий. 
Недавно мне доложили, что сутки прошли без происшествий. Вы не представляете, какое облегчение я испытал!
- Такие моменты, надо полагать, случаются редко...      
- Очень редко, всякий раз при этом думаешь: «Слава тебе, Господи, дай таких дней больше!» Но если даже никто не погиб, остаться без крыши над головой сегодня равнозначно трагедии. Не  всех родственники могут приютить, да и государство зачастую не помощник. А получить новое жилье или заново отстроиться по нынешним временам практически невозможно.
Не так давно в Тоннельном сгорел барак на десять семей. Пожарные прибыли вовремя, благо рядом проходили учения. И все равно, пока потушили, дотла выгорело несколько квартир - турлучные хаты полыхают, как сухая солома. 
Среди погорельцев оказалась и семья, в которой пятеро маленьких детей. Местная администрация нашла им жилье в поселке для пострадавших от паводка в 2002 году, но это ведь временно. А как дальше жить им? И таких примеров, когда на улице остаются целыми семьями, полно.
- До конца года федеральные парламентарии обещали разработать закон о страховании жилья от пожаров.
- Да, такой закон готовят, но пока в нем полно недостатков. Во-первых, далеко не все смогут застраховаться - дело это недешевое, а во-вторых, на компенсацию ущерба в нынешней версии документа могут рассчитывать лишь третьи лица, но не хозяева помещений, где случился пожар. Хочется надеяться - законодатели учтут это.
- Недавно краевой центр управления кризисными ситуациями расхваливали на федеральном уровне. Чем же мы так отличились?
- Сегодня наш центр не только один из лучших в России, но еще и самый дешевый - в его создание и обустройство было вложено всего 16 миллионов рублей. В других регионах эта цифра на порядок выше.
Вот вам, кстати, наглядный пример профессионального отношения к своим обязанностям и того,  как можно эффективно использовать бюджетные деньги.
- В больших городах края можно встретить плазменные экраны, по которым крутят рекламу. Правда, что они стоят на балансе центра управления кризисными ситуациями, а основная их функция - фиксировать все, что происходит вокруг?
- Да, и таких экранов по краю более 170. Размещены они, как правило, в местах массового скопления людей. Есть размером со средний телевизор, а есть и большие, метра два на три. Работают они в режиме камер слежения, кроме того, собирают самую разную информацию - давление, температура, загрязнение воздуха, радиационный фон.
Все данные стекаются в центр управления кризисными ситуациями, в составе которого есть аналитики, специалисты по пожарам, несколько опергрупп, находящихся в режиме круглосуточной боевой готовности.            
- Геннадий Васильевич, ваше ведомство состоит из двух служб - противопожарной и аварийно-спасательной, однако направлений, как я понял, больше. Например, вы занимаетесь переподготовкой чиновников, которые, к слову, несут персональную ответственность при работе в чрезвычайных ситуациях.
- Вы верно подметили, направлений работы больше. Кроме обучения и переподготовки мы  обеспечиваем еще выполнение мероприятий гражданской обороны, отвечаем за предотвращение и ликвидацию чрезвычайных ситуаций. 
Специалисты, ведущие это направление, не на виду, но круг их обязанностей очень внушительный: оповещение населения о приближающейся катастрофе, эвакуация людей, обеспечение их продуктами, водой, одеждой, а на случай ядерного взрыва - средствами индивидуальной защиты. Всего около полутора десятка задач. И не думайте, что они лежат на печи, ведь только в Ставрополе восемь химически опасных объектов, а потому надо быть готовым к любому повороту событий. 
Вообще тема эта очень богатая и требует отдельного разговора. Но всего рассказать, должен предупредить заранее, не можем - ряд мероприятий по понятным причинам засекречен.

 

Беседовал
Олег ПАРФЕНОВ

 

Бердышом да рогатиной

 

Рождение ставропольской пожарной охраны относят к 1794 году, когда в уездный Град Креста доставили Указ Кавказского наместнического правления «Об обустройстве в Ставрополе пожарной команды». Тогда же городской магистрат составил проект создания пожарной команды, для которой требовалось иметь «одну большую трубу, для качки трубы 24 человека, ведерников – 29, лошадей под трубу – 3, бочек – 4 и лошадей к ним – 8…». Основные приспособления для борьбы с огнем в то время были нехитрыми: ведра, топоры, ломы, бердыши, рогатины, багры, заступы, крючья. 
В 1832 году местные власти принимают решение «учредить в Ставрополе страховое от огня общество и составить на то проект правил…». Еще два года спустя на месте нынешней пожарной части на Крепостной горе завершают строительство полицейского дома на 30 человек, вокруг которого возводятся казармы для постоянной команды, конюшни, сарай для инструментов и бочек с водой, а также каланча. В разных частях города устраиваются полицейские будки для хранения пожарного инвентаря, в том числе трещоток, чтобы извещать о «красном бедствии». 
Денег на содержание пожарной команды не жалели, но уже к концу прошлого века ситуация резко осложнилась. То ли Ставрополь разросся, то ли притупилась бдительность стражей огня, но пожары следовали беспрестанно. Не помогали даже современные бельгийские насосы и огнетушители.
В 1908 году на Крепостной горе заново оборудовали пожарный двор со всеми строениями,  возвели новую каменную каланчу со смотровой площадкой. В 1923 году личный состав пожарной охраны Ставрополя составлял 69 человек.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий