Поиск на сайте

 

Действующая уже полгода программа добровольного переселения соотечественников из-за рубежа до сих пор топчется на месте

 

Россия вымирает, и прибавление к численности ее населения даже одного гражданина должно радовать любого из нас и государство в целом. Почему же этого не происходит?

Об этом на минувшей неделе говорили журналисты со всего Юга России на семинаре, состоявшемся в Махачкале. Проблема миграции для страны, а уж тем более для нашего южного региона не нова. И хотя в этой сфере в последнее время, надо признать, наметились положительные сдвиги, в целом развернуть миграционную политику лицом к человеку не удается.

Долгожданные изменения начались с либерализации законодательства о трудовой миграции. Дело в том, что последние полтора десятка лет миграция заметно преобразилась – едут к нам в основном на заработки.

Недавно государство приняло и запустило программу добровольного переселения 300 тысяч соотечественников из-за рубежа. Только в этом году Россия должна принять 50 тысяч человек, на что отпущено 4,5 млрд. рублей. Всем им гарантировали беспрепятственное получение гражданства.

По сути, речь идет о репатриации – впервые после распада Советского Союза на высоком политическом уровне объявлено, что страна зовет соотечественников, считающих Россию своей родиной.

Однако, по мнению лидера Форума переселенческих организаций Лидии Графовой, с этой замечательной инициативой мы, к сожалению, уже опоздали, причем очень круто, лет на двенадцать – возвращаться уже практически некому.

Страны СНГ, из которых мы собираемся черпать людские ресурсы, освобождаются от националистического дурмана и стараются удержать квалифицированные кадры. Например, Украина взяла четкий курс на Запад, и не сегодня так завтра ее жители смогут беспрепятственно ездить в Европу на заработки. С Белоруссией вообще ситуация удивительная: едут не от них к нам, а наоборот - туда. Мощными темпами растет экономика Казахстана, и там давно уже осознали, насколько ценна для них русская рабочая сила. Существует, конечно, проблема дискриминации русских в странах Балтии, но почти все они имеют европейские загранпаспорта и перебираться в Россию вовсе не собираются.

Получается, что донорами могут выступить только среднеазиатские республики – Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, Кыргызстан. Но желающих переехать русских там почти не осталось, а «нацкадры» берут с большой неохотой, в том лишь случае, если нас устраивает специальность потенциальных переселенцев.

Судя по тому, как туго идет процесс добровольного переселения (из ожидаемых в этом году 50 тысяч человек пока приехали всего пять семей), есть опаска, что программа превратится в обычный рекламный жест государства.

Главный изъян ее в том, что людей призывают возвращаться на пустое место. Двенадцать пилотных регионов, решивших залатать собственные демографические и трудовые дыры, не удосужились всерьез подумать даже о постоянном жилье для приезжих, предлагая им либо комнату в общежитии, либо квартиру в аренду. Исключается даже ипотека.

Но самой большой проблемой по сей день остаются невыплаченные долги государства вынужденным мигрантам, которые приехали в Россию много лет назад.

Более 40 тысяч семей, имеющих статус вынужденных переселенцев, по пять-десять лет стоят в безнадежной очереди, ожидая помощи, полагающейся им по закону. На обустройство этих мигрантов в прошлом году выделено всего 306 жилищных сертификатов. При таких темпах ждать крыши над головой им придется лет сорок.

По-прежнему около миллиона новожителей России, фактически репатриантов, не могут из-за противоречивого законодательства и мздоимства чиновников легализоваться на своей исторической родине. Им даже разрешения на временное проживание не дают. И вот пока этот миллион будет жить и трудиться в России на птичьих правах, программа добровольного переселения не вызовет доверия у тех немногих, кто очень бы хотел к нам переехать.

В кабинетах Федеральной миграционной службы уверяют: те, кто приехал давно, смогут стать участниками программы добровольного переселения и получить соответствующие льготы. Но пока им тоже ничего не могут предложить умнее, как вернуться на прежнее место жительство, где у них давно «сожжены мосты», пойти там в консульство, подать заявку и ждать в общей очереди. А почему бы не провести иммиграционную амнистию, навсегда закрыв больной вопрос? Ведь появление пусть небольшого количества добровольцев непременно и с новой силой обнажит проблему бесправных людей, уже проживающих в России, но и поныне не выпутавшихся из бюрократических ловушек.

Иной раз приходится слышать, что легализация миллиона человек потребует от государства пособий и пенсий, мест в школах, детских садах, а мы, мол, не такие богатые. Но ведь эти люди, только дайте им возможность, будут платить налоги, которые пока что оседают в карманах тысяч работодателей.

Допускаю, что российское гражданство не продается чиновниками, а получается законным путем. Но процедура эта настолько утомительная и долгая, что люди готовы расстаться с любыми деньгами, лишь бы избавиться от мук и унижений.

А тут еще у мигрантов начали отнимать российские паспорта, и все потому, что какие-то чиновники, оформляя гражданство, взяли деньги и забыли внести этих людей в базу данных. Предположим, виноваты в этом и сами граждане, но гораздо больше вины именно чиновников.

В таком случае накажите источник зла, а людям дайте хоть какой-нибудь документ. Куда там! Им предлагают заново пройти оформление гражданства. Владимир Лукин, Уполномоченный по правам человека в России, дважды по этому поводу писал письма президенту. Решения нет.

 

Олег ПАРФЕНОВ,

спец. корр.

Махачкала - Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий