Поиск на сайте

 

 

«Вполне вероятно, после выборов вместо двоевластия мы получим многовластие, в результате чего будет сметено большинство представителей правящей элиты», - прогнозирует ведущий эксперт Института экономики переходного периода Сергей Жаворонков 

 

   

- Сергей Владимирович, относительно исхода выборов, в принципе, все понятно - питать иллюзий по поводу хоть какой-то конкуренции между кандидатами не стоит. Но до сих пор остается открытым вопрос - сколько голосов наберет преемник.
- Думаю, процент у Медведева будет однозначно большим, чем набрала в декабре «Единая Россия», ведомая Путиным, - больше 64%. Но еще неясно, получит ли он большую поддержку, чем сам Путин на предыдущих президентских выборах в 2004-м - тогда у него был 71%.
- Неужели от конкретных цифр так многое зависит? Неужто так много россиян помнят, сколько голосов набрал Путин четыре года назад?
- Дело в том, что сейчас в Кремле конкурируют две модели передачи власти к Медведеву. Одну я называю «путинской» - передать преемнику максимальный рейтинг, а вместе с тем и максимальную ответственность. Тем самым Путин соглашается с формальной ролью «соправителя».
Другая модель - «сурковская» (ее автор - идеолог Кремля Вячеслав Сурков): занизить процент явки и голосования за Медведева, умалить легитимность выборов и тем самым ослабить позиции будущего президента, зато «укрепить» премьерский пост. Думаю, эта модель в итоге провалится.
- Каким образом будут складываться отношения Путина и Медведева?
- Думаю, поначалу они станут действовать по принципу «двух ключей» - значимые решения будут приниматься только с согласия обоих. Хотя у Путина сохранятся более сильные позиции. Так, если экономический блок окажется разделен примерно поровну, то в «силовом» блоке Путин сохранит преобладание - и прежде всего в ФСБ и Следственном комитете, где у Медведева нет своих людей (в отличие от МВД и прокуратуры).
Явный недостаток Медведева и в том, что у него практически нет собственной команды - даже его руководитель секретариата Тринога и начальник избирательного штаба Собянин из путинского «призыва». В общем, вполне вероятно, что после выборов вместо двоевластия мы получим многовластие: борьба кремлевских кланов обострится. И в результате может быть сметено большинство представителей правящей элиты.
- Так почему Путин не «подправил» Конституцию и не пошел на третий срок, как поступили многие другие президенты стран СНГ - например, Лукашенко, Каримов, Рахмонов?
- Причины чисто экономические. Лукашенко, Каримов и прочие - правители, для которых власть нужна ради самой власти. А Путин и его окружение - прагматики, для них важны деньги, собственность, активы. Если бы Путин решился изменить Конституцию и пойти на третий президентский срок, это вызвало бы волну негодования на Западе - и могло бы привести к жестким санкциям вплоть до ареста зарубежных счетов кремлевских деятелей.
Недаром сейчас европейская пресса подняла такую шумиху по поводу «австрийских оффшоров Кремля», газового трейдера «Росукрэнерго» или якобы принадлежащего лично Путину швейцарского нефтетрейдера «Gunvor». Суд Цюриха уже назвал реальным владельцем сотового оператора «Мегафон» министра связи РФ Леонида Реймана, российские власти проигрывают европейские суды, связанные с компанией «Юкос»… Так что сценарий «финансовой изоляции» Кремля мне кажется вполне реальным.
- Не перегибает ли Запад палку, пытаясь вмешиваться в финансовые дела Кремля?
- Запад всегда настороженно относится к авторитарным режимам…
- Вы находите Россию авторитарной?
- Безусловно. Во-первых, в нашей стране растоптан принцип разделения властей. Путин назначает губернаторов, которые, в свою очередь, посредством выдвижения сенаторов формируют верхнюю палату парламента - Совет Федерации. То есть произошло сращивание законодательной и исполнительной ветвей власти. То же самое с судами - так, судьи Верховного суда РФ назначаются тем же Советом Федерации по представлению президента. Во-вторых, в России находится около сотни политзаключенных (при Брежневе было более 2 тысяч).
Это акционеры и сотрудники «Юкоса», использовавшие вполне законные схемы по минимизации налогов - как делали абсолютно все нефтяные компании страны. Это «лимоновцы», которых упекли в тюрьмы за пропагандистские и, подчеркну особо, ненасильственные акции.
Это так называемые ученые-«шпионы». Это, наконец, журналисты, которых обвиняют в «экстремизме» за критику губернаторов и «Единой России».
В-третьих, вместо частной собственности в России существует «феодальное держание». Рядовые милиционеры «трясут» ларьки; мэры и губернаторы обложили средний бизнес, а в Кремле «делят» экспортные потоки нефти. Именно это больше всего и пугает Запад - ведь от произвола властей не застрахован даже иностранный капитал (вспомните силовое выдавливание «Газпромом» зарубежных инвесторов из проектов «Сахалин-2» или Ковыктинского месторождения).
- Если верить результатам соцопросов, то большинство россиян и вправду считают Запад «врагом №1».
- Я называю основной прием кремлевской пропаганды «негативной эклектикой» - доказательством от противного. В головы граждан вбивается идея, что, если в стране сменится власть, то ее ждет катастрофа: будет или реванш ельцинских олигархов, или исполнение плана ЦРУ по расчленению России, или возвращение к власти сталинистов. При этом о «Единой России», о президенте упоминания стопроцентно позитивные - глянцевая картинка, как в брежневские времена.
Естественно, народ постоянно пребывает в состоянии немотивированного страха, он голосует по принципу: лишь бы не было еще хуже. Ну а «социология» используется как политическая дубина для ошарашивания последних недовольных: мол, в условиях тотального единомыслия вам все равно «ловить нечего».
Вот, например, минувшей весной «Левада-центр» показал поддержку «Единой России» на уровне 57%, хотя на выборах в 14 региональных парламентов партсписок «медведей» получил в среднем 40-42% (это при том, что, фальсификации, разумеется, были в пользу единороссов).
- Как на президентских выборах распределятся голоса между Зюгановым и Жириновским?
- Совершенно неважно - с кремлевских башен оба кандидата совершенно неразличимы. Вообще для Запада нонсенс, чтобы оппозиционные политики, хронически проигрывающие на выборах, снова и снова выставляли свои кандидатуры - поэтому многие эксперты сходятся во мнении, что они служат лишь внешней легитимизации избирательной кампании. И даже Зюганов с удовольствием играет свою показушную роль.
- Для Зюганова это странно, если принять во внимание его резкие обличения Кремля - например, заявление по поводу фальсификаций на парламентских выборах в Мордовии, где на некоторых участках явка составила 109%.

- Зюганов и КПРФ в нынешнем ее виде являются частью правящего режима. Агитационная кампания компартии в декабре была второй по дороговизне после агиткампании «Единой России» - это о многом говорит. Прошлым летом Зюганов устроил показушную акцию по борьбе с «неотроцкизмом» в рядах партии - оттуда были исключены самые активные и толковые члены, которые требовали «обновления КПРФ» и сближения ее с демократической оппозицией. Что касается Мордовии. Имея данные о фальсификациях там, Зюганов мог бы пойти дальше - и оспорить результаты голосования в других регионах. Но он этого не сделал - то есть его борьба с нарушениями была всего лишь пиар-акцией. Например, секретарь отделения КПРФ в Ингушетии Бекхан Богатырев заявил, что 98%-ный результат «Единой России» не вызывает у него «никаких сомнений».
- Не будет ли поставлен на президентских выборов очередной такой сомнительный «рекорд»?
- Подобные «перегибы» - на совести местных чиновников, которые пытались выслужиться перед Москвой. А получилось как в пословице: заставь дурака богу молиться... Думаю, после декабря с ними провели разъяснительную работу, попросили умерить пыл, из-за которого «единомыслие» избирателей превратилось в фарс. Вообще, что касается выборного процесса, то за годы президентства Путина страна прошла путь от «башкиризации» к «чеченизации» выборов любого уровня.
- Что это значит?
- «Башкиризация» - это использование на выборах жесткого административного ресурса, хотя оппозиции все же дают право участвовать в выборах. Так было на выборах президента Башкирии в 2003 году, где с действующим лидером республики Муртазой Рахимовым конкурировали московский банкир Сергей Веремеенко и сенатор от Алтайского края Ралиф Сафин (отец певицы Алсу).
«Чеченизация» же - это фактическая отмена выборов: есть только официальный кандидат и пара «статистов», которые не проводят реальной агиткампании, не назначают наблюдателей и не препятствуют оглашению заранее известного результата. Так было на декабрьских выборах в Госдуму. Так будет и на выборах президента 2 марта.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН

 

В тему

 

 

Игорь БУНИН, генеральный директор Центра политических технологий:
– Владимир Путин будет и тактиком, и стратегом. Тактиком - на посту премьер-министра, а стратегом он стал в результате своего выступления с программой развития России до 2020 года. Будет ли поле для Медведева?.. Ясно, что в этой ситуации сначала соотношение реальной власти - не юридической, а реальной! - будет в пользу Путина, потом ситуация будет постепенно выравниваться.
Вячеслав НИКОНОВ, президент фонда «Политика»:
– 2 марта определятся три вещи. Первое, это степень легитимности власти... Второе - это запас прочности власти... Третье, что решается на этих выборах, это степень самостоятельности России как игрока на международной арене... Россия Путина - это «империя зла», «чекизм» и прочее, можно сомневаться в ее принадлежности «большой восьмерке». Россия Медведева будет менее уязвимой для скоординированной информационной атаки.
Максим ДИАНОВ, генеральный директор Института региональных проблем:
– Кто будет главным после инаугурации? В государстве главным будет Медведев, то есть президент; а во власти - Путин, если он будет премьером...
Можно ожидать перезагрузки формирования системы власти - возврата к выборности губернаторов и членов Совета федерации. Ближе к сентябрю-октябрю начнется и переформатирование региональной власти.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий