Поиск на сайте

 

 

Серьезной проблемой и болью Ставрополья остаются ваххабитские эмиссары и доморощенные скинхеды

 

На днях эпатажный лидер ЛДПР Владимир Жириновский внес в Госдуму законопроект об исключении из Уголовного кодекса статьи 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». По мнению Жириновского, признаки преступления, описанные в этой статье, весьма расплывчаты и позволяют чрезмерно вольную трактовку, что может порой привести к абсурду. Например, лишиться свободы можно не только за публичные расистские лозунги, но и просто за пересказ этнического анекдота. 
Предложение Жириновского вызвало огромную волну протеста в российском обществе, уставшем от постоянных проявлений ксенофобии. Ведь именно угроза уголовного наказания держит в узде новоявленных нацистов. А как обстоят дела с проявлениями экстремизма на Ставрополье, расположенном на смычке Азии и Европы и издавна считающемся крайне «взрывоопасным» регионом? Об этом обозреватель «Открытой» беседует со старшим помощником прокурора края по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, старшим советником юстиции Сергеем ГОРБАТЫХ.

 

– Сергей Александрович, насколько я понимаю, ваша главная задача – это надзирать за работой ФСБ?
– Не совсем верно. Мы надзираем за тем, как исполняется в крае законодательство о противодействии терроризму и экстремизму. И в том числе за оперативно-розыскной и процессуальной деятельностью подразделений краевого управления ФСБ. А также других правоохранительных органов, ведь предварительное следствие по некоторым преступлениям экстремистского характера ведет Следственный комитет при прокуратуре РФ. 
Также на нас возложена организация работы прокуратуры края в сфере международно-правового сотрудничества. Во-первых, это направление запросов о выдаче граждан России, находящихся в международном розыске за совершение преступлений и задержанных правоохранительными органами иностранных государств. 
Во-вторых, это исполнение запросов о выдаче иностранных граждан, также находящихся в международном розыске и задержанных на территории России. 
Кроме того, мы оказываем юридическую помощь правоохранительным органам других государств по уголовным делам, находящимся у них в производстве.
– Ставрополье давно считется неспокойным регионом. Здесь живут представители почти ста национальностей, причем есть группы компактного проживания отдельных этносов: в Туркменском районе – туркмен, в Нефтекумском районе – ногайцев; по всему краю разбросаны греческие, армянские, турецкие села. По вашим наблюдениям, насколько сейчас в крае напряженная ситуация с терроризмом и экстремизмом?
–  Сами судите, если последний теракт на Ставрополье был совершен всего полтора года назад. Тогда в Невинномысске взорвали рейсовый автобус. Исполнителей теракта (кстати, бывших сотрудников милиции Ингушетии) поймали быстро, а осенью 2008-го краевой суд вынес им суровые приговоры – 23 и 24 года колонии строгого режима. В отдельное производство было выделено дело организатора теракта – тоже ингушского экс-милиционера Али Тазиева, который сам себя называет «верховным эмиром Ингушетии». Он сейчас находится в розыске. 
– Но все же пик терактов на Ставрополье, слава богу, прошел. Помнится, года четыре назад каждый месяц приходили сообщения: убили милиционера, нашли схрон с оружием, взорвали машину... 
– Заметьте, почти все эти сообщения шли из Нефтекумского района, который был в те годы настоящей «горячей точкой» на карте Ставрополья, поскольку тут действовал «Ногайский джамаат» (от арабского jamia - «братство», «община»).
Это была банда из этнических ногайцев, которую еще в 1999 году сколотил лично Шамиль Басаев для нападения на Дагестан. В ходе контртеррористической операции банда понесла значительные потери, но оставшиеся в живых и на свободе боевики продолжали вести диверсионно-террористическую деятельность на Ставрополье, в Дагестане и Чечне. Только в Нефтекумском районе на их совести жизни почти двадцати милиционеров и мирных жителей. 
Многие бандиты были ликвидированы во время спецоперации в ауле Тукуй-Мектеб в феврале 2006 года. Тогда во время плановой проверки документов милиционеры наткнулись на засевших в одном из частных домов боевиков (как позже выяснилось, они готовили захват местной школы). В аул стянули спецназ, бронетехнику, бой продолжался два дня, в итоге все бандиты были ликвидированы – однако в ходе спецоперации геройски погибли и семь милиционеров. 
Отголоски деятельности джамаата мы наблюдаем до сих пор. Вот прошлой весной в одном из аулов Нефтекумского района обнаружили схрон оружия и боеприпасов, принадлежащий одному из членов джамаата, который сейчас находится в розыске. 
– То есть еще не всех боевиков переловили?
– Нет, несколько бандитов пока еще находится в федеральном розыске, и периодически их задерживают в разных концах страны. Вот сейчас в Верховном суде Чеченской республики рассматривается уголовное дело одного из активных боевиков джамаата Арислана Бимурзаева и трех его соучастников. Их обвиняют в совершении целого ряда особо тяжких преступлений: создании и участии в деятельности бандформирований, убийстве мирных лиц, сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих. 
Бимурзаеву 52 года, родился в ауле Каясула, работал там школьным учителем. Но потом попал под влияние идей исламского экстремизма, и сам стал их ярым проповедником. В «Ногайском джамаате» он, по сути, являлся идеологом: вербовал молодых ребят для участия в банде со всеми вытекающими последствиями. Впрочем, как установило следствие, он и сам непосредственно участвовал в диверсионно-террористических акциях.
– Как вы считаете, уроки Тукуй-Мектеба хорошо мобилизовали наши спецслужбы?
– Конечно! Сейчас в крае всеми ведомствами ведется очень мощная профилактическая работа. Ведь именно работа на опережение – это основной залог эффективности в борьбе с терроризмом и экстремизмом. 
Вот недавно в МВД России был создан Департамент по противодействию экстремизму, а в региональных ГУВД – его центры. В ноябре такой центр появился и на Ставрополье, его кадровую основу составляют сотрудники реформированного УБОП при краевом ГУВД. Причем задачами этого подразделения являются не только предупреждение, выявление и пресечение экстремистских проявлений в крае, но также и анализ причин возникновения экстемизма.
– Сергей Александрович, недавно лидер ЛДПР Жириновский предложил изъять из Уголовного кодекса РФ главную «экстремистскую» 282-ю статью. По его мнению, положения этой статьи трактуются слишком вольно. Вы с такой позицией согласны?
– Абсолютно не согласен. Если эта статья исчезнет из кодекса, это лишит правоохранителей одного из реальных рычагов противодействия экстремизму (которых и так немного). Вот вы сами представьте, что такое экстремизм. Это ведь не просто выкрикивание ксенофобских лозунгов на площади, это первый шаг на пути к терроризму. 
Вы, наверное, знаете, что прошлой весной в Москве был вынесен приговор членам нацистской группировки «Спас». Поначалу ребята тоже просто лазили в Интернете, почитывали «Майн кампф» – и вот как-то наткнулись на одном из сайтов на инструкцию по изготовлению и размещению бомб... 
Так и стали бомбистами. На их совести семь взрывов в Москве, последний из которых в августе 2006 года на Черкизовском рынке унес жизни 14 человек, еще более 60 были ранены.
– Ну, думаю, Ставрополью такое не грозит.
– Хотелось бы верить. Кстати, недавно ваша газета писала про проект «Большая игра», который запустила в Интернете экстремистская организация «Северное братство» из Питера. 
В чем суть этой игры заключается. Игроки пишут на стенах ксенофобские лозунги, рисуют свастики, громят магазины, принадлежащие лицам неславянских национальностей, поджигают их машины и за это получают на свой виртуальный счет деньги. 
Так вот, одно из заданий – сделать муляж бомбы и подбросить ее под двери какого-нибудь силового ведомства. И в январе Невинномысский горсуд вынес решение по одному из участников «Большой игры» Илье Карцеву, который сделал такой муляж и подложил его к дверям местного отдела ФСБ. 
Не исключено, что парень мог бы изготовить и настоящую бомбу – такие инструкции тоже можно найти на сайте «Большой игры». Так что эти бритоголовые ребята совсем не такие безобидные, как кажется на первый взгляд. 
– А как вы объясняете, что нацистская группировка Карцева появилась именно в Невинномысске – наверное, самом патриархальном городе края?  
– Невинномысск – это промышленный город, а центрами движения скинхедов являются именно такие рабочие города. Но ситуация со скинхедами напряженная не только в Невинномысске. 
Вот в конце прошлого года в Ставрополе начался суд над членами местной группировки скинхедов. Это десять ребят, все не старше двадцати лет, все из обычных семей. Тоже нахватались где-то в Интернете всяких неонацистских лозунгов и регулярно устраивали вечерние «рейды» – искали людей неславянской внешности и избивали. И во время одной такой драки осенью 2007 года свою жертву, азербайджанца по национальности, они забили до смерти. 
– Вы говорите, ребята из обычных семей. Так что же их толкает на такие кровавые преступления?
– Думаю, тут масса факторов срабатывает. В первую очередь, это сложная социальная ситуация: отсутствие работы, бытовая необустроенность, рост цен... Есть и какие-то личные мотивы. Так, один из участников этой группировки рассказывал, что во время учебы в колледже его все время притесняли лица кавказской национальности, унижали, били, отбирали деньги. Вот он и решил мстить. 
И, наконец, это мощная пропагандистская работа ряда общественных движений и организаций, которая идет по всем фронтам: на интернет-сайтах, через печатные издания, в Ставрополе напрямую действуют эмиссары отдельных организаций, вербуя новых участников. И вот так среди молодежи распространяются идеи неонацизма, неоязычества.
– Прокуратура края как-то пытается остановить этот процесс?
– Безусловно. Только в прошлом году по нашим искам суды признали экстремистскими сразу шесть книг авторства монаха Афанасия и некоего Михаила Шерстнева. Оперативники их изъяли во время обысков у Александра Черноволова – лидера краевого отделения «Русского общенационального союза» – и неоязычника Андрея Кейлина. Росрегистрация РФ сразу внесла все эти шесть изданий в «Федеральный список экстремистских материалов», они были изъяты изо всех книжных магазинов России, и теперь их производство, хранение и распространение является уголовно наказуемым деянием. 
А ведь эти книжки имели внушительные тиражи, они очень быстро расходились в определенных кругах. Правда, читать всю ту ересь, что там написана, здравый человек не сможет. Это какая-то гремучая смесь выдержек из исторических учебников, цитат из СМИ и эзотерических выкладок самих авторов. И весь этот бред выдается авторами за некую «истинную историю славянства на Руси», хотя к настоящей истории она совершенно никакого отношения не имеет. 
– Но молодежь в такую ахинею верит. Как говорил еще министр пропаганды Третьего Рейха Йозеф Геббельс, «чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят». 
– К сожалению, да. И чтобы противодействовать этой лжи, необходима более активная работа образовательных и научных учреждений края, официальных молодежных организаций. Конечно же, миссионерскую работу необходимо проводить представителям основных конфессий, действующих на территории нашего края, – православия и ислама.
– Сейчас по Ставрополю пройтись невозможно, чтобы не увидеть на стенах свастики, кельтские кресты, фашистские надписи. Часто за это наказывают?
– У нас за последние три года только два приговора по таким эпизодам было. 19-летний парень в селе Краснокумском на стене местной школы написал «Россия для русских» и свастику пририсовал. Его приговорили к выплате штрафа в размере четырех тысяч рублей. А в Ставрополе паренек тоже рисовал на стенах домов свастики и писал лозунги, направленные против дагестанцев. Его приговорили к году условно.
– Два  приговора – не маловато ли? 
– Дело в том, что установить личности таких «рисовальщиков» крайне сложно, их в буквальном смысле нужно поймать за руку. Поэтому чаще у нас по «экстремистским» статьям осуждают не за надписи на стенах, а за публичные ксенофобские лозунги. 
Вынесен и вступил в силу приговор в отношении начальника Степновского РОВД, подполковника милиции Павла Лагутина. На праздновании Дня ГАИ в местном ресторане его подчиненные избили официанта-ногайца, а Лагутин их мало того что не остановил, а даже подбадривал.
Причем и до этого Лагутин публично призывал очистить свой район от приезжих. Вы только подумайте, человек, который должен следить за соблюдением правопорядка, умиротворять все конфликты, самолично провоцирует вражду. И это при том, что в его РОВД работают представители десятка национальностей – русские, ногайцы, греки, армяне... 
– Ну, в таком поведении Лагутина ничего удивительного нет. Не секрет ведь, что ксенофобские высказывания многие большие чиновники себе позволяют в приватных беседах и во время застолий. 
– Да уж, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке... Вот в прошлом году в Буденновске житель Дагестана Тихаев с друзьями в кафе справлял свадьбу, выпил, начал буянить. Девушка-официантка сделала ему замечание, на что он принялся ее оскорблять: мол, понаехали тут русские на нашу исконную землю, ударил... Дали Тихаеву реальный срок – год и девять месяцев.
А в феврале прошлого года вынесли приговор жительнице Кисловодска Боташевой – она подшофе во дворе тоже выкрикивала ксенофобские лозунги: мол, Кавминводы – это исконная карачаевская земля, и русских отсюда надо гнать. Правда, потом, протрезвев, извинялась перед соседями.  
– Сергей Александрович, а остро ли в крае стоит вопрос религиозных противоречий?
– Не сказал бы. Все-таки южный регион с особым темпераментом, поэтому всякие религиозные культы и секты у нас не приживаются. Вот в 2005-м в Ставрополе объявлялись  последователи лже-«воскресителя» Григория Грабового, но реальной деятельности практически не вели. 
Зато очень рьяным миссионерством по-прежнему занимаются ваххабиты (салафиты) – сторонники самого радикального идейного течения в исламе. 
В Пятигорске в 2004-м произошла очень интересная история. Там идеи ваххабизма проповедовал местный имам Антон (Абдаллах) Степаненко – русский, принявший ислам. Он распространял среди прихожан литературу, аудио- и видеозаписи экстремистского толка, призывал к священной войне против неверных – газавату. 
Причем навязывал он свои идеи местным мусульманам нередко и насильственным способом. Как-то раз вместе с братом Евгением они выкрали двух местных подростков, которые отказались ходить в «ваххабитскую» мечеть и следовать законам шариата, и на два дня заперли их в подвале. Имаму и его брату дали условные сроки. 
– И потом похожий случай был в Кисловодске... 
– Да, только там местный имам Абубекир Курджиев, напротив, проповедовал традиционный (тарикатистский) ислам и осуждал последователей ваххабизма. Естественно, это вызывало резкое неприятие в среде местных радикалов, и на почве религиозной ненависти местный фанатик, 24-летний Роман Коюшев, застрелил имама, а потом еще, уходя от погони, тяжело ранил милиционера. Преступник приговорен к двадцати годам лишения свободы. 
– Вы сказали, что занимаетесь вопросами экстрадиции. Наверное, наше пограничное Ставрополье как магнитом привлекает всяких аферистов? 
– В прошлом году так называемые экстрадиционные проверки проводились в отношении тридцати лиц – как иностранцев, так и граждан России.  Для осуществления уголовного преследования и исполнения приговоров судов иностранных государств выдали девять человек – это граждане Армении, Казахстана, Белоруссии, Украины и Таджикистана. 
Особенно примечательна история с таджиком Джамшетом Нарзуллоевым. Этот с виду невзрачный и тихий рабочий-строитель разыскивался Главной военной прокуратурой Республики Таджикистан за совершение целого ряда особо тяжких преступлений – бандитизма, убийств, разбоя, похищений людей, нападений на военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. 
В начале 90-х, во время гражданской войны в Таджикистане, он был активным участником бандформирования, руководимого полевым командиром Бозоровым, в том числе участвовал в нападениях на Московский погранотряд. Проблема оказалась в том, что у него была масса документов на разные фамилии, и очень больших трудов стоило выяснить, кто же он на самом деле, и потом оформить его экстрадицию в соответствии с требованиями закона. 
– А ставропольских беглецов часто за границей ловят?
– Сейчас в международном розыске находится 26 жителей края – в основном это мошенники, грабители, воры. Но, конечно, самый известный беглец – это экс-мэр Ставрополя Дмитрий Кузьмин. Задержали его в августе прошлого года в Австрии, в настоящее время австрийским судом рассматривается запрос Генеральной прокуратуры РФ о его выдаче. В силу специфики австрийского законодательства процедура это продолжительная, и решение данного вопроса следует ожидать не раньше, чем через несколько месяцев.  
 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий