Поиск на сайте

 

Блоггеры Ставрополья бьются против самодурства и хамства чиновников

 

Недавно «Открытая» рассказала про новое социальное движение в Глобальной сети: молодые и неравнодушные ставропольцы воюют с произволом ГИБДД на дорогах. Почему в сети? Потому что они снимают на видео нарушения закона, которые допускают гаишники, и затем выкладывают эти видеозаписи на YouTube.
Сейчас подобных роликов в Интернете десятки, самые популярные из которых мы описали в статье «YouTube молчать не будет» в №34 от 31 августа с.г. Наша газета назвала госномера машин ГИБДД, фамилии и номера нагрудных жетонов конкретных гаишников-нарушителей.
В статье мы обратились к руководству краевой полиции с требованием провести проверку по всем изложенным фактам. Но, как всегда, ведомство Виктора Булгакова отмолчалось, из чего можно сделать вывод: генерал давно управляет ГИБДД, как своей вотчиной, не подконтрольной ни закону, ни обществу.
Между тем в Ставрополе есть «ловцы оборотней», которые могут похвастаться серьезными победами на этом фронте. Сегодня «Открытая» беседует с одним из таких активистов, известным ставропольским блоггером, участником движений «Страна без глупостей» и «Росъяма» Михаилом АЛФЁРОВЫМ.

 

– Михаил, по многолетнему опыту работы в «Открытой» могу сказать, что большинство правдорубов и правозащитников – люди немолодые: в основном под бульдозеры ложатся, выходят на митинги, звонят на «телефоны доверия» пенсионеры. А вам всего тридцать…
– Действительно, за свои права сейчас борются в основном пожилые. Они воспитывались в советское время, и поэтому намного острее переживают события, происходящие в своей стране, городе, подъезде.
А молодым людям, увы, просто плевать на то, что творится вокруг них, они не хотят замечать своего бесправия. У них другие приоритеты – развлечения, карьера, заработок. И примеров такой гражданской пассивности можно привести множество.
– А как к вам пришла идея снимать на видео гаишников-хамов?
– Подтолкнуло меня к этому принятие два года назад приказом №185 министра внутренних дел Рашида Нургалиева «Административного регламента МВД в области дорожного движения».
Так вот, 25-й пункт этого регламента говорит о том, что любой участник дорожного движения (а это и пешеходы) имеет полное право производить аудио- и видеосъемку исполнения сотрудниками ГИБДД служебных обязанностей.
Впрочем, это и раньше не было законом запрещено. Но все равно гаишники крайне воинственно воспринимали любые попытки водителя записывать диалог даже на диктофон, не говоря уже о видеокамере. А сегодня у каждого водителя есть мобильник с фотокамерой, половина машин – с видеорегистраторами.
– Сегодня у вас в блоге десятка три видеозаписей, где фигурируют машины ГИБДД. Правда, нарушения какие-то мелкие: водитель не пристегнут, ближний свет не включил, по телефону болтает...
– Не скрою, часто сталкиваюсь с таким отношением со стороны других людей: ну чего ты, мол, прицепился к этим невключенным фарам, когда на дорогах десятки тысяч людей гибнут из-за пьяных водителей!
Так ведь вся эта вакханалия на российских дорогах и начинается с таких вот «мелочей». Тем более что сотрудник ГИБДД – это самый главный человек на дороге, ведь он олицетворяет закон.
И если он позволяет себе нарушать правила, то как бы подает другим участникам дорожного движения знак: раз мне можно, то и вам тоже. Водитель видит, что машина ДПС проехала под красный или пересекла двойную сплошную, и тоже начнет нарушать правила – скорость превысит, пешехода не пропустит.
– В социологии, кажется, это называется «теорией разбитых окон».
– Допустим, кто-то разбил стекло в доме и никто не вставил новое. Вроде мелочь. Но она провоцирует в обществе «цепную реакцию»: каждый, кто видит разбитое окно, думает, что за это никто не отвечает.
И вскоре ни одного целого окна в этом доме не останется, потом их начнут бить во всем квартале, затем начнется мародерство, уличная преступность. И это совсем не сухая гипотеза, тому есть миллионы живых подтверждений у социологов: ощущение вседозволенности и безнаказанности в обществе рано или поздно приводит к социальному хаосу.
– Ну, допустим, сняли вы «на камеру» гаишников, но как их можно перевоспитать?! К совести взывать? Так они вряд ли вообще лазают в Интернете, а на YouTube им плевать!
– Есть действенные методы – официальные обращения и жалобы. По закону, их просто нельзя оставлять без рассмотрения. Тем более, если приложено подтверждение того, что гаишник нарушил правила, – то есть видеозапись.
Поначалу я тоже писать жалобы боялся, думал, всё равно ничего не сделаешь, рука руку моет. Но потом понял: когда на одного гаишника набирается какое-то количество жалоб, его наказывают.
И сегодня по каждому нарушению, которое вижу и фиксирую на видео, сразу пишу подробное обращение в краевое управление ГИБДД. По каждой жалобе меня постоянно вызывают в отдельный батальон ДПС по Ставрополю, и по всем обращениям у меня ответы есть: приняты меры, сотрудник наказан.
– Погоны снимают? Премий лишают?
– Дисциплинарные точно бывали наказания. Да и административные дела в отношении сотрудников ГИБДД возбуждались, их привлекали к ответственности, взимали штрафы.
– А вы ведь еще и водителей маршруток таким образом «воспитываете»: у вас на канале YouTube они мелькают даже чаще, чем гаишники. Чем они вам так не угодили?
– Ну вот типичный пример. Представьте, вы едете в маршрутке, и водитель закуривает. В девяти случаях из десяти пассажиры головы опустят и промолчат. Это у нас в менталитете – не надо выделяться из толпы, голос подавать, сиди и терпи. А ведь курить в маршрутке нельзя вообще – закон запрещает! И каждый водитель точно об этом знает. Но курит. Тем самым показывая всем пассажирам: я здесь главный, на вас мне плевать.
– А вы, увидев такое безобразие, сразу составляете жалобу?
– Для начала вежливо, без нажима, прошу потушить сигарету. И почти всегда этого достаточно – тушат, некоторые даже извиняются перед пассажирами. А если какой-нибудь водитель начинает возмущаться, я сразу беру его «на карандаш». И, пока еду, «до кучи» могу набрать и других нарушений (а они почти всегда бывают: хамло даже в мелочах остается хамлом): водитель не пристегнут, стоящих пассажиров набрал.
– Многие водители по вашим жалобам уже наказаны?
– Я точно знаю о нескольких случаях, когда водителей-хамов именно по моим обращениям лишали работы. Однажды была даже такая ситуация: шофер на 13-м автобусе в кабине начал курить (как я позже узнал, человек опытный, проработал водителем на общественном транспорте 13 лет). Я сделал ему замечание. А он вместо того, чтобы окурок потушить, остановил автобус прямо посреди дороги, вышел, сел на корточки, докурил и только потом дальше поехал. Его, конечно, уволили.
– Михаил, у вас в блоге написано, что вы активист движения «Страна без глупостей». Что это такое?
– Это всероссийское сетевое движение, члены которого борются за свободу фотографии, против тонировки автомобилей власть имущих и против других «глупостей». Боремся с тем, что на дорогах полно «мест для избранных». Это знаки-«кирпичи», тумбы, цепочки, шлагбаумы.
– Да уж, у нас куда ни плюнь, в каждом переулке надпись: «Въезд только для сотрудников...» И далее на выбор: прокуратуры, суда, полиции, ФСБ и т.д.
– Я регулярно устраиваю «рейды» по Ставрополю, выискиваю такие вот «запретные» места. В числе нарушителей, понятное дело, силовые ведомства, разные министерства. А заодно решили «отгородить» себя от простых смертных всякими шлагбаумами и стальными «ежами» рестораны, магазины, банки...
«Эксклюзивную» парковку совершенно незаконно заимели даже краевой Союз художников на улице Маршала Жукова и какое-то крошечное швейное ателье на ул. Ломоносова, 33. Есть в этом желании отгородиться от внешнего мира нечто средневековое – вот тут мой личный кусок улицы, моя вотчина, чужаки сюда ни ногой!
– С пережитками феодального сознания бороться необычайно сложно. Но хоть немного получается?
– Я по всем объектам, где незаконно висят «кирпичи» или установлены шлагбаумы, написал большую жалобу в краевое управление ГИБДД. И вот на днях получил ответ за подписью и.о. начальника городского отдела ГИБДД Алексея Полякова: все мои доводы подтвердились, таблички «...кроме» установлены незаконно. И сейчас их почти все демонтировали.
– С чем вас можно смело поздравить. Маленькая, но все-таки победа над хамством и самодурством в отдельно взятом городе!
– А сколько еще этого хамства на наших дорогах остается! И не только на дорогах. Мы ведь, если вдуматься, вообще живем в стране тотальных запретов. На каждом газоне висит табличка: «Не ходить, штраф тысяча рублей». А бывает, что и «сто тысяч» напишут, насколько фантазии хватит. В магазин с детской коляской не заходи, в парк на велосипеде не заезжай, в кинотеатр с фотоаппаратом нельзя!
– И каждый из нас все эти глупые запреты исполняет.
– Потому что боится: а вдруг правда оштрафуют или конфискуют?! Но на самом деле такие запреты и угрозы – совершенно незаконные, и ваша газета об этом тоже ведь подробно писала (см. «Упал, отжался, вывернул карманы», №37 от 22 сентября 2010 г. – Ред.).
На этот счет существует Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ), где перечислены все законные основания для наказания граждан. Причем такое наказание может назначить только мировой суд. Никакая администрация магазина, парка или кинотеатра просто так выписать вам штраф не может, это вне их компетенции!
– Правда, что вас однажды даже ФСБ задерживала, потому что слишком активно качали права?
– Почти так. Однажды я делал фотографии ОВО (отдела вневедомственной охраны – Ред.) в Ставрополе, который расположен на улице Калинина, на месте вытрезвителя. Фотографировал как раз таблички на стоянке (что парковаться тут могут только клиенты отдела), чтобы затем потребовать от управления ГИБДД проверить законность их установки.
И тут подходят ко мне два сержанта: мол, гони паспорт. Я им цитирую новый закон «О полиции»: «Паспорт предъявлю только после того, как вы мне назовете основания для проверки документов». Полицейский просто не имеет права остановить вас посреди улицы «для проверки документов», для этого должны быть веские основания, подробный перечень которых изложен в 13-й статье «полицейского» закона.
– Наверное, для сержантов это было открытием.
– А то! Они не знают, что со мной, таким умным, делать. Вызывают лейтенанта, тот – капитана… Короче, в итоге выходит ко мне начальник ОВО полковник Михаил Барнаш и вежливо ведет в свой служебный кабинет. Объясняю ему: запрет на съемку незаконный. Он и отвечает: да, в законе такого запрета нет, но фотографировать всё равно нельзя. Не положено, и всё тут!
То, что какой-то человек качает права прямо в их ведомстве, вообще оказалось для полиции из ряда вон выходящим: в середине разговора в кабинете у Барнаша появляется сотрудник ФСБ, некий Сергей Харченко, вежливо интересуется, зачем мне фотографии ОВО, а потом так же незаметно исчезает.
Но, что самое забавное, уже потом в Интернете на официальном сайте ОВО я нашел несколько фотоснимков их ведомства. Панорамный вид, на котором отлично видно весь двор, каждое строение. Так какая тут секретность, на которую упирал Барнаш?!
– Вот уж точно, глупость полная.
– Поэтому наше движение  и называется «Страна без глупостей». Мы за тротуары без шлагбаумов, дороги без наглых гаишников, автобусы без курящих водителей… А еще против глупых запретов на фото- и видеосъемку. Тот же полковник Барнаш меня убеждал: мол, нельзя фотографировать внутри аэропортов, это ведь стратегический объект.
В ответ процитировал ему запись, которую сделал в личном блоге директор московского «Шереметьева»: «Из окна музея аэропорта открывается прекрасный вид на летное поле – фотографируйте, сколько захотите. Если кто-то из сотрудников аэропорта пытается запретить вам съемку, немедленно сообщите мне через сайт аэропорта или в блоге». Вот это действительно демократично и, главное, по закону!
– Выходит, многие наши магазины работают вовсе не по закону: зайдешь в любой супермаркет, а первым делом видишь на стеклянной двери картинку – перечеркнутый фотоаппарат.
– А могут люди, которые придумывают эти запреты, внятно и здраво объяснить, что именно они запрещают?! По закону «О защите прав потребителей», я, как покупатель, зайдя в магазин, имею право всесторонне изучить потребительские качества товара. И при необходимости его сфотографировать. Так записано в федеральном законе!
Вот недавно мы еще с двумя активистами «Страны без глупостей» увидели такую табличку с перечеркнутым фотоаппаратом на дверях магазина «Читай-город» на улице Мира. Не поленились, зашли к заведующей магазином и долго ей на пальцах объясняли, что запрет совершенно незаконный. Но, увы, ничего не добились.
– И руки опустились...
– Нет! Я написал в официальный твиттер «Читай-города», попросив объяснить причины незаконного запрета. В ответ получил комментарий: мол, они действуют в интересах граждан и борются за авторские права (порой посетители фотографируют страницы книг).
Но очевидно ведь, что защита прав не входит в компетенцию книжного магазина! Сейчас я готовлю заявление в прокуратуру по этому поводу. Кстати, вместе с «Читай-городом» там будут упомянуты и другие магазины Ставрополя, включая «Триумф», «Спортмастер» и «Связной».
– Михаил, вы ведь еще и с ямами на дорогах Ставрополя активно боретесь?
– Да, участвую в проекте «Росъяма». Как и «Страна без глупостей», это сетевое движение, охватывающее всю страну. Его участники, блоггеры, делают снимки самых запущенных участков на дорогах своих городов, выкладывают фото в Интернете и пишут заявления в муниципалитеты или ГИБДД.
По закону, следить за состоянием городских дорог должна именно администрация (она – владелец дорог!), а у нас в Ставрополе по некоторым улицам не то что ездить - ходить опасно.
Например, еще в мае я написал пространную жалобу в краевое ГУВД по поводу отвратительного состояния дублера улицы Тухачевского, где жуткие промоины и выбоины.
И всего спустя неделю (невиданная, кстати, оперативность!) на дороге начался ямочный ремонт. Затем мне пришел ответ за подписью главного дорожного инспектора по Ставрополю Олега Борисова: нарушения ГОСТа подтвердились, должностные лица мэрии привлечены к дисциплинарной ответственности. А все выбоины на дороге и впрямь полностью заделали!
– Как думаете, в Ставрополе много таких граждански мыслящих людей, как вы?
– Пенсионеров, которые со своими ЖЭУ или застройщиками борются, много. А что касается молодежи, то чаще она решается лишь на «молчаливый» протест – не митинги и пикеты, а через Интернет.
Это те, кто снимают гаишников-нарушителей для YouTube (в Ставрополе знаю таких около десятка), пишут в «Живом журнале» или «ВКонтакте» про всякие мерзости, которые видят вокруг (их тоже несколько десятков).
Но на большее, нежели просто возмутиться в Интернете, они не решаются. Или, скорее, просто не умеют пользоваться правовыми механизмами для отстаивания своих прав (а таких механизмов, поверьте, немало!). Поэтому их протест хоть и искренний, но безадресный и, значит, безрезультатный.
– А разве выборы не показали, насколько выросло правосознание у ставропольцев? Многие мои знакомые, которые не хотели быть просто безучастными свидетелями, шли на выборы наблюдателями от разных партий. Еще пару лет назад такого не было!
– В своей общественной деятельности я сознательно избегаю политики, но за выборами следил очень внимательно. Действительно, те массовые фальсификации, которые были во время голосования, общество встряхнули, словно ядерный взрыв.
Но не везде. В Москве многотысячные акции протеста, чего со времен Ельцина не было! А что Ставрополье? В краевой блогосфере появилось несколько сообщений с конкретными фактами нарушений – и тут же всё затихло, даже всероссийский митинг «За честные выборы» не поддержали. Все-таки менталитет в нашем регионе особый, сонный.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий