Поиск на сайте

 

Все российские политики и эксперты, вне зависимости  от идейных предпочтений, сплотились в неприятии пенсионной реформы, объявленной правительством Медведева

По всей стране ширится протест против грядущей пенсионной реформы, она ведь подразумевает не только повышение пенсионного возраста, но и отказ от накопительных баллов. Петиция с требованием отказаться от реформы, которую инициировала Конфедерация труда России, собрала уже полтора миллиона подписей.

Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) также разослала письмо всем региональным организациям, призывая к самым решительным действиям – пикетам, митингам, стачкам, шествиям. И если во многих городах страны профсоюзные лидеры уже зовут народ на улицы, то на Ставрополье – тишь да гладь. Краевая Федерация профсоюзов, которую возглавляет Татьяна Чечина, на жесткие шаги не готова.

Протестные акции готовятся проводить и политики – КПРФ, «Партия роста», «Левый фронт», «РОТ-фронт»... Пополнили ряды протестующих и сторонники Алексея Навального, который сейчас создает собственную партию «Россия будущего».

В двух десятках городов они подали уведомление на проведение первого июля акции протеста против реформ правительства Дмитрия Медведева. Это не только повышение пенсионного возраста, но также повышение НДС до 20% и отсутствие контроля за ростом цен на авиационное и автомобильное топливо.

«Приходите на улицу сейчас, а иначе завтра не доживете до пенсии», – призывает Навальный своих сторонников. Провести митинг намерены и в Ставрополе: в администрацию города уже поданы сразу два уведомления о проведении акций протеста – на Крепостной горе и на площади 200-летия. По закону, если власти города откажут в проведении акции, то обязаны предложить альтернативное место (как правило, сторонникам Навального разрешают собираться в сквере на улице Чехова).

Не утихает дискуссия по поводу пенсионной реформы не только в политической, но и в экспертной среде. «Открытая» собрала наиболее интересные мнения ученых-экономистов и политиков по этой теме.

 

«Пенсионные деньги разворованы»

Никита Кричевский, профессор Российского государственного социального университета, доктор экономических наук:

– Правительство поступило в высшей степени опрометчиво, исходя, к сожалению, из неотвратимых событий, которые ожидали бюджет в 2022 году, когда на пенсию должны были выходить первые застрахованные по накопительной части.

Потому что денег в накопительной части нет, они разворованы! Часть потрачена на выплаты Парижскому клубу, часть в гособлигациях. Часть, насколько я могу судить, предположительно украдена гражданами вроде Минца, Мотылева, которые якобы покинули страну, и вернуть эти деньги нет никакой возможности.

Правительство и пошло на повышение пенсионного возраста. Оно перерубило этот узел, но во всех вменяемых странах пенсионный возраст повышается плавно и далеко не сразу.

Особых надежд на повышение продолжительности жизни нет, а пенсионный возраст уже к тому времени будет повышен. Да и «успехи» медицины, а также ее «оптимизация» приведут к тому, что люди будут умирать гораздо чаще и в работоспособном возрасте.

В итоге получится, что масса людей будет выходить на пенсию по инвалидности, что увеличит нагрузку на бюджет, а те, кто не получит инвалидность, будут перебиваться с хлеба на воду, потому что они не смогут найти достойную работу.

КРИЧЕВСКИЙ. Институт власти в ситуации неминуемого провала

«Это никакая не реформа, это грабеж!»

Дмитрий Гудков, бывший депутат Государственной думы («Справедливая Россия»):

– Это никакая не реформа, это грабеж! Если мы берем западные аналоги такой реформы, то была подготовка, людей предупреждали заранее, за 10-15 лет, чтобы люди могли планировать свой жизненный путь.

А у нас сейчас, например, многие пенсионеры или те, которые должны были вступить в пенсионный возраст, взяли кредит. И тут им на голову свалилось, что никаких пенсий у них не будет.

Как, например, в Сингапуре происходила подобная реформа. Там отменяли страховые взносы для людей предпенсионного возраста. Для пенсионеров вообще отменяли, а для людей предпенсионного возраста снижали многократно.

Страховые взносы платит бизнес. Соответственно, если бизнесмен понимает, что он наймет пенсионера и не будет платить эти 30% страховых взносов. Значит, тогда он будет давать рабочие места людям пожилым.

У нас этого не сделано. У нас с 2002 года была возможность накапливать  заначку на старость. Действовали пенсионные накопления, программа пенсионных накоплений. Все, кто моложе 67-го года, автоматически участвовали в этой программе. Что сделали с этой программой? Ее просто отменили, у наших молодых отняли пенсионные накопления и потратили их куда? На Крым.

«Выудить деньги у подданных»

Сергей Шаргунов, депутат Государственной Думы («Справедливая Россия»):

– Изыскиваются любые возможности, чтобы выудить последние деньги из обездоленных подданных. Отношение к людям жесточайшее, происходит отцеживание последних монеток.

При том что даже мизерные официальные показатели зарплаты часто не равны тем суммам, которые на самом деле получают провинциальные жители (в действительности человека на работе переводят на пониженную ставку, и он вынужден согласиться на это). Самая настоящая бедность! Люди не видят для себя никакого будущего.

Миллионы людей ждут выхода на пенсию, и особенно ждут те, кто не имеет нормальной работы и не найдет ее ни в какой перспективе (как известно, пожилых на работу берут редко).

Усилится борьба возрастов – пожилые станут препятствовать молодым, чтобы держаться за должность до последнего. И наоборот, пожилых будут брать на работу еще неохотнее, чем сейчас. Продолжительность жизни сократится еще сильнее, потому что она напрямую зависит от обеспеченности.

«С человека хотят снять 800 тысяч»

Сергей Цепляев, член «Комитета гражданских инициатив», декан юридического факультета Северо-Западного института управления РАНХиГ:

– Давайте встанем на позицию мужчины, который оказался на пять лет позже на пенсии. За пять лет он получил бы 60 пенсий в среднем по 14 тысяч. Берем, умножаем – 840 тысяч в минус, почти миллион.

Вот это, грубо говоря, простая математика, которая говорит, что с человека, который сейчас на пять лет позже выйдет на пенсию, хотят снять порядка 800 тысяч. А с женщин еще больше, потому что там больше срок! Ну, теперь давайте ему расскажите, как вы увеличиваете, улучшаете его пенсионное состояние. Я не говорю про инфляцию.

Пенсионная система не является отдельным куском экономики. Вы должны понимать, что все с этим взаимосвязано. Что это означает? На рынок приходит большее количество людей, которым нужны рабочие места. Они где возьмутся, эти рабочие места, сегодня?! Кто их будет создавать?

Все эти разговоры, что мы запретим увольнять, будем наказывать работодателей... Слушайте, ну это опять административные «погоняла», которые просто искажают экономику. Это означает, что возникает давление на рынке.

«Целое поколение будет уязвимо»

Владимир Тимаков, ведущий демограф Экспертного центра Всемирного русского народного собора:

– В ситуации, когда у нас очень мало молодежи и много пенсионеров, даже если мы все доходы от нефти и газа пустим на пенсионные нужды, этого все равно недостаточно. Кроме того, у нас не такой уж нефтяной и газовый Клондайк.

В России почти 150 миллионов жителей, и, если мы разделим свои нефтегазовые доходы на это число, то получится раза в 4 меньше, чем в Саудовской Аравии, и раз в 7-8 меньше, чем в Норвегии.

Кстати, в той же Норвегии и мужчины, и женщины выходят на пенсию в 67 лет. Но при этом и пенсию они, конечно, имеют приличную.

Экономика быстро меняется, многие профессии умирают, людей все больше заменяют машины. В этом плане поколение несостоявшихся пенсионеров (люди от 55 до 65 лет) будет очень уязвимым. Если человек готов к неквалифицированной работе, то она будет всегда, но не все согласны идти в уборщицы и дворники после того, как были инженерами и бухгалтерами.

Государство должно поддержать людей, которым за 50, создать условия для того, чтобы они могли вписаться в новый рынок труда. И для этого нужно принимать специальные меры, иначе будет много неустроенных.

«Нанесён удар по многим семьям»

Павел Кудюкин, член совета Конфедерации труда России, бывший замминистра труда России:

– Прежде всего это ударит по старшей предпенсионной группе, то есть по людям, которым по действующему законодательству остается примерно пять лет до пенсии. Они как бы уже на нее настраиваются, и для них реформа - серьезная ломка жизненных планов.

Тут важно, что пенсия ведь для многих является просто некоторой надбавкой за стаж к крайне низкой заработной плате. Тем более что люди старших возрастов очень часто вынуждены снижать свою трудовую нагрузку - соответственно, у них оплата падает.

Пенсия позволяет как-то свести концы с концами. Одна она прожить нормально возможности не дает, так как уровень ее действительно низок, но и зарплата, которую получает значительное число людей старших возрастов, тоже достойное существование не обеспечивает. А когда они вместе складываются, кое-как концы с концами свести можно.

Плюс это еще удар по многим семьям, потому что относительно молодые бабушки - это очень серьезный семейный ресурс помощи в воспитании детей. Тем более сейчас, когда в школах сплошь и рядом требуют, чтобы ребенка и приводили в школу, и забирали чуть ли не под подпись. Без бабушки это очень трудно обеспечить работающим родителям.

«Это нарушение социальных обязательств государства»

Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества:

– Это нарушение социальных обязательств, которые брало на себя государство. Если посмотреть, как развивалась система пенсионного обеспечения в Европе, то видно, что механизм такого повышения существовал давным-давно. Это происходило очень постепенно.

В Германии повышение пенсионного возраста на четыре года, с 63 до 67 лет для мужчин, было растянуто на 23 года. А мы хотим на восемь лет повысить возраст для женщин за 15-16 лет. Это феноменальная скорость, такого никто не делал. Страны Балтии, которые хотят выйти на 65 лет к 2026 году, начали это в 1999-м!

У этой проблемы было два решения. Первое – пенсионный возраст вообще не повышать. Тогда необходимо было активно развивать экономику, повышать производительность труда, конкуренцию и так далее.

Да, работающих людей становится меньше, но они должны работать эффективнее, и тогда даже большое количество пенсионеров можно будет содержать. Особенно если учесть, какие у нас пенсии. Но это, повторю, требовало четкого выбора в пользу интенсивного развития экономики.

 

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий