Поиск на сайте

 

 

Противоречивые впечатления об американской демократии 

 

«Открытая» продолжает рассказ о путешествии нашего обозревателя Антона Чаблина в США. Напомним, его пригласили в Америку как участника программы «Открытый мир», проводимой национальным парламентом – Конгрессом. Наш автор уже поделился с читателями впечатлениями о самых разных сторонах заокеанской жизни, которые сообща формируют миф о торжестве «американской демократии». Мы же попробуем этот миф разобрать, что называется, по косточкам.

 

Не надо выносить сор из избы!
Жители США во всем считают себя неподражаемыми -у них собственная система мер и весов, они ходят в одежде американских брендов, ездят на американских авто и читают в газетах только местные новости. Такая углубленность в свой собственный мир - часть политической культуры и национальной психологии: рядовой гражданин свято верует в то, что God bless America («Господь благословил Америку») и America above all («Америка превыше всего»).
Над многими частными домами вы увидите развевающийся звездно-полосатый флаг – это тоже проявление чувства патриотизма, гордости за свою страну. Когда мы были на бейсбольном матче в Сент-Луисе, едва заиграл гимн, тридцать тысяч зрителей разом поднялись и, приложив ладонь к сердцу, подпевали. В России такое увидишь вряд ли.
Главный фетиш США – это демократия, которая и для простых американцев, и уж тем более для политиков вне критики. Недаром в США на выборах любых уровней (от президентских до муниципальных) официально запрещено присутствие иностранных наблюдателей. Правда, расценить это можно и по-нашему: не хотят, чтобы «выносили сор из избы». Поэтому глобальный миф о «американской демократии» и продолжал процветать.
Журналист и сатирик Патрик Рурк двадцать лет назад написал книжку «Парламент шлюх» – пожалуй, это самая остроумная критика «демократии по-американски». Так вот, Рурк сравнивает политическую модель США с фаст-фудом: «это нечто мягкое, пресное, сделанное из отвратительных ингредиентов, но все хотят это попробовать».
Будучи в Вашингтоне, на лужайке перед Белым домом, где каждодневно толпятся тысячи туристов, мы увидели несколько манифестантов. Старенький араб, скинув майку, громко кричал азан (призыв на мусульманскую молитву), протестуя против войны на Ближнем Востоке. Туристы обступили дедулю, а вот многочисленные полицейские даже и бровью не повели.
Чуть поодаль, в сквере Ла-файетта, расположился паренек в палатке, испещренной антивоенными призывами. Туристы бойко фотографировались рядом с ним, а молодой человек рассказал, что его брата, военного, убили в Ираке и он каждую неделю выходит к резиденции Обамы, напоминая президенту о его военных преступлениях.
На Первом канале, конечно, такие картинки сразу бы обернули против американских «ястребов», развязавших десятки войн на планете. Но трудно представить, чтобы хоть один демонстрант вышел на Красную площадь, под стены Кремля с обличениями нынешнего режима.

 

Кровяная колбаса и «налог на взятки»
Побывав в суде штата Миссури, мы очень долго пытались объяснить местному судье смысл привычных для русского уха фраз «вертикаль власти», «диктатура закона», «телефонное право». Для американцев всё это непредставимо – развитие правосознания здесь на десятилетия опередило Россию.
Правда, и в нашей стране о заокеанской демократии масса мифов. Например, будто в США нет коррупции. Да, взятки не берут: знакомый бизнесмен, эмигрировавший из России десять лет назад, рассказал, что никогда и никому не давал «на лапу». Если рассматривать коррупцию как «обходные пути», чтобы «решать вопросы» с чиновниками, то прагматичные американцы давно эти пути узаконили.
Называется это лоббизмом -когда юридические лица (чаще всего крупные компании, а также профсоюзы, общественные объединения, церковь) платят за нужные им политические решения. Так что в американских реалиях не таким уж анекдотичным кажется существование «налога на взятки».
В Америке об этой узаконенной «спайке» бизнеса и власти рассуждать вслух не принято. Как говорил немецкий канцлер Бисмарк, «кто любит хорошую колбасу и хорошую политику, не должен видеть, как делается и то, и другое».
Во время посещения Вашингтона с нами встречался настоящий лоббист (он так и представился) Берт Ли Стил -подполковник в резерве, ранее служивший в разведке в Ираке. Говорил он браво (как подобает офицеру), много и красиво (как требуется от лоббиста), но всё как-то обтекаемо: ни полслова о том, кто и за что ему платит.

 

Верхом на картонном осле
В Америке нет коррупции в привычном для россиян понимании, зато оборотная сторона этой медали – выборы превращаются в соревнование денежных мешков, а политикам интересны не простые граждане, а лишь влиятельные плательщики их предвыборных фондов.
Глава округа Сент-Луис (население – более 1 млн. человек), блестящий чернокожий оратор Чарли Дули признался, что его последняя предвыборная кампания обошлась «всего» в $2 млн. А избирался он три срока подряд... Выборы в Палату представителей (срок – два года) стоят $4 млн., а в Сенат (шесть лет) – $30 млн. И эти деньги потом надо отрабатывать.
Поневоле вспоминается еще одно меткое наблюдение сатирика Патрика Рурка: он сравнил «демократию по-американски» с празднованием Рождества в Мексике, когда избирателю завязывают глаза, вручают палку и заставляют колошматить сделанное из папье-маше чучело осла. Только вместо конфет оно наполнено предвыборными обещаниями разных партий.
Вроде американцу грех жаловаться на отсутствие выбора: в США зарегистрировано больше семи десятков(!) политических партий, из которых половина – региональные. Среди них есть и весьма экзотичные: скажем, «Партия марихуаны» и «Партия травки» ратуют за легализацию легких наркотиков.
В реальной политике же представлены лишь демократы и республиканцы, а все прочие партии находятся на обочине политического процесса. Либертарианцы, коммунисты, социалисты, «зеленые» проводят собрания, митинги, порой даже выдвигают кандидатов в губернаторы и президенты... Только об этом почти никто не знает, ведь даже национальным СМИ они неинтересны.
Свои политические взгляды американцы оберегают как зеницу ока. Однажды я поинтересовался у новой знакомой (эмигрантки из России): она за демократов или за республиканцев? «За республиканцев!» – помедлив, ответила она и настрого предупредила меня, что задавать такие вопросы в приличном обществе в США нельзя. Это все равно, что вслух интересоваться сексуальной ориентацией собеседника.

 

Вся власть - советам
На встрече с нашей делегацией молодой мэр Джеймс Ноулз из городка Фергюсон сокрушался, что американская политика похожа на соревнование двух золотых колоссов – «больших» партий, которые вытоптали все вокруг, и между ног у них больше никому не прошмыгнуть.
Сам Ноулз республиканец, он выиграл выборы два года назад, когда ему было чуть за тридцать. Он стал самым молодым мэром в штате, чем искренне гордится. Ведь американская политика вовсе не для молодых. Скажем, в Палату представителей Конгресса можно избираться лишь с 25-ти лет (в российскую Госдуму «берут» уже с 21 года), а в горсовет Сент-Луиса и вовсе лишь после 28-ми.
Ноулз – бизнесмен, у него фирма по продаже кулеров и водонагревателей, зарплату на должности мэра он не получает. Рассказывает, что на выборах лично прошел от двери до двери почти весь свой городок (20 тысяч жителей). Правда вопрос о том, какие конкретно лозунги он выдвигал, поставил Ноулза в тупик.
Ведь острые проблемы города давным-давно решены, и здесь нужен не мэр-реформатор, а скорее «свадебный генерал», который не будет ни во что вмешиваться. Смутил молодого мэра и другой вопрос, такой естественный в нашей стране, – о политических кланах (его отец, тоже бизнесмен, был членом горсовета в Фергюсоне).
Кажется, что на «низовом» уровне американская политика мало отличается от нашей -те же мэры, депутаты, выборы... При этом в большинстве городов Америки выборными являются еще множество муниципальных чиновников – шериф (шеф полиции), казначей, контролер, школьный инспектор, судья и даже начальник пожарной службы. Все они ответственны перед избирателями – каждый в своей сфере компетенции.
Главнейшим же органом является совет старейшин, или правление муниципальной корпорации (по-нашему -дума, районная или городская), который может уволить любого из проштрафившихся чиновников, в том числе мэра. Незадолго до нашего визита в штат Миссури здесь приключилось подобное мэру городка Эллисвилль с населением 9 тысяч человек Адаму Полу депутаты объявили импичмент.
В клинч две ветви власти вошли из-за проекта строительства гипермаркета на месте многоэтажки. Чтобы собрать требуемые для сноса и переселения дома $11 млн., в городке хотели увеличить налоги – депутаты были «за», а мэр (как и большинство населения) категорически «против» того, чтобы владельцы гипермаркета жировали за казенный счет.
В итоге это обернулось скандалом национального масштаба. За несколько дней до выхода этого номера «Открытой» в печать многострадального мэра решением суда все же восстановили в должности. Только дадут ли ему работать обиженные депутаты?! И вот уж этот вопрос напоминает скорее не американские, а российские реалии.

 

Антон ЧАБЛИН
Окончание – в следующем номере



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий