Поиск на сайте

 

 

Более полутора лет пристав Промышленного района Валерий Сластёнов не дает ходу исполнительному производству, призванному восстановить права жителей ставропольской многоэтажки

 
Праздник встретила нерадостно
 

Да, праздник «День России» 12 июня я встретила нерадостно. Сказалась тяжелая бессонница с высоким давлением от событий накануне - встречи с судебным приставом Промышленного района Валерием Сластеновым.

Прежде чем рассказать об этой встрече, напомню о событиях почти двухлетней давности, в течение которых этот человек измывался над жителями нашего дома №299 по улице Ленина в Ставрополе. Но изображал государственное лицо, якобы исполняющее судебные решения, вынесенные судами в пользу жителей. А в действительности всячески способствовал тому, чтобы жители не могли воспользоваться своими правами. 

Историю борьбы жителей за свои права читатели газеты знают – об этом часто пишет главный редактор «Открытой» Людмила Леонтьева, старожил нашего дома, член правления ТСЖ «Надежда». Жители поручили ей вести правовые и информационные вопросы товарищества.

Ну а я работала старшей дома с момента его заселения в 1982 году, и продолжаю активно участвовать в делах дома в качестве члена правления ТСЖ, которое мы образовали в конце 2011 года, после того как убедились в махинациях со средствами капремонта и прочими хитростями.

По поручению правления ТСЖ мы с Людмилой Ивановной выступаем с судебными исками к предпринимателям и многочисленным арендаторам нежилых помещений, отнявшим у нас право на безопасное проживание в приемлемых условиях.

Судебные тяжбы – выматывающая и очень долгая процедура, рассчитанная на победу людей, имеющих средства на адвокатов, чтобы не ходить на заседания самим. Мы же ходили на каждый процесс, а ведь тянутся они уже без малого два года, и все-таки дела выигрывали.

 
Сильнее суда – крышеватели
 

Первая серьезная победа – разблокирование половины пожарных проездов, которые не живущие здесь предприниматели захватили под коммерческие точки (на очереди – освобождение второй половины пожарных проездов).

Но в Ставрополе выиграть процесс - еще далеко не все: в дело вступают крышеватели проигравших. Например, когда жители дома, выполняя судебные решения, освобождали пожарные въезды, в дом 8 раз наезжали полицейские наряды, пытаясь нам помешать. Выяснилось, что вызовы делали захватчики помещений, которые мы сносили.

Еще одна наша серьезная победа – запрет на размещение в нашем доме ресторана, для которого сдал помещение в аренду ростовскому бизнесмену патологически жадный предприниматель Иван Тимошенко.

Мало того, Промышленный суд постановил привести в прежний вид это помещение, которое заезжий ресторатор перестраивал и перекраивал, нещадно долбя капитальные конструкции дома.

Но и спустя месяцы арендатор помещение не восстанавливал. Судебный пристав Промышленного района, которому было поручено вести дело, на злостных неисполнителей решения никак не воздействовал. Наоборот, давал им полную возможность продолжать разрушительные строительные работы. Зато членов правления в помещение не допускали, и мы не могли оценить фронт работ по его восстановлению.

Не раз мы стыдили и понуждали Сластенова выполнять предписанные ему действия. Куда там! Пристав приезжал сюда даже в выходные дни с приятелями – срывал пломбы и запускал строителей в помещение для работ.

Однажды, когда возмущенные жители пригрозили пожаловаться на него в прокуратуру, пристав, не моргнув глазом, солгал, что срывать пломбы с помещения ему разрешил председатель ТСЖ «Надежда» Струков. По поводу его клеветы Струкову даже пришлось писать заявление в прокуратуру.

 
Такие приставы службу позорят
 

А когда мы его уличали в этом, начинал вести себя по-негодяйски: жителей оскорблял, грозил им всякими карами. По поручению правления наш адвокат Т. Удалова и Л. Леонтьева не раз устно и письменно информировали главного судебного пристава Коновалова о том, как беззаконно и разнузданно ведет себя Сластенов.

Совсем еще молодой человек Коновалов, недавно прибывший на Ставрополье возглавлять важную службу, игнорировал все наши заявления и жалобы и тем самым поощрил Сластенова на новые «подвиги» хамства, откровенную демонстрацию, на чьей стороне играет он своей должностью и под чьей опекой находится.

Спустя три месяца полного бездействия Сластенова мы поняли, что ответчики даже не помышляют восстанавливать помещение. И тогда мы с Леонтьевой (по решению правления ТСЖ) подали иск в Промышленный суд с просьбой изменить способ исполнения судебного решения – возложить ответственность за восстановление разрушенного помещения на нас – членов ТСЖ «Надежда».

Суд иск удовлетворил. Собрав с жильцов деньги, мы наняли строителей, которые снесли «парадную лестницу» несостоявшегося ресторана: оформили акт выполненных работ и подали исполнительные листы в службу приставов на возмещение затрат виновниками - Тимошенко и владельцем ресторана Бабаяном.

Но Сластенов продолжал, как всегда, юлить и хитрить, уходить от любых действий, которые бы понуждали Тимошенко с арендатором выполнять судебное решение. Сластенов даже не накладывал на них штрафы. До сего дня, по истечении многих месяцев, деньги старикам дома не возвращены.

 
Судья дело волокитила
 

Мы снова подали иск в Промышленный суд с просьбой принять обеспечительные меры - то есть не допускать в помещение его разрушителей. Но судья Долгополова долго дело тянула, не назначая даты рассмотрения, – и все это время ответчики продолжали беспрепятственно разрушать дом. Мы подали жалобу на волокиту в краевой суд. И оказалось, что Долгополова якобы чуть ли не в день подачи нашего иска постановление об обеспечительных мерах приняла.

Я - пожилая женщина, в законах не очень разбираюсь, но с логикой и здравомыслием у меня все в полном порядке, и потому понимаю, что судья нас попросту обманывала: решение оформила задним числом. Ведь наш адвокат не раз и не два донимала ее вопросами о дате заседания. Долгополова же звука не проронила о якобы принятом ею решении. А команда Бабаяна, имея свободный доступ в помещение, продолжала бешено достраивать ресторан, разрушая дом.

И только спустя почти два месяца - на 11 июня, в канун Дня России - Долгополова назначила заседание по нашему ходатайству об обеспечительных мерах. На этом заседании я наконец и поняла причину судейской волокиты: на мой взгляд, судья действовала исключительно в союзе с приставом Сластеновым и не больно стеснялась этого сходства.

Доказать это не составляет труда, стоит только послушать, что произошло в тот же день в нашем доме. Накануне дня судебного заседания пристав Сластенов вручил мне уведомление, где сообщалось, что я должна прийти к помещению «Пить кофе» в 10 часов утра.

«С какой целью вы меня приглашаете, – спрашиваю Сластенова. – И почему меня одну? Ведь все иски мы подавали с Леонтьевой Людмилой Ивановной. Я предупрежу ее о встрече».

Сластенов сразу же стал нервничать, злиться: «Не надо Леонтьеву, приходите одна, там и узнаете, зачем вас приглашаю…»

Людмилу Ивановну и членов правления ТСЖ я предупредила о встрече, цель которой пристав держал в тайне. Зная уже его повадки, ждали от Сластенова очередной подлянки, не уставая удивляться, что таких людей держат на государственной службе.

 
С кем «советовался» пристав?
 

Люди ждали прихода пристава очень долго, удивляясь его необязательности, – не позвонил, не предупредил о задержке… Леонтьева позвонила в службу Промышленного района с вопросом, где же пристав. По включенной громкой связи услышали ответ сотрудника Лебедко (так он представился), который сообщил: в настоящее время Сластенов находится-де в краевом управлении у начальства…

«Советуется?!» - спросила Леонтьева. Лебедко не ответил. Но мы поняли, что Сластенов вызван главным приставом по Ставропольскому краю Коноваловым, которому всего неделю назад была отправлена наша очередная - сбились со счета! - жалоба на Сластенова.

В ней мы вновь и вновь требовали отстранить его от нашего дела в силу полного бездействия, которое, по нашему мнению, указывает на коррупционный мотив. Ведь он постоянно вызывающе-демонстративно игнорирует закон «Об исполнительном производстве».

Сластенов все-таки появился и потребовал, чтобы я снова пришла. Я позвонила членам правления. Едва Сластенов увидел Леонтьеву, то стал истерично кричать и требовать, чтобы она покинула это место и что он будет иметь дело только со мной одной.

Позже, когда я осталась с ним одна, стало ясно, почему пристав всеми силами старался не допустить к своему действу Леонтьеву, хотя ее имя в исполнительном производстве значилось первым, да и по факту она являлась основным истцом, поскольку владеет юридической грамотностью.

Я же правовой грамотностью не владею, и Сластенов решил, видимо, на этом и сыграть, провернув свою очередную обманку.

Но я всю жизнь проработала в профсоюзных и подобных организациях - всегда с людьми, всегда в гуще их забот, проблем, а потому в психологии людей - в мотивах их поступков разбираюсь хорошо. По крайней мере, могу легко отличить ложь от правды.

 
И обманка случилась…
 

Когда я подошла к месту встречи, Сластенов, не справляясь с дрожью в руках и захлебываясь от волнения, прокричал мне, что сегодня он завершает исполнительное производство, поскольку-де Тимошенко со своим арендатором из «Пить кофе» исполнили судебное решение – восстановили помещение в прежнем виде.

И предложил мне в этом «убедиться» - залезть туда, на полутораметровую высоту, по стремянке (парадный подъезд жители, напомню, снесли). Это в мои-то без малого 76 лет лезть по стремянке невесть зачем – я же не прораб и не эксперт по строительству.

Да и сластеновские подзащитные ничего не сделали: до самого последнего времени продолжали рубить и долбить дом. Мы засняли на фото, как они вывозили старый, битый кирпич из проломленных стен…

- Послушай, чего ты врешь, когда говоришь, что твои подопечные выполнили решение суда?! - говорю Сластенову. - Решение суда обязало именно нас восстановить порушенное. Но ты, действуя в их интересах, всячески препятствовал этому, не допускал в помещение. 

Сластенов что-то опять орет, откровенно мне хамит, хотя я старше его едва не вдвое.

- А какие восстановительные работы якобы делали ответчики? – спрашиваю Сластенова. - У вас есть акт выполненных работ?

Разумеется, ничегошеньки у Сластенова нет, кроме страстного желания (или задания – ведь «советовался» же час назад со своим начальством в управлении?) как можно больше все замутить и быстрее эту муть представить под видом окончания исполнительного производства.

Потому и выходит из себя, все время меня прерывает, пытается запутать какой-то бестолковщиной. Но не получается – и тогда он апеллирует к двум девчушкам, которых привел в качестве понятых: вот вы свидетели того, что Карюкина, мол, не признает и мешает действиям пристава - распишитесь. Орет, что моя подпись ему и не нужна: мол, что в протоколе напишет – то и в дело войдет.

Тут уж и я стала задыхаться от возмущения наглым бесстыдством и хамством пристава…

 
Авторы спектакля – судья и пристав?
 

Через два часа после этого начиналось заседание у судьи Промышленного района Натальи Долгополовой. Наконец-то после долгой волокиты и жалобы она должна была рассматривать наш иск об обеспечительных мерах - запрете доступа ресторанных разрушителей в помещение и всяческих там работ.

Волокита (по моему мнению, намеренная, сознательная) сделала этот иск, по сути, бессмысленным, ведь все это время, как я уже говорила, ресторанщики продолжали обустраивать пищеточку.

Она была запрещена предыдущими судами, но дельцы – Тимошенко с Бабаяном – не теряли надежды объехать закон на кривой козе. И только что состоявшееся фальшивое действо пристава Сластенова имело ту же цель - сохранить для них ресторанное помещение в реконструированном виде.

На суде кроме нас с Леонтьевой и нашим адвокатом присутствовал и председатель ТСЖ «Надежда» Владимир Струков. И с первых же минут мы все поняли: Долгополова «тянула резину» с этим делом не случайно. Судебное заседание было явным продолжением действий пристава Сластенова, срочно передавшего свои фальшивые, по моему убеждению, «бумаги» об окончании исполнительного производства стороне ответчиков.

А те, голубчики, прямо «горяченькими» вручили их тут же судье с просьбой приобщить к делу. Долгополова немедля приобщила, несмотря на наши доводы о том, что уже есть два судебных решения – Промышленного и окружного Краснодарского суда, подтвердивших наши требования и отказавших в претензиях ответчикам. И она не имеет права их пересматривать.

Долгополова решила, что такое «право» имеет, и начала по новой рассматривать те же вопросы, по которым уже был дан ответ ее коллегами и отлит в судебные решения, вошедшие в законную силу.

Наплевав на предыдущие судебные решения, Долгополова принимает свое собственное, «выстраданное» - признает исполнительное производство оконченным, то есть, не моргнув глазом, узаконивает то, что (пройдя все суды) безуспешно пытались сделать Тимошенко со своим арендатором-ресторанщиком – сохранить вандально переделанное помещение.

Что сказать о таком правосудии? Жители скажут! Потрясенные последними событиями, которые считают сговором судьи и пристава, они, однако же, убеждены - такое судейство незамеченным не пройдет: оценку ему должны дать и прокуратура, и следственный комитет, и квалификационная коллегия ставропольских судей.

Иначе как жить, кому верить, на что надеяться, если так безбоязненно будут издеваться над законом, справедливостью и гражданами?!

 
Раиса КАРЮКИНА,
75 лет, член правления
ТСЖ «Надежда»
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий