Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Елена СУСЛОВА, обозреватель «Открытой», кандидат наук, лауреат премии Президента России «Правда и Справедливость»: 

«Если ты подал иск к судейскому чиновнику, шансы  быть защищённым правосудием у тебя нулевые. В таких случаях действует отнюдь не закон» 

В конце августа 2019 года в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону в режиме видеоконференцсвязи состоялось судебное заседание по моему иску о защите чести, достоинства и профессиональной репутации к исполняющему обязанности председателя Ставропольского краевого суда Олегу Козлову. 

Иск, напомню, я подала после того, как на сайт «Открытой» и по «WhatsApp» на личный телефон главного редактора «Открытой» пришел хамский комментарий от врио председателя крайсуда О.А. Козлова к моей статье «Кто и как воздействует на суд?» (№11 от 25 марта 2019 г.). 

Статья написана мною под впечатлением от услышанного на внеочередном заседании квалификационной коллегии ставропольских судей 1 марта 2019 года, на котором я была единственным журналистом. После рассмотрения основного вопроса слово там взял врио председателя крайсуда О.А. Козлов и обрушился на меня и на нашу газету с обвинениями в том, что критические статьи он считает «давлением на суд», «заказухой» и прочая, и прочая. 

«Гадко и непрофессионально!» - такими, в частности, словами, распространяя их в Сети, комментировал он мою статью, пытаясь унижать меня, журналиста, профессионализм которой подтвержден двумя высшими образованиями, ученой степенью и десятками престижных наград, 

Высокий судебный начальник прямо выходил из себя, обвиняя нас в нарушении закона «О СМИ» за отказ размещать его хамские выпады на сайте газеты и на ее страницах. Свое мнение Козлов «обосновал» сообщениями о фактах, которые якобы подтверждают его выводы о моей работе, но которые на самом деле были ложными, не соответствующими действительности. То есть сознательно направлены на унижение моей профессиональной репутации. 

Елена Суслова


Как раз эти, не соответствующие действительности сведения из письма Козлова и стали основой для моего искового заявления. Например, утверждения Козлова о нарушении закона о СМИ, который, однако, не предусматривает публикации комментариев на вышедшие статьи. Это прерогатива, выбор редакции. 

Мы никогда бы не стали давать в газете и на ее сайте комментарии озлобленных персон - неизвестных и незарегистрированных пользователей, да еще представляющихся некими высокими должностными лицами (подпись «О.А. Козлов» мог поставить любой незарегистрированный пользователь, а с подделкой официальных документов чиновников «Открытая» сталкивалась уже не раз). Поэтому отказ модератора сайта (и газеты) публиковать «комментарий» был абсолютно правомерен. Если ты должностное лицо – изволь действовать в рамках данных тебе полномочий – направив редакции официальный ответ в положенной форме. 

Олег Козлов

Олег Козлов

Распространенные ответчиком Козловым сведения о том, что я «скрытно» вела аудиозапись и, самое главное, ее где-то распространяла, «кому надо, давала послушать», тоже действительности не соответствуют. 

Не соответствуют действительности его утверждения о «заказной» статье. Не доказано ни одно событие, подходящее под понятие «заказной характер». 

Козлов обвинил меня в том, что в статье «Кто и как воздействует на суд» я-де «однобоко осветила» его выступление на ККС: мол, написала лишь то, что мне «заказали» написать, но не указала-де другие его фразы и выражения, которые он произнес - и даже указал эти слова и выражения, которые в действительности им не произносились, о чем свидетельствует аудиозапись. 

Одним словом, были все обстоятельства и доказательства к предъявлению Козлову иска о защите чести, достоинства и деловой репутации, который Верховный суд РФ направил на рассмотрение в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону, где он попал   к зампреду райсуда Анжелике Власенко. 


Задолго до того, как я получила СМС-оповещение  о назначенном на 23 августа судьей Власенко предварительном заседании, наша редакция получила от О. Козлова конверт с кипой бумаг (опять же непроцессуальных по факту) с сопроводительным письмом, обращенным к главному редактору газеты Л. Леонтьевой: «Полагаю, что вам достоверно известно следующее. Судебное заседание по иску Сусловой Е.С. ко мне о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону назначено на 29 августа 2019 г.». 

Дата основного судебного заседания на предварительном заседании была действительно назначена на 29 августа. То есть Козлов знал о дате судебного заседания задолго до ее назначения. Это и вызвало подозрение в том , что ставропольский судейский  начальник уже успел пообщаться с судьей Власенко и обо всем договориться. 

В ответ на нашу жалобу о внепроцессуальном общении председатель Пролетарского районного суда Георгий Бондаренко написал примерно следующее: ну звонил, ну общался… но скорее всего, не с судьей, а с ее помощником. 

Забавно даже представить, чтобы сверхсамолюбивый Козлов, теряющий от этого голову и способность здраво мыслить, «опустился» до общения с помощником судьи районного масштаба. Ни на одно заседание Козлов не явился. Суду представил лишь один документ - «Отзыв об иске» с приложениями на 37 листах и с пометкой «только в адрес суда». 

Копию этого отзыва (без приложений) судья вручила мне уже после окончания предварительного заседания. А самих бумаг на 37 листах ни я, ни мой адвокат Ирина Скорикова так и не увидели - торжественно декларируемый «нашим самым гуманным и независимым судом в мире» принцип равноправия сторон был дружно и безоглядно нарушен судейскими начальниками - Козловым и Власенко. 

Признаться, более пренебрежительного отношения к праву и моим процессуальным правам, чем на этом судебном процессе по иску к судье, я еще не видела. Судебный процесс напоминал плохо отыгранный спектакль, на который судья Власенко пришла уже с заранее приготовленным результатом. 

Ответчик Козлов свой «Отзыв»  написал на бланке краевого суда, официально зарегистрировал его в журнале исходящих, номер поставил и дату – 22 августа 2019 года. И подписался, напомним, как «исполняющий обязанности председателя крайсуда». 

Между тем 13 августа в Ставропольский краевой суд уже был назначен новый председатель – Константин Боков, а 23 августа он был представлен коллективу краевого суда. 

Следовательно, Козлов – видимо, для веса - присвоил полномочия, которых к этому времени уже не имел. 

Ясно, что Козлов осознанно нарушал Кодекс судейской этики, так как отзыв ответчика по гражданскому делу в суде другого региона не является организационно-распорядительной документацией для Ставропольского краевого суда. 

И гражданин Козлов не имел права использовать ни материальный, ни административный ресурс своего ведомства… 

Проверка и оценка доказательств, в том числе и обстоятельств, как они добыты, – главное в доказательном процессе. Судья Власенко ушла от прямой процессуальной обязанности потребовать от ответчика доказательства тех фактов, которые указаны в иске. 

Пролетарский районный суд принял во внимание и благожелательно оценил только отзыв гражданина Козлова, который он изготовил на официальном бланке Ставропольского краевого суда и в котором он пишет, что его высказывания в мой адрес – это исключительно «субъективное мнение». 


Однако отказ редакции от публикации этого «мнения» на сайте нашей газеты, а также около десятка других подобных этому «субъективных мнений» Козлов считал нарушением закона о СМИ. И направил жалобу в прокуратуру уже как высший судейский чиновник, а не как физическое лицо, имеющее «субъективное мнение», и перед которым прогнулась Октябрьская районная прокуратура (подробнее наша газета писала об этом в прошлом номере в статье «Власть развращает. Абсолютная власть развращает абсолютно!»). 

Пролетарский районный суд Ростова этими обращениями пренебрег, равно как другими обстоятельствами, имеющими (в силу статьи 152 ГК РФ) значение для дела: не рассмотрел и не оценил нарушения ответчиком О.Козловым Кодекса судейской этики. 

Таким образом, выводы суда первой инстанции (Пролетарский районный суд, судья  А.В. Власенко), отказавшего мне в исковых требованиях, не соответствуют обстоятельствам дела (пп.3, п.1, ст. 330 ГПК РФ), что является основанием для отмены решения суда.  

Об этом-то и написали мы в своей апелляционной жалобе. 


Какого результата от судебного процесса можно было ожидать, когда ростовской судьей Власенко одно за другим допускались грубейшие процессуальные нарушения: 

- Судом не были фактически исследованы представленные истцом доказательства. Перечисление судьей наименований документов, имеющихся в материалах дела, исследованием не является. 

- Судом отказано в приобщении доказательства по делу – аудиозаписи заседания ККС с выступлением Козлова, прослушав которую можно сделать вывод о соответствии или несоответствии действительности фактов, сообщения о которых приведены в последнем фрагменте исковых требований. 

- Судом отказано истцу в ознакомлении с приложениями к «Отзыву» Козлова. Также споро и скопом ростовская судья приобщила к материалам дела неведомые мне «документы», присланные Козловым в качестве приложений к «отзыву», даже не обозревая их, как того требуют процессуальные нормы. 

- Судом отказано истцу и ее представителю в праве на выступления в прениях. Добиться права выступить в прениях с трудом удалось только моему адвокату Ирине Николаевне Скориковой. Когда процессуальная очередь дошла до прений истца – судья быстро покинула зал, не дав мне и моему представителю Владиславу Леонтьеву отразить свою позицию в прениях. 

- В решении суда не учтены замечания на протокол судебного заседания, которое прошло в режиме видеоконференцсвязи. На судебное заседание по рассмотрению моих замечаний на протокол я не вызывалась, в судебном решении наличие замечаний на протокол, мои пояснения к отзыву Козлова, зачитанные в судебном заседании, речь адвоката Скориковой-Севастьяновой в прениях в судебном заседании даже не упоминаются. 

- Дата принятия мотивированного решения в опубликованном на официальном сайте процессуальном документе (решении) скрыта, а заверенная копия данного решения мною до сих пор не получена, спустя месяц после принятия решения. 

Еще раз это все подтверждает мое убеждение, подтвержденное не единожды: если ты подал иск к судейскому чиновнику, шансы быть защищенным правосудием у тебя нулевые. Потому как в таких случаях действует не закон, а процветает судейское панибратство, где все «свои» и где рука руку моет. 

Но впереди другие судебные инстанции – и мы не теряем надежды привлечь О.А. Козлова к ответственности за нарушения закона, что он делает с регулярным бесстрашием от полной безнаказанности. 

Елена СУСЛОВА 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях