Поиск на сайте

 

 

Темы, прозвучавшие в письмах и обращениях наших читателей, интересуют и редакцию. Разделяем мнение о том, что деятельность квалификационной коллегии судей края чрезвычайно закрыта, изолирована от общества.

Никто не знает, как, в какой форме, по каким правилам и регламентам (а они есть!) проходят обсуждения членами ККС конфликтных ситуаций в судейском сообществе, публикаций на эти темы в СМИ?

Почему ответы на публикации всегда шаблонны, беспредметны, неинформативны, неубедительны, иногда с ложными посылами и передергиванием фактов, пренебрежительны, высокомерны, неуважительны до хамства?

Потому что еще ни разу эти блюстители моральных и нравственных правил в своих рядах не признавали хоть малейшее от них отступление своих коллег даже в тех случаях, где доказательства бесчестного поведения лежали на поверхности, были задокументированы видео- и аудиозаписями, на голубом глазу утверждали в отписках: факты не подтвердились.

Мало того, ряды зашитников провинившихся судей не только плотнее смыкаются, но и объединяются в травле расследователей беззаконий - и это происходит в формах полного судейского произвола, что ранее таких случаев не наблюдалось


«Суды не наделены иммунитетом от критики и не ограждены от того, чтобы их деятельность подвергалась дотошному анализу обществом».

Ст. 10 Конвенции Европейского суда по правам человека


В редакции скопилось множество ответов-отмазок из ККС, они есть у многих наших читателей, рассказывавших о недостойном поведении судей.

Несмотря на просьбы авторов расследований приглашать их на обсуждения подобных фактов в ККС, как верно уже подметили читатели, на пути огласки таких историй члены квалифиционной коллегии стоят стеной.

Этот сигнал пренебрежения улавливают и некоторые судьи, которые начинают вести себя как фельдфебели: на одно из заседаний без всякого основания и повода со стороны участников процесса судья Ленинского райсуда пригласила сразу двух приставов «для наведения порядка».

Это была крайне вызывающая демонстрация молодой судьей своего всевластия и неуважения к присутствующим людям вдвое ее старше.

Другой судья позволил себе даже угрожать огромными штрафами стороне процесса за то, что они, используя данное им на это право, заявили ходатайство о его отводе по недоверию. Судья крайне возбудился, оценив такое ходатайство как «оскорбление» его персоны (подробнее об этом расскажем в следующем номере).

Этой теме редакционный совет «Открытой» решил посвятить ряд серьезных публикаций. Приглашаем участвовать в качестве авторов своих читателей, в особенности членов юридического сообщества.

РЕДАКЦИЯ

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий