Поиск на сайте

 

 

На нынешний год приходится сразу несколько круглых дат, знаковых для краевой судебной системы. Во-первых, 220 лет назад на территории Ставропольского уезда указом императрицы Екатерины Великой были введены судебные органы, уже действовавшие в центральных регионах России. С этого момента принято отсчитывать историю гражданского судопроизводства южного края.
Во-вторых, 100 лет назад в Ставропольской губернии состоялся первый суд с участием присяжных заседателей. И, наконец, в-третьих, 15 лет назад в России стартовала судебная реформа, одним из пилотных регионов которой стало Ставрополье. Корреспондент «Открытой» газеты беседует с одним из тех, кто стоял у истоков реформы, председателем краевого суда, заслуженным юристом России Сергеем КОРОВИНСКИХ.
 
История правосудия
- Сергей Петрович, какое место «третья», судебная, власть занимает, на ваш взгляд, в государстве Российском сегодня?
- В Конституции записано: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Да, по счету судебная власть действительно третья, однако по содержанию она не только равная, но и в некоторых случаях даже превосходящая две другие ветви.
Именно в судах решаются многие конфликты между законодательной и исполнительной властями. Любой нормативный акт может быть обжалован в суде, а если суд признает его незаконным, - то отменен. Наконец, суд имеет механизм принудительного исполнения принимаемых им решений (институт судебных приставов).
Тем не менее я считаю, что ни одна из ветвей власти не должна занимать доминирующее положение по отношению к другим. У каждой из них свой круг задач, но единая цель - сделать Россию по-настоящему свободным и процветающим европейским государством.
- Однако простые люди ждут наибольшей справедливости именно от судебных решений. Получается, суды могут выносить менее ангажированные решения, чем другие органы госвласти?
- Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к истории. В конце XIX века в юридической науке России была популярна теория, что судебная система - часть не государства, но гражданского общества. Согласно этой концепции, власть, принимая то или иное решение, исходит из соображений политической и экономической выгоды, а суды - из принципов справедливости.
Почему возникла такая теория? В царской России того периода столкнулись два социальных начала: бюрократия, авторитаризм - с нарождающейся демократией, свободомыслием. И одним из проводников передовых идей стали именно суды. В 1864 году началась судебная реформа, основными принципами которой провозглашались равенство всех перед законом и бессословность суда. Эта реформа, в частности, была призвана ввести в судебный процесс представителей народа, которые решали бы дела в соответствии не с волей государства, а исключительно с принципами права. Так возникли суды присяжных и мировые судьи, просуществовавшие почти полвека - до Октябрьской революции.
- Судебная реформа, которая началась в 1991 году, опиралась на этот дореволюционный опыт?
- Во многом да. В начале 90-х Россия выбрала демократический путь развития. Нам предстояло построить правовое государство. И очень важная, если не сказать ключевая, роль в этом процессе принадлежала именно правосудию. Ведь еще французский философ Поль Гольбах говорил:«Правосудие есть основание всех общественных добродетелей».
Отныне судья получал возможность решать дела на основе Закона и Справедливости, а не на основе указания «свыше». А для этого, в свою очередь, потребовались разительные перемены во всех правовых институтах. Я имею в виду полное разделение ветвей власти (и, в первую очередь, независимость судебной и исполнительной властей); рост кадрового потенциала судей, юрисконсультов, адвокатов; структурные перестройки судебной системы для более эффективного и действенного отправления правосудия...
 
Вера в высшую справедливость
- Сенатор Совета Федерации от краевой Думы Алексей Лысяков в одном из недавних интервью сказал: «Судебная реформа сегодня идет тяжело. На первом этапе были предприняты активные действия, но потом всё по пока неизвестным причинам затормозилось». Вы готовы согласиться с такой точкой зрения?
- Конечно, скорость реформы удовлетворяет не всех, но ведь очень многое уже сделано! Главный ее итог - то, что система российского правосудия расстается с тяжелым прошлым и зримо поворачивается в сторону интересов отдельного гражданина, а не государства. Судебная власть в России утвердилась как самый надежный и цивилизованный инструмент разрешения возникающих в обществе конфликтов, в том числе и на самом высоком уровне.
Осенью прошлого года ВЦИОМ провел соцопрос об отношении россиян к судам. Да, многие опрошенные весьма критично оценивают работу нашей системы, но, тем не менее, почти все они сходятся во мнении: сегодня любой гражданин страны может рассчитывать на справедливое рассмотрение своих проблем в суде. Это говорит о том, что, благодаря реформе, изменилось и правосознание гражданина, его отношение не только к суду, но и к государственной власти в целом. Ведь еще вчера человек в ответ на нарушение своих прав грозился обратиться в обком или райком партии. Сегодня он отстаивает свои права в суде - значит, он готов защищать свои законные интересы цивилизованно, в состязательном порядке.
- Жители Ставропольского края тоже стали чаще искать правды в судах?
- Несомненно. Приведу такие цифры. С начала этого года количество только гражданских дел, поступивших в суды края, выросло на треть по сравнению с тем же периодом прошлого года. Ежегодно на 25-30% вырастает число дел, рассматриваемых мировыми судьями. Как председателя краевого суда и просто как гражданина меня это не может не радовать.
Растет авторитет судебной власти в глазах простых граждан, люди идут в суд в надежде решить свои проблемы по закону и справедливости. С другой стороны, растет нагрузка на каждого судью, что может косвенно влиять и на качество его работы. И, к сожалению, влияет: судебных недоработок и просто ошибок, увы, хватает.
- Одна из главных претензий к работе нынешней судебной системы - ее репрессивный характер. Так, по статистике, суды сегодня выносят оправдательные приговоры лишь в 1 проценте случаев. Если же дело доходит до кассации, то у обвинительного вердикта, опять-таки по статистике, вероятность «устоять» в 800 раз ниже, чем у оправдательного.
- Я не соглашусь с мнением, что современная судебная система репрессивна. Это стереотип, который сохранился еще с советских времен. Сами понимаете, какое мнение могло сложиться о судах в годы политических репрессий? А ведь в то время суд входил в систему правоохранительных органов и был призван бороться с преступностью наряду с милицией, что противоречит самому смыслу правосудия! Отсутствовала и состязательность в судопроизводстве. После начала российской судебной реформы доля оправдательных приговоров выросла на 15-20% по сравнению с советским периодом.
Не стоит забывать, что негативное отношение людей к судам «заложено» и в саму специфику судопроизводства. Каждый год в суды Ставрополья обращаются за правдой более 200 тысяч граждан! В каждом деле не менее двух сторон. Практика показывает, что одна из них, возможно, будет удовлетворена решением суда, другая же посчитает себя ущемленной.
- Очень часто люди жалуются на неуважительное отношение со стороны судей. Бывали случаи (о них не раз писала наша газета), когда ставропольские судьи откровенно хамили участникам процесса, вели себя высокомерно, надменно, забывая о чести мантии. Один судья на процессе умудрился даже щелкать семечки. Значит, судебная машина допускает сбои в своей работе и кто-то должен ее «настроить»?  
- Скрывать не буду, названная вами проблема есть. Есть случаи волокиты при рассмотрении дел, некорректного отношения судей и работников аппаратов судов к гражданам, обратившимся в суд. Но нельзя оценивать единичные случаи как тенденцию. Планка требований, которые предъявляет судейское сообщество к своим членам, поверьте, очень высока. Речь не только об их процессуально-правовых обязанностях, но и о нравственных качествах.
В 1993 году был принят Кодекс чести судьи, в 2004 году - Кодекс Судейской этики, где, в частности, записано: «Судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия». Мы строго следим за соблюдением норм Кодекса. У нас ни одна жалоба на работников судов не остается без тщательной проверки и оценки. За последние два с половиной года я как председатель суда внес в Квалификационную коллегию судей 16 представлений на судей. На судей наложены дисциплинарные взыскания. Президиум краевого суда за это же время вынес 23 особых постановления в адрес «проштрафившихся» судей. Не были рекомендованы на очередной срок полномочий 18 мировых судей, допускавших в своей работе нарушения.
- А какие, на ваш взгляд, главные критерии, по которым следует оценивать деятельность служителей Фемиды?
- Ее нужно оценивать по количеству рассмотренных дел, качеству вынесенных судебных постановлений, соблюдению сроков их рассмотрения, но также и по количеству заключенных мировых соглашений. Ведь очень важно, чтобы уже на этапе досудебного разбирательства судья приложил максимум усилий для мирного разрешения конфликта. Эта функция судей, согласитесь, оздоравливает общество в целом, делает его более терпимым.
 
Открытость прежде всего
- Не могу не задать вопрос, который сегодня волнует очень многих: о коррупции в судейском корпусе. 
- Нечестно было бы ее отрицать вовсе, но эта тема, по моему убеждению, порой муссируется просто на голом месте. Да, есть отдельные факты мздоимства, но говорить о «массовой коррупции» российской судебной системы в принципе неправильно. Поймите, само судейское сообщество в первую очередь заинтересовано, чтобы для подобных разговоров не было никаких оснований. Ведь такие домыслы прежде всего оскорбляют людей, которые работают честно. Мы порой слишком вольно разбрасываемся словами, обвинениями, не осознавая, что тем самым дискредитируем самую большую ценность в демократическом обществе - правосудие.
Но, с другой стороны, это закономерное следствие того, что судебная система долгие годы была закрыта от общества. Недостаток объективной информации и порождал слухи, домыслы, мифы о нашей системе. Поэтому мне вдвойне приятно, что Ставропольский край - одним из первых в стране - взял курс на прозрачность и открытость в работе судебной системы. Была создана объединенная пресс-служба краевых судов. В Интернете начал работу сайт «Суды Ставропольского края» (по адресу www.stavsud.ru), где оперативно размещаются новости, судебные постановления. Итог - доля негативных публикаций о судебной системе в краевых СМИ значительно снизилась.
- Сергей Петрович, но даже при обозначенном вами прогрессе судебное сообщество все еще остается довольно закрытым, со своими жесткими, а порой дискриминационными правилами игры. Скажем, часто критикуют огромные полномочия и влияние председателей судов, назначаемых напрямую администрацией президента.
- Опять-таки это слишком вольная трактовка истинного положения дел. Ни о каком «огромном влиянии» говорить не приходится. Да, в свое время председатели судов имели некое весомое влияние на подчиненных, но влияние это становится все более зыбким. Сегодня главный арбитр для любого судьи - это не начальник, а прежде всего его личная честь и достоинство.
Вместе с тем, все большее значение и вес приобретают органы судейского сообщества. Не без гордости скажу, что Ставропольский край был одним из первых в России, кто апробировал в своей работе федеральный закон 2002 года «Об органах судейского сообщества». У нас проводятся конференции, собрания судей, были созданы Квалификационная коллегия и Совет судей края. Сегодня в этом вопросе и во многих других мы наработали огромный опыт, за которым в наш край приезжают коллеги из других субъектов России.
- С 1 августа зарплаты судей выросли на треть; теперь вы и ваши коллеги - одни из самых высокооплачиваемых госслужащих. Предполагается, что повышение зарплат позволит снизить коррупционный градус в судейской системе. Однако, комментируя эту реформу, руководитель краевого управления Росфиннадзора Владимир Глазков предположил, что взятки не исчезнут, но даже увеличатся соразмерно выросшим запросам судей. 
- Конечно, сами по себе высокие зарплаты - не гарантия судейской объективности. Но это одна из составляющих высокого статуса служителей Фемиды. Ведь высокий статус и независимость судей - не самоцель, а средство обеспечения защиты прав граждан, гарантия эффективности такой защиты. Независимость судьи является основополагающим правом граждан любого государства. Это обязательное условие для беспристрастности судей, которое жизненно важно для доверия людей ко всей судебной системе. Независимость судьи - это не привилегия судебного корпуса, это привилегия общества в целом.
- В настоящее время предельный возраст пребывания в должности судьи увеличен с 65 до 70 лет. Считается, что это позволит сделать принятие судебных решений более справедливым. Вы согласны с этим?
- Безусловно, да. Чем старше судья, тем он мудрее, основательнее, тем выше его внутренняя независимость. У молодого человека сильны карьерные устремления, эмоции; в возрасте же 65-70 лет судья в большей степени ориентируется на вечные моральные ценности - достоинство, уважение к людям, к профессии, к себе.
 
Судите сами
- Сергей Петрович, 12 лет назад наш край стал одним из первых регионов страны, где были внедрены суды присяжных. Как бы вы сегодня оценили итоги их работы?
- В 1994 году мы выстраивали этот судебный институт в крае практически с нуля. Приходилось заново создавать методическую базу, обобщать практику правоприменения. Судьи, председательствующие на заседаниях с участием присяжных, проходили стажировку в США и Великобритании. Сегодня же качественные показатели судов присяжных в крае одни из лучших в России. Этот бесспорный результат Ставропольского края отметила недавно Международная российско-американская конференция по проблемам суда присяжных. Всего же за прошедшие 12 лет в работе приняли участие более 7 тысяч ставропольцев.
- Есть такое расхожее выражение: суд присяжных - суд над фактом, а не над личностью. Подтверждается ли это правило на примере Ставрополья?
- В целом да. Полностью устраниться от личностных стереотипов, страхов, предубеждений присяжные, конечно, не могут - ведь они обычные люди. В Древней Греции, где и возник суд присяжных, заседатели объявляли приговор ночью, чтобы не видеть лиц осуждаемых и не сжалиться над ними в последний момент. Именно с тех пор богиню правосудия Фемиду изображают с завязанными глазами. И с тех пор, чем выше становился уровень информатизации общества, тем сложнее присяжным было сохранять беспристрастность.
- Присяжные не раз оправдывали и откровенных преступников: банду питерских скинхедов, убивших 9-летнюю таджикскую девочку; подполковника ГРУ Ульмана, учинившего бессудную расправу над мирными чеченцами; преступного авторитета Япончика, обвиняемого в двойном убийстве… После этого многие общественные деятели заговорили, что Россия еще не доросла до судов присяжных. 
- Я полностью согласен с российскими юристами конца XIX века, которые считали, что суд присяжных наиболее близок к идеалу суда. Вовсе не сердобольность или юридическая безграмотность причина ошибок присяжных, а недоработки следствия, слабые позиции гособвинения, низкий уровень правовой культуры в обществе. За последние 3 года судом с участием присяжных заседателей в крае рассмотрено 38 дел в отношении 66 лиц, 36 из них - осуждены, 30 - оправданы, что полностью соответствует мировой практике.
- Ставрополье было одним из первых регионов, где 5 лет назад появились и мировые судьи. Этот институт зарекомендовал себя столь же успешно, как и суд присяжных?
- Бесспорно, да. Одной из основных целей создания (вернее, возрождения) мировой юстиции в России стала демократизация судопроизводства, приближение его к народу. Кроме того, мировые суды были призваны снизить нагрузку на районные суды. Сегодня обе эти цели, на мой взгляд, в нашем крае достигнуты. Ежегодно число дел в производстве мировых судей увеличивается на 25-30%. Средняя нагрузка на одного мирового судью - свыше 160 дел в месяц. Так что Ставропольский край был вынужден выйти с законодательной инициативой в Государственную Думу РФ об увеличении числа мировых судей на треть. Это ли не самое лучшее подтверждение эффективности этого судебного института и его авторитета в глазах граждан?
- Сергей Петрович, каким вы видите будущее судебной системы России?
- Не буду вдаваться в юридические тонкости, которые вряд ли будут интересны массовому читателю. Главное - чтобы суд был достоин доверия простых людей. И мы движемся к этому высокому идеалу, что бы ни говорили критики судебной реформы.
- Спасибо за беседу.
- Буду рад, если наша беседа будет полезна обществу.
 
 
Беседовал Антон ЧАБЛИН
 
Наша справка
 
Сергей Петрович КОРОВИНСКИХ родился в 1957 году в Алтайском крае. Окончил Свердловский юридический институт и в 1982-м по распределению попал помощником прокурора в Октябрьский район Ставрополя. В 1987 году был избран судьей Октябрьского народного суда, затем членом краевого суда, председателем Ленинского райсуда Ставрополя. В апреле 1992-го назначен начальником краевого управления юстиции. В 1994 году ему присвоено почетное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации».

Указом президента Ельцина в августе 1994 года Коровинских назначен председателем краевого суда. Он был одним из тех, кто стоял у истоков судебной реформы в нашем регионе. Высшая квалификационная коллегия судей РФ присвоила ему высший квалификационный класс. Сергей Петрович награжден медалью «За заслуги перед Ставропольским краем». А также удостоен наград Русской православной церкви.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий