Поиск на сайте

 

 

Детская память не сохранила черты отцовского лица, но на всю жизнь я запомнил его последнее крепкое объятие перед уходом на фронт

 
С невинномысцем Юрием Писановым  наши журналисты  познакомились через его стихи, которые он регулярно присылал в редакцию на темы, остро его волнующие, - это коррупция, ЖКХ, своеволие чиновников, бездействие правоохранителей, ангажированные судьи, незаконные застройки… Но отражая «злобу дня», его лаконичные, точные в образах и словах стихи никогда не  были ни злыми, ни заполошными, наоборот, всегда содержат в себе внутренний позитив, гражданский напор и активную веру, что со злом справиться все-таки можно.
Его четверостишия редакция публиковала под полюбившейся читателям рубрикой «Акцент «Открытой», и надеемся, что в этом формате поэтических строк, точно бьющих в цель, еще появится немало.
Но больше всего тронули наши сердца его стихи, посвященные памяти отца-фронтовика, - такие пронзительные, искренние, глубокие, в чем сейчас убедитесь и вы, наш читатель. О судьбе отца и своей собственной Юрий Писанов рассказал в письме в редакцию, которое мы и публикуем сегодня.
 

- Родился я на Урале, в небольшом шахтерском городке Пласт Челябинской области. Это город золотодобытчиков. Здесь сначала шахтером, а потом сопровождающим при перевозке взрывчатых веществ работал мой отец, Петр Григорьевич Писанов.

Осенью 1942 года его отправили на фронт, а уже в январе домой пришла похоронка. С фронта отец не вернулся.

Моя мать, Анна Гавриловна, осталась с четырьмя детьми. Долго не могла найти работу, но помогли городские власти - как вдове красноармейца предложили место на складе взрывчатых веществ, где она трудилась до самой пенсии.

Это был засекреченный объект. Чем там занимался женский коллектив, мне неизвестно, поскольку мама на вопросы детей всегда повторяла одно и то же: «Нам строго запрещено рассказывать о работе».

В военное время заработная плата на складе была мизерной, и продуктов, чтобы прокормить детей (старшая сестра Клава была школьницей, а младшему брату Вите едва исполнилось два), не хватало.

Помню, как мама варила суп из крапивы и стряпала лепешки из муки, перемешанной с семенами лебеды. Нашей семье повезло - у нас была корова Зорька. Мы, дети, запрягали ее в телегу, и она возила сено, которое косила мама.

После школы я пошел учиться на киномеханика - очень был увлечен кино. Окончив, поступил в свердловское художественно-прикладное училище.

Потом работал на стройке в Пятигорске, грузчиком в Заполярье, а закончил свой трудовой путь в Невинномысске на химкомбинате, где в цехах с вредными условиями труда отработал 12 лет.

Сейчас я на заслуженном отдыхе, веду литобъединение «Калина», работаю на общественных началах квартальным по месту жительства.

Но где бы я ни жил, чем бы я ни занимался, всегда передо мной стоит светлый образ отца. Лица его я не запомнил (мне было 5 лет, когда он ушел на войну), но ощутил и навсегда сохранил в сердце тепло его последнего крепкого объятия перед отъездом на фронт...

 
Юрий ПИСАНОВ
 
Отца наследство сохранил...
 
Пример высокой правоты.
Как он, ни перед кем я ивой
Не гнусь, как трудно бы ни жил.
Есть совесть, честь
И справедливость -
Их, как наследство, сохранил.
 
 
Печален памяти гранит,
Я от него не отстраняюсь
 
Печален памяти гранит,
Я от него не отстраняюсь.
Мать, помню, плакала навзрыд,
Над похоронкою склоняясь.
 
И у меня, тогда мальца,
Отозвалась война бедою.
Не верилось, что нет отца,
Что пал в бою жестоком воин.
 
С тех пор - с далеких страшных дней
Боль ощущаю непрестанно:
Болит, болит в душе моей
Незаживающая рана.
 
...Не мимолетною грозою
И не водою из ручья,
А материнскою слезою
Омыта память у меня.
 
 
Знак ненавистный – знак фашизма
 
Знак ненавистный - знак фашизма -
Он весь в крови, он весь в беде...
Но символ дикого нацизма
Еще мелькает кое-где.
На всех фронтах знак этот били,
Взрывали, танками давили,
Но не добили все ж пока
Ничтожнейшего паука.
 
Не знали мы в то воскресенье...
 
Не знали мы в то воскресенье,
Что солнце падало... во мрак:
Придет к нам весть о нападеньи
Врага, что сеет смерть и страх.
 
Перевернется жизнь нелепо, 
Отсчет тяжелым дням начнет.
От бомб, обрушившихся с неба,
Страну огромную качнет.
 
Перевернется жизнь нелепо,
Толкнет нас в бездну нищеты,
Чтоб жили мы почти без хлеба,
Без праздников и без мечты...
 
...Перевернули жизнь когда-то
Политиканы-подлецы.
За их безумство наша плата -
В сраженьях павшие отцы.
 
Он жил без зависти и лести,
Он жил по совести и чести
 
Мне говорили про отца:
Он жил без зависти и лести,
Он жил по совести и чести,
Таким остался до конца.
 
Его характера черты 
Есть в каждом честном человеке...
Отец мой для меня навеки! 
Война — проклятье и беда.
Отца я знаю лишь по фото.
Его вниманьем и заботой
Согрет я не был никогда.
 
Давно сны детства отоснились,
Но не забыть мне до конца,
Как на отцовской фотоснимок
Смотрела мама у крыльца.
Закат за синим косогором
Светил, как тысяча свечей,
 
Я видел, как стекало горе
С ресниц у матери моей.
Я слышал, как она ночами
Вздыхала, стоя у окна,
А в окна жалобно стучала
Сиренью синею весна...
 
Сияло небо синевой над
побеждённою войной
 
Пригнувшись под своей виной,
Солдаты Вермахта отменные
Шли по Москве, военнопленные,
Колонной длинною одной.
Забыв про спесь свою и прыть,
 
Шли молча, как заговоренные,
Смотря на Русь непокоренную,
Что так хотели покорить.
И над колонной этой бурою
Сияло небо синевой -
Над побежденною, понурою,
Обезоруженной войной.
 
Юрий  ПИСАНОВ
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий