Поиск на сайте

 

 

На днях с гастролями Ставрополь впервые посетил молодой и талантливый певец, один из лучших теноров России, лауреат многих международных конкурсов Евгений Южин. Его репертуар  поражает своим многообразием и пестротой: эстрада, фолк, русский романс, неаполитанские песни, джаз, классическое камерное и оперное искусство...
Первую серьезную победу Евгений одержал в 14 лет на Международном детско-юношеском фестивале Italian magic в Венеции, а после блистательного триумфа на конкурсе молодых исполнителей русского романса «Романсиада-2007» талант певца отметили признанные мэтры советской и российской эстрады. Несомненно, Южин - это редчайшее явление в искусстве, сочетающее в себе удивительной красоты тенор, виртуозное вокальное мастерство и яркий актерский талант.
Корреспондент «Открытой» побеседовал с Евгением перед самым выходом его на сцену краевой филармонии.

 

- Евгений, как прошли репетиции с нашим симфоническим оркестром?
- От оркестра я в восхищении! Высочайшие профессионализм и культура одновременно. Мы и репетировали-то всего ничего, но сразу поняли друг друга, такое, скажу вам, не часто бывает. Вообще иметь дело с профессионалами всегда приятно - и сам  многому учишься, и получаешь неимоверное удовольствие просто как слушатель. 
- В вашем репертуаре произведения самых разных стилей и направлений, но чему-то ведь вы отдаете предпочтение?
- Строгих пристрастий нет, скорее, я пребываю в творческом поиске. Влюблен в классическую эстраду 30-40-х годов - и отечественную, и зарубежную, упиваюсь романсами (жанр, ставший невероятно популярным в России последнее время),  народным творчеством, с огромным удовольствием исполняю оперные арии... В общем, стараюсь охватить как можно больше шедевров.
Главное мое требование к музыке и стихам - это их качество. Любая классная вещь непременно вызывает отдачу зала, а для артиста это и прилив сил, и хорошее настроение, и уверенность в том, что в тебе нуждаются.
- Известно, что вы исполняете и собственные произведения. Что подтолкнуло к сочинительству?
- Все в молодости сочиняли стихи, кто-то и музыку, я не исключение. А когда вслушался в Прокофьева, Стравинского, Шопена, понял, как далек от истинного искусства! Но от собственных поисков все же не отказался.
Человек не может остановиться в развитии - он либо движется вперед, либо катится назад, третьего не дано. И дело не только в том, что я хочу быть первым, лучшим, любимым, - сама жизнь состоит в кропотливой, ответственной работе. А работать мне нравится.
- Вы ощущаете разницу между столичной и провинциальной публикой?
- Сложно сказать... Всюду получаю овации, отовсюду присылают восторженные отклики, сложилось даже что-то вроде клуба - людей, которые повсюду за мной ездят, чтобы прийти на концерт и послушать.
Но поскольку большую часть жизни провожу между Москвой и Санкт-Петербургом, тут одну особенность я все же подметил. Москва принимает теплее, там я встречаю больше эмоций, непосредственности. А вот Питер сдержанный. Но не скупой, скорее, более искушенный.
- Бывало так, что вы оставались без оваций?
- Может, пару раз. Но не то, чтобы совсем без оваций, а после каждого номера. Вообще контакт со слушателями у меня налажен. Люди с удовольствием идут на мои концерты, а я с  радостью выхожу на сцену для них. Не в этом ли счастье?!  
- Вы гастролировали по Италии, Франции, Китаю, Польше, Болгарии, Финляндии, Румынии...  С какими чувствами возвращаетесь домой? Могли бы подолгу находиться за границей?
- Домой несусь на всех парусах! Мои заграничные гастроли длятся не больше недели, и не потому, что трудно составить длительную программу, - я очень скучаю по дому, по родным, друзьям.
Казалось бы, тебя всячески обхаживают, заботятся, беспокоятся о твоем житье-бытье, всегда можно по мобильному и по скайпу поболтать, но на родину тянет жутко! Так что неделя - это мой предел заграничных странствий. 
- Свой отказ от работы с Борисом Шпигелем, продюсером Николая Баскова, вы объяснили так: «Не хочу быть вторым Басковым». Неужели из артиста можно вылепить кого угодно? 
- Можно, чем в России любой продюсер и занимается. Но у меня свое лицо, которое я не хочу менять, меня слушатели любят таким, какой я есть.
Не терплю, когда меня загоняют в рамки ради цели, которую преследуют люди в общем-то чужие для меня. Так что без продюсера пока обхожусь спокойно, и все предложения на этот счет отклоняю.  
- В биографии у вас был инженерно-экономический университет, который вы  окончили с отличием. Не жалеете потраченного времени, усилий, ведь на красный диплом надо пахать ой-ой-ой как?
- Конечно, пять лет - приличный срок. Но университетская закалка не прошла даром, многому научился, многое понял. Нет, не жалею. Смысл бытия в том, чтобы быть, смысл жизни - жить. Ну что еще скажешь тут...
- В одном из интервью вы обмолвились, что не претендуете на уровень высочайшего профессионала: «Я просто начинающий исполнитель, который хочет донести свои искания до слушателя и дарить людям радость». Что-то изменилось в вашей самооценке?
- Я по-прежнему чувствую себя учеником великих композиторов, писателей, поэтов,  музыкантов, дирижеров. А вот насколько способный я ученик, судить моим слушателям.
Сколько живем, столько учимся, ищем, докапываемся до сути. Конечно, у этого поиска тоже должен быть какой-то итог. Хотелось бы после себя оставить наследие, просто добрый след. Но это миссия каждого нормального человека.
- Звездная болезнь для артиста опасна?
- Испытание славой и деньгами - вот две самые жуткие для артиста вещи. Не все способны высвободиться из этой паутины.
Но зрителей и слушателей эти обстоятельства в жизни артистов, мне кажется, не должны интересовать, оценивать надо по делам и способностям. Искушения - это личная тема каждого, одни борются с ними, другие охотно им поддаются.
- В вашей творческой карьере случались неудачи?
- Была, и очень большая, с нее как раз и началась моя карьера. В 13 лет я выступал на детско-юношеском конкурсе «Украинское бельканто» (я ведь родом из Одессы). Конечно, мечтал стать первым, но чтобы остался без приза, даже поощрительного, представить себе такого не мог!
Короче, все так и случилось. Сколько мук испытал, сколько слез пролил! Но собрался с силами, не раскис - и уже на следующий год на этом же конкурсе взял Гран-при.
- Что для вас означает чувство долга?
- Наверное, как и для любого нормального человека, долг - это ответственность перед теми, кто любит и верит в тебя, зависит от тебя. Это категория нравственная, ведь свободный во всех смыслах человек антисоциален, маргинал. Такой должен жить в лесу или на необитаемом острове.
- Были случаи, когда вы отказывались выступать на корпоративных вечеринках?
- Нет, но меня и не так часто приглашают. Два-три раза в год. Как модно говорить сейчас, я «не формат» для новых русских, чем нисколечко не огорчен.
Недавно был на закрытой свадьбе, организованной известными в стране господами для своих отпрысков. Вот размах так размах: и знаменитые шоумены, и аренда оперного театра, и симфонический оркестр, и хор в полном составе... Могу представить, что дарили молодым родственники и друзья.
Настоящее общение с залом происходит на открытых площадках, когда люди тянутся к искусству, я вижу их искренние эмоции, улыбки. На корпоративных, конечно, тоже встречается публика искушенная, но в основном гости лишь делают вид, что наслаждаются арией, у них другие мысли, настроение.
Этот забавный случай стал уже хрестоматийным, я о нем всем рассказываю. Как-то я выступал на закрытой вечеринке, объявил неаполитанскую песню «О Sole Mio», и тут из зала раздался радостный возглас: «Да это заяц в «Ну, погоди!» пел, знаю!..» 
- Вы студент третьего курса Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. Даже представить не могу, как можно учиться и гастролировать одновременно...
- Да я сам удивляюсь, как все успеваю. Наверное, помогает опыт, приобретенный в первом вузе, умение планировать свое время. Хотя планов полно - и диск новый записать хочу, и репертуар расширить, и учиться надо, и от гастролей отказываться нельзя, - а времени все равно не хватает.
- Думали о педагогической деятельности, скажем, о преподавании в консерватории?
- Я одно время в частном порядке давал уроки, но потом отказался от этой затеи. Педагогическая деятельность, а уж тем более профессиональная, требует огромной самоотверженности, на что способны не многие. Возможно, это дело будущего.
Да и сложно согласиться работать за копейки, которые получают преподаватели за свой каторжный труд, когда есть возможность зарабатывать больше. Может, это нормально.
- Евгений, для всех вы, безусловно, человек классической сцены. А как насчет шоу-бизнеса?
- В принципе я не против шоу-бизнеса, но только не в нынешнем его российском виде, который ломает души, выжимает из артиста все соки и видит в нем исключительно средство для пополнения собственного кошелька.
Многие за счастье почитают связать свою жизнь с шоу-бизнесом, а я не хочу. Там свои законы: в артиста вкладывают бабки, он за это должен пахать, но на него продюсер все равно смотрит как на тварь. Свобода дороже.

 

Беседовал
Олег ПАРФЁНОВ

 

Людмила30 апреля 2011, 18:48

Замечательное интервью! Я интересуюсь творчеством Евгения и прочитала, наверное, все его интервью. Должна сказать, что это лучшее. Спасибо Олегу Парфенову. Интересно сформулированные вопросы позволили как бы развить предыдущие интервью других журналистов, избежать прямых повторений. Позволили Евгению не только рассказать о событиях его творческой жизни, но и высказать суждения, оценки, рассказать о некоторых жизненных принципах и убеждениях. Это очень интересно. СПАСИБО Евгению за искренность и открытость, а Олегу за профессионализм и неформальный подход к своему делу.

 

Теги: музыка


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий