Поиск на сайте

 

 

Осуждающих убийство французских карикатуристов в российском обществе почти столько же, как и осуждающих сами их рисунки

 

2015 год в мире начался с трагедии. 7 января двое исламских боевиков ворвались в редакцию французского сатирического еженедельника Charlie Hebdo и расстреляли из автоматов 12 человек. В числе погибших были шеф-редактор Стефан Шарбоннье, семеро сотрудников редакции, двое полицейских, вахтер и случайный посетитель.

Нападавшие были в масках, они сумели беспрепятственно выйти из здания и скрыться на машине. По свидетельству очевидцев (в бойне было ранено 11 человек), войдя в редакцию, они стали выкрикивать «Аллах акбар!», так что мотивы преступления сразу оказались очевидны.

Charlie Hebdo – ультралевое издание, которое в своих карикатурах высмеивало французских и мировых политиков, расистские и религиозные предрассудки. Оно регулярно публиковало и крайне непристойные карикатуры на святыни христианства, ислама и иудаизма.

За карикатуры на пророка Мухаммада издание много раз подвергалось нападкам со стороны как самих мусульман, так и французских политиков (в частности, осуждали его президент Жак Ширак и министр иностранных дел Лоран Фабиус). На еженедельник подавали в суд Всемирная мусульманская лига и Союз французских исламских организаций, требуя признать карикатуры на Мухаммада экстремистскими. Мусульмане судебный процесс проиграли.

В 2011 году вышел специальный номер издания, озаглавленный Charia Hebdo («Шариат»), шеф-редактором которого в выходных данных был вписан... пророк Мухаммад. После этого неизвестные подожгли парижский офис еженедельника, а к главному редактору Стефану Шарбоннье власти приставили полицейскую охрану (телохранитель журналиста и был убит исламистами во время нападения 7 января).

Спустя два дня предполагаемые участники нападения на редакцию были убиты в ходе полицейских спецопераций в окрестностях Парижа. Их трое – братья, выходцы из Алжира, и француз, родившийся в семье сенегальцев (их сообщница, девушка-алжирка, сумела бежать из Франции).

Стоит отметить, что среди жертв исламистов было тоже двое мусульман – корректор Мустафа Урад и полицейский Ахмет Мерабет (оба, как и их убийцы, выходцы из Алжира).

Ряд европейских и американских изданий перепечатали карикатуры на пророка Мухаммада, ставшие причиной расправы над Charlie Hebdo. Правда, многие ведущие СМИ опубликовали рисунки с цензурными «квадратами» (например, телеканалы BBC и CNN или информагентство Accociated Press).

А офис немецкого таблоида Hamburger Morgenpost, который тоже напечатал на первой полосе скандальные карикатуры, неизвестные в ночь на 11 января забросали коктейлями Молотова.

Парижский теракт как покушение на свободу слова – основу демократии – осудили все без исключения мировые лидеры. Вместе с тем ряд политиков и религиозных деятелей назвали события Charlie Hebdo закономерным следствием проводимой им редакционной политики, не щадящей святынь ни мусульман, ни христиан. Например, осудил убийц карикатуристов, но также и их самих президент Католической лиги США, известный правозащитник Билл Донохью.

После бойни в редакции журнала в блогосфере стремительно набрал сторонников слоган солидарности Je suis Charlie («Я – Шарли!»). Эти слова вслед за главными страницами сайтов появились на витринах и стенах домов по всей Европе. Но быстро появился и прямо противоположный лозунг – Je ne suis pas charlie («Я не Шарли!»), который выбрали осуждавшие безоглядную дерзость еженедельника.

В их числе, например, лидер французских ультраправых Марин ле Пен, которая в своем персональном блоге в равной степени осудила и исламистских боевиков, и самих карикатуристов Charlie Hebdo.

Ситуацию вокруг сатирического еженедельника политик сравнила с другим скандалом, всколыхнувшим Францию 9 мая 1990 года: тогда ее отца, известного ультраправого Жана-Мари ле Пена, обвинили в подстрекательстве скинхедов к осквернению еврейского кладбища в городке Карпентра. Все обвинения в итоге были сняты, но, как в анекдоте, осадок остался.

Марин ле Пен в итоге не была приглашена на «Республиканский марш», который 11 января прошел по центру Парижа в знак солидарности с жертвами теракта. В нем приняли участие более миллиона французов, а во главе колонны шагали лидеры европейских государств (Россию представлял министр иностранных дел Сергей Лавров).

Правительство Франции выделило около 1 млн. евро, чтобы поддержать журнал; помогли финансами также Google и британский издательский дом Guardian. Оставшиеся в живых сотрудники Charlie Hebdo объявили, что выпуск еженедельника будет продолжен.

И первый номер вышел сегодня (по совпадению, в День российской печати) тиражом в 1 млн. экземпляров вместо привычных 60 тысяч. На обложке – снова карикатура на пророка Мухаммада.

Как видно, нападение на еженедельник вновь обострило и в европейском, и в российском обществе болезненную дискуссию о пределах свободы самовыражения. А успех движения «Я не Шарли!» (особенно среди молодых французов-мусульман) свидетельствует, что осуждающих убийство карикатуристов почти столько же, как и осуждающих сами их провокационные рисунки.

 
Сергей ЕВСЕЕВ
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий