Поиск на сайте

 

Педагоги Ставрополья возмущены «кривизной» системы подготовки одарённых детей

Она  нацелена не на то, чтобы стимулировать лучших, а на то, чтобы убить тягу к знаниям. 

Обсудим!

Задача благая, а реализация хромает 

Владимир Путин четыре года назад дал правительству и губернаторам поручение: разработать систему поддержки одаренных детей. После этого в Сочи был создан центр «Сириус», где проводят профильные смены по разным предметам – от математики до биологии. 

Президент обещал, что филиалы «Сириуса» появятся во всех без исключения регионах России. А заодно – профильные школы для одаренных детей. 

Ну а теперь посмотрим, как поручение президента реализуется на практике. 

Итак, взять хотя бы проект «Базовые школы РАН». Задача, безусловно, благородная –создать «тепличные» условия для выявления и обучения талантливых детей. Участвуют в проекте две школы из Ставрополя – лицей №14 и гимназия №25. Но вот какая загвоздка: учеников в школы набирают исключительно по территориальному признаку, а расположены они в центре Ставрополя, в километре друг от друга. Выходит, путь сюда заказан не только многим детям из краевой столицы, но и всем, кто не из Ставрополя. 

Сейчас в этих «базовых» школах работа идет только в одном направлении: проектная деятельность. Научные руководители – преподаватели СКФУ, которые выполняют эту работу в качестве «общественной нагрузки». 

Специализированных физико-математических школ на Ставрополье также практически нет. Подготовкой одаренных детей занимаются центры дополнительного образования, из которых самые крупные и известные «Поиск» и «Лидер». А помимо них – множество более мелких студий, не считая частных репетиторов. 

Результат? Одаренные дети вынуждены уезжать за пределы Ставрополья, поступая в специализированные лицеи других регионов – от Адыгеи до Мордовии. Да-да, именно эти регионы (не считая, конечно, Москвы и Санкт-Петербурга) в стране считаются самыми сильными по подготовке физиков и математиков. 

«Флагман» плывёт не туда 

Отдельного разговора стоит олимпиада школьников. Ежегодно министр образования Евгений Козюра своим приказом устанавливает «порог отсечения». Скажем, в прошлом учебном году не более 40% участников олимпиад по разным предметам могли стать победителями и призерами. Но для этого они должны были набрать не менее 50% от максимально возможного числа баллов. 

Между тем, в большинстве регионов России данная квота значительно ниже ставропольской (кроме того, она дифференцирована в зависимости от предмета). 

Скажем, в Мордовии (это один из «флагманов» школьного образования в стране, причем по многим предметам, от астрономии до биологии) пороговый минимальный балл на олимпиаде по математике в этом году был не выше 33%, а квота для количества призеров и победителей – не менее 70%. 

В Адыгее (еще один «флагман» физико-математических наук) пороговый балл для определения призеров регионального этапа – 30%. И такая низкая квота установлена специально, чтобы стимулировать детей: когда ребенок становится победителем или призером олимпиады, это рождает у него еще больший интерес к предмету. 

Невыгодно отличается Ставрополье от других регионов и тем, что дети, победившие на олимпиадах, не получают материального поощрения. Да что там премии, если дети даже не получают сертификатов участника регионального этапа олимпиады. То есть ребенок, даже занявший первое место, очень часто не имеет ничего, кроме воспоминаний и фото в телефоне. 

Из-за завышенной квоты на Ставрополье по ряду предметов были выявлены только несколько победителей – без единого призера! Скажем, из 106 участников олимпиады по химии в 11-м классе статус победителя получил только один человек. А в 9-м и 10-м классах вообще никого не наградили. 

«Сириус» сделали недоступным 

А вот на олимпиаде по астрономии – прямо противоположная ситуация. Предмет только недавно вернулся в школьные программы, в ЕГЭ сдается лишь как компонент физики, поэтому на олимпиадах мало участников. А в итоге процент участников, преодолевших минимальный порог, выше установленной Козюрой квоты – в итоге не все ребята, показавшие высочайший уровень знаний (например, 85 из 100) получают статус победителей. 

Почему бы министерству образования Ставрополья не уменьшить квоту, чтобы ребята, набравшие на олимпиаде 50 баллов, могли бы принять участие в профильных сменах в «Сириусе». Например, в августовской химической смене в этом году в сочинском центре были ребята из Мордовии, Кировской, Воронежской областей, Краснодарского края, которые набрали на своих региональных этапах олимпиады меньшее количество баллов, чем ребята, занимающие верхние строчки в рейтинге Ставрополья… но без статуса победителя или призера. И аналогичная ситуация по другим предметам! 

Идиотизм чиновников от образования в Ставрополе порой не знает предела. Скажем, в краевой столице городской комитет образования дополнительно к «министерской» придумал еще одну квоту – в зависимости от размера школы. 

В результате в малокомплектных школах на «малочисленных» предметах бывает такое: ребята набирали максимальное число баллов, но им не присуждали статус победителя или призера школьного этапа. То есть талантливые дети страдают только потому, что в их школе не нашлось большего количества участников? 

Но порядок определения победителей олимпиад – это лишь полбеды. Сами педагоги жалуются, что задания для олимпиад пишутся «на коленке»: из года в год тасуют одни и те же задачи, ответы на которые легко можно отыскать в Интернете. И это мотивация?! 

Антон ЧАБЛИН, 
специально для  «Открытой» 
 

 

Голос за!

Голоса: 4

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий