Поиск на сайте

 

Знойная красавица Анастасия Катаганова – одна из самых известных восточных танцовщиц на Ставрополье – делится секретами мастерства

 

В Ставрополе скоро пройдет фестиваль этнической музыки и танцев «Легенды семи морей». Время и место выбраны символично – греческий ресторан «Акрополь» и уикэнд сразу после Международного женского дня. Ведь участием в фестивале сделают себе подарок многие женщины: станцевать на сцене «Акрополя» может любая желающая, которая подаст заявку в оргкомитет.
Уже сейчас участниц больше тридцати, выступать они будут в разных стилях восточного танца. Это классика, фолк, шоу, табла-соло... Причем зрителей ждет и совсем уж непривычное для Ставрополя зрелище – баттл, танцевальная битва, когда на сцену одновременно выйдут сразу семь знойных красоток, чтобы под музыку доказать, какая из них лучше.
Фестиваль уже заручился множеством спонсоров. Например, для победительниц приготовила призы Ольга Панова – чудесная мастерица, которая своими руками делает косметику, сувениры, украшения, фотоальбомы.
Ждут здесь сразу несколько звезд, среди которых самая яркая – московский музыкант, перкуссионист Артем Узунов, который известен виртуозной игрой на дарбуке (старинный арабский инструмент, небольшой барабан). Именно он будет аккомпанировать танцовщицам во время проведения соревнований по табла-соло – в этом ярком и оттого популярном у зрителей стиле каждый звук «живого» барабана должен отзываться движением танцовщицы.
Еще одна звезда – сочинская танцовщица Сафира (Марина Соляникова), преподаватель Лиги профессионалов арабского танца России. На своем утреннем мастер-классе она расскажет ставропольчанкам о слиянии арабской и испанской танцевальных культур, от которого родились такие знойные стили, как аспани-ракс или андалузия. А вечером Сафира будет блистать на сцене.
Выступят здесь и краевые звезды – чемпионы Юга России по бальным танцам Вячеслав Деревич и Юлия Михайличенко, а также исполнительница индийских танцев Ирина Ялуплина. Планами с «Открытой» поделилась одна из организаторов фестиваля Анастасия КАТАГАНОВА.

 

– Анастасия, танцевальный фестиваль для Ставрополья – дело обычное. Но почему вы выбрали именно восточный танец?
– Я сама начала танцевать в детстве, занималась в бальной школе, но лет в 12 с танцами пришлось расстаться. А восемь лет назад случайно открыла для себя арабский танец – и влюбилась в него.
Это целый пласт культуры, знания о котором на Ставрополье, к сожалению, поверхностны. И я хочу, чтобы его красоту и многогранность смогло увидеть как можно больше людей.
Причем наш фестиваль не будет сугубо «арабским»: мы хотим объединить всех – и «бальников», и современные танцы (например, джаз-модерн), и восточные, и индийские. В нашем крае очень развита танцевальная культура – есть множество интересных школ, студий, и в самых разных стилях, но все они разрозненны. Как говорится, «варимся в собственном соку», что печально.
– У многих мужчин бытует мнение, что танец живота – это удел пышнотелых домохозяек, для которых это сродни фитнесу.
– Называть арабский танец танцем живота неверно, это лишь комплекс движений, техническая часть восточного танца. А возник он потому, что арабский танец в древности был женской гимнастикой и выполнял сугубо физиологическую функцию – подготовить организм к ранним родам и восстановиться после них.
– Современный арабский танец сильно отличается от того, старинного?
– Очень сильно. Фольклорные стилистики (балади, шааби, саиди, халиджи, ираки, дабка и пр.) – сугубо этнические, и европейцу не легки для восприятия.
А вот основой для современного восточного танца стал фольклорный стиль ракс-аль-балади (буквально – «народный танец»). Но и на него повлияла западная культура: для европейцев не открывались все двери в арабский мир, многое они могли себе лишь представить.
Так и возник по-голливудски яркий антураж: органза, шелк, голые животы, расшитые монетками шаровары и юбки.
– А что востребовано зрителем в Ставрополе?
– Восточный танец имеет несколько направлений: классика, фолк, шоу, а я бы выделила еще и «ресторанный» стиль.
Именно в нем чаще всего и работают девочки: это откровенный наряд и сексуальные движения, заламывания рук, извивания на полу – в общем, тот «продукт», что хотят видеть непритязательные посетители наших клубов или кафе.
Кстати, у этого «ресторанного» стиля тоже есть свои исторические корни, а именно – Турция. Это своего рода пародия на классический арабский танец, называемая «турецкий ориенталь», который в самой Турции считается не национальной ценностью, а заимствованным элементом (турки «танец живота» не очень привечают).
Между прочим, именно турецкий ориенталь и преподают во многих фитнес-клубах Ставрополья под видом «настоящих» восточных танцев.
К счастью, сейчас «ресторанный ориенталь» я вижу все меньше: среди жителей края много людей, которые сами бывали в Египте, Марокко или на Ближнем Востоке, и воочию видели, что такое настоящий арабский танец.
– Вы сами себя относите к профессиональным танцовщицам?
– Наверное, да. Для меня сегодня это скорее образ жизни, но не спорт, в соревнованиях участвовать мне неинтересно, хотя частенько приглашают в жюри.
Причем все эти восемь лет, что я занимаюсь арабскими танцами, стараюсь повышать уровень, насколько это возможно для работающей мамы двоих деток.
Мне очень повезло учиться у живой легенды – президента Лиги профессионалов восточного танца Елены Рамазановой, у потрясающих танцоров Алексея Рябошапки, Дарьи Мицкевич, Софии Гаммаль.
– Нам секреты мастерства откроете?
– Ну, всех секретов даже я не знаю, Восток ведь, как известно, дело тонкое. Но один совет все же дам. Наболело.
Восточный танец отличается от европейских или латино тем, что на сцене выступает не пара, а один человек. Поэтому от него требуется не просто хорошая техника, а больше – артистизм, импровизация, умение передать музыкальный образ, рассказать свою историю в танце. И поэтому очень важно понимать слова песни.
Арабская музыка часто обманчива: к примеру, слышится веселый, мажорный ритм, а поется о чем-то драматичном – расставании женщины с любимым или неразделенной любви. Или песня может быть чересчур фривольна, а постановку под нее танцует маленькая девочка.
Поэтому мой совет: если хотите создать хорошую постановку, закажите перевод песни или поищите его в Интернете.
– Анастасия, вы ведь не только танцор, но и дизайнер.
– Да, я увлекаюсь созданием костюмов для арабского танца, и не только для себя, но и для других российских танцовщиц под брендом Leila Nara. Безусловно, костюм – это важнейшая составляющая образа танцовщицы. Но тут важно не переусердствовать с фальшивой роскошью или эротизмом, но в то же время и экономить на нем неправильно.
Поэтому никаких пайеток, монеток и кружевного белья. Только роскошные ткани, красивая фурнитура, хрусталь, жемчуг, украшения... Скрываем недостатки, подчеркиваем достоинства.
– С какого возраста можно заниматься восточными танцами?
– Примерно с десяти лет. Есть тренеры, которые берут себе девочек и четырех, и семи лет и уже в этом возрасте дают серьезные элементы: тряски, ключи, резкие движения бедрами. Но это, на мой взгляд, неправильно.
В раннем возрасте девочки должны прежде всего получить основы хореографии, а полноценный ракс шарки на пользу не пойдет – технически сложные элементы могут отразиться на правильном формировании репродуктивной системы.
Уже не говорю о том, что маленькие европейки, стремясь подражать преподавательницам, копируют поведение и костюмы взрослых женщин. И вот на сцену выходит не девочка, а «опытная» дама: томный взгляд, крошечный лифчик, высокие разрезы, прозрачные шаровары, обилие косметики на лице. Это, мягко говоря, неэстетично.
– Ну а к мужскому беллидансу как относитесь?
– Есть мужчины, которые копируют женский танец – движениями, костюмом. Но, на мой взгляд, в любом танце мужчина должен оставаться мужественным, брутальным, сильным. Ведь существуют арабские фольклорные танцы, которые с успехом исполняют и мужчины: например, тахтиб – танец с палками, отражающий навыки владения оружием.
Великолепно смотрятся мужчины, танцующие фьюжн. Это смесь арабского танца и иных направлений, например танго, фламенко или брейк-данса.
– Вы по всему Ставрополью работали. Где, на ваш взгляд, самые сильные студии?
– В самом Ставрополе – «Восток» и «Клеопатра», очень сильная пятигорская школа Валентины Третьяковой «Ясмин», в селе Кочубеевском – «Амина». В Георгиевске есть прекрасная школа «Роксалана». Я впервые увидела эту группу несколько лет назад на одном фестивале и просто влюбилась в девочек: у них сильная хореография, интересные постановки. Кстати, на нашем фестивале будут представительницы всех этих студий.
До недавнего времени, надо сказать, мы сильно проигрывали Ростову и Краснодару: там много сильных школ, регулярно проводятся фестивали, мастер-классы (причем не только наших звезд, но и зарубежных).
Надеюсь, скоро и на Ставрополье ситуация изменится, появятся школы, где будет преподаваться классический ракс шарки, причем начиная с базовой хореографии и изучения основных ритмов и стилей и заканчивая культурой народа, танец которого мы исполняем. Потому что это не просто танец – это жизнь и обычаи мусульманского мира. И это надо уважать.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях