Поиск на сайте

 

 

Стриптиз на Ставрополье признан полноценным видом искусства
 

Недавно в центре краевой столицы появился огромный рекламный баннер «Театр эротики»… Прочитав эти слова, чопорный читатель может сразу же перелистывать страницу газеты. Наш рассказ – не для ханжей, а для тех, кто дышит полной грудью.
Хотя нынче для ставропольцев стриптиз – плод уже не запретный, а, скорее, приевшийся. По легенде, появился он в нашем городе в 1993 году, когда несколько московских стриптизеров «зажигали» в одном модном местном ресторане. Изрядно поддали - и принялись танцевать на столах. На вечеринке присутствовал владелец городского клуба «Кристалл», который завистливо поглядел на «грязные танцы» и решил – Ставрополю нужен собственный стриптиз.
И вот уже к концу 1990-х в городе было несколько стриптиз-балетов, а самый известный танцор – мулат по прозвищу Фил де Браско – нынче уже стал звездой европейского уровня. Обо всех легендах и секретах современного стриптиза поведал корреспонденту «Открытой» хореограф «Театра эротики» Армен МИРЗОЯН.
 

– Армен, как вы попали в стриптиз?
– Танцами – эстрадными – я занимаюсь с детства. В 16 лет пригласили в шоу-балет, с которым объездили, наверное, пол-Европы. Потом вернулся в Ставрополь. И вот мне однажды звонят знакомые и предлагают стать хореографом стриптиза. Для меня, конечно, это было шоком! Стриптиз в моем понимании тогда – это нечто на грани морали, девочки по вызову и всё прочее... Я отказался. Но меня продолжали уговаривать. Подумав, согласился – просто ради интереса, чтобы попробовать себя в новом жанре.
– По душе пришлось?
– Ломать стереотипы всегда интересно. А в клубе мне дали почти полную свободу действий: набирать девушек, придумывать костюмы, декорации, ставить танцы… Я почувствовал себя настоящим художником!
Признаюсь, мы сделали почти невозможное: наш клуб быстро раскрутился, о нем заговорили даже в других городах. И вот к нам как-то приехала хореограф из Воронежа. Этот человек – легенда в российском стриптизе. Она посмотрела наши номера, ей понравился мой творческий подход, и она взяла меня в ученики. Именно благодаря ей научился видеть в стриптизе не просто бизнес или развлечение, а именно высокое искусство.
– Соблазнить мужчину полуголым телом... Какое же это искусство?
– Каждый жест, каждое движение руки, полуулыбка в стриптизе имеют свое значение. Так же, как балерина передает в танце весь драматизм постановки, так и здесь нужно за три минуты (стандартное время выступления – Авт.) показать зарождение страсти, ее накал и угасание. При этом девушка должна языком тела, без прикосновений и слов, убедить мужчину в том, что она та единственная, которую он хочет, ради которой он готов на всё.
– Ну вот, собственно, и весь спектр эмоций: страсть, любовь, желание…
– А это уже немало! Причем я всегда ставлю танец так, чтобы он был максимально драматичен: у каждой девушки есть свой сценический образ, и она должна показать в нем страдание или радость, гнев или кротость. За три минуты танца она проживает маленькую жизнь.
– Как набираете девушек? Обязательно с хореографической и спортивной подготовкой?
– Наоборот, никакой хореографии! Ну, только если кто-то из них в далеком детстве занимался танцами. Академизм хорош в балете, но не в стриптизе. Девушка в танце должна быть естественной – в этом и есть шарм стриптиза. Те, которые имеют академическое танцевальное образование, слишком скованны. У них нет желания во взгляде. Им не придумаешь узнаваемый образ: они двигаются на сцене одинаково выученно.
– Это ведь неимоверно сложно – учить человека танцам «с нуля». Как справляетесь?
– Девушки «с улицы» не понимают базовых понятий: как держать подбородок, руку, ногу. Зато у них есть природное обаяние. Есть даже девочки, которых по канонам танца вообще на сцену выпускать нельзя – например, косолапые. Но порой они двигаются столь грациозно, что даже профессиональный танцор не сможет повторить.
Когда я только пришел в клуб и мы ставили самый первый танец, никто из труппы вообще не умел двигаться на сцене. Наш первый номер «Осенние сказки для взрослых» – этакие юмористические скетчи, в которых девушки изображали героинь мультиков. Просто в них был элемент эротики: девочки выступали топлесс.
– А что касается спорта? Жестко у вас с этим?
– Все девушки, которые к нам приходят, должны быть в отличной физической форме. Как минимум, регулярно ходить на фитнес. Например, танец на пилоне (шесте – Авт.) требует очень больших мышечных усилий. Кстати, заметил: те девчонки, которые прогуливали в школе физкультуру, на сцене ни на что не способны. И необязательно, чтобы у девочек были идеальные пропорции: у нас в труппе несколько девушек, что называется, в теле, но они могут легко сесть на шпагат или сделать сальто.
– Сложно, наверное, найти девушек, которые готовы раздеваться на сцене?
– Тот, кто не хочет танцевать стриптиз, на кастинг к нам не приходит. При этом я знаю пару девушек, которые с детства мечтали стать стриптизершами – и их мечта осуществилась. Вообще, в стриптиз идут те люди, которые любят свое тело и им приятно показать его другим: стриптизеры – своего рода нарциссы, в хорошем смысле этого слова.
Зато когда девушка начинает танцевать, у нее меняется характер. Иногда приходят в труппу настоящие «серые мышки», потанцуют полгода-год – и перед тобой уже другой человек: они себя держат гордо и никогда не ставят ниже мужчины. Мужчина – для меня, а не наоборот, думает она. Поэтому, кстати, потом им нелегко  найти спутника жизни: требования слишком высокие.
– А сколько времени занимает подготовка новичка?
– Чтобы «растанцевать» его, нужно несколько месяцев интенсивных тренировок, а главное, девушка привыкает быть на сцене в центре внимания. Своеобразный тест «на свободу» – когда первый раз делаешь оборот на шесте. Ты зажимаешь его под мышкой, и весь твой вес держится на одной точке. Делаешь оборот – и ощущение полета!.. Словно паришь в невесомости.
– Каков средний возраст танцора?
– Младше восемнадцати, понятно, на работу не берем. Верхняя планка – около тридцати. К этому времени большинство девочек уже с детьми, замужем. Да и форму поддерживать намного сложнее. Новую работу, правда, подыскивают в основном в клубном бизнесе – например, идут в хореографы.
Очень сложно отказаться от больших заработков, которые дает стриптиз. Конечно, никакая девушка сразу со сцены не пойдет за прилавок в киоске.
Бывает и так: девочка уходит из труппы, а спустя пару лет звонит и слезно просит – мол, возьми меня обратно, пожалуйста...
– Лет десять назад стриптиз-шоу было почти в каждом ставропольском клубе или кафе. А сегодня это уже стало своего рода развлечением для избранных. Почему?
– Как ни странно, профессия постепенно отмирает. Я постоянно работаю с женской аудиторией и вижу, что год от года в наших девушках все меньше женственности. Они перестают следить за собой – в плане одежды, макияжа, диеты, спорта.
Еще в конце 1990-х, когда я начал профессионально выступать в шоу-балете, у нас отбоя от желающих не было – очередь стояла на кастинг. А сегодня танцевальных коллективов приличного уровня в городе почти нет. И в стриптизе – то же самое.
Да и спрос невелик: Ставрополь – город патриархальный. Многие люди приходят в наш театр, буквально по сторонам оглядываясь: а что, дескать, подумают друзья, знакомые?
– Интересно, есть какие-то приметы в профессии? Слышал, перед выходом на сцену девушки кладут под каблук медный пятак.
– Нет никаких особых примет. Просто девочки перед выступлением желают друг другу удачи, ведь танцевать три минуты стриптиз по физической нагрузке – это как три километра кросса пробежать. Особенно если ты «работаешь» с пилоном. Поэтому и падения бывают, и травмы.
– Многие искренне считают, что стриптиз-бар – это бордель, а танцовщицы ходят сюда на работу «сниматься». Бывает такое?
– Бывает! Но не у нас. Для наших девушек секс с клиентом – строжайшее табу. Девочки, которые приходят в стриптиз только ради секса, просто не удержатся в нашей труппе.
Для нас интереснее и важнее творческий процесс. Бывает, клиент выходит из клуба со словами: мол, меня тут на бабки развели! Значит, у владельцев клуба непрофессиональный подход к делу: надо не вытрясти из клиента все деньги, а сделать его постоянным... Для этого его надо заинтересовать – и вот это уже искусство.
 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий