Поиск на сайте

 

 

Пятигорское правосудие пытается силой зажать рот прессе, усмотревшей много необъяснимых странностей в судебном процессе по гражданскому спору между бывшим владельцем криминального «тапочного бизнеса» и стабильно работающей строительной компанией

 

Кошмарят бизнес. Ох, кошмарят!

 

Наша газета уже обращалась к истории скандала вокруг строительства жилого комплекса «Серебряная панорама» в Пятигорске, возводимого фирмой «Аксон». 
Напомним, местный пенсионер Игорь Изотенок подал иск в суд с требованием снести здание, которое, как он считает, «влезло» на его земельный участок. 
Пятигорский судья Лихоман, рассматривавший иск, призван был установить, имеется ли фактическое наложение земельных участков, и выяснить законность строительства жилого дома. Он вынес решение в пользу Изотенка, и строительство огромного комплекса было поставлено под угрозу. 
На процессе присутствовала корреспондент «Открытой» газеты, которая и поведала читателям о многих странностях судебного действа в своей статье «Мастера «кройки и шитья» («Открытая», №4 от 28 января с.г.). 
Молодой судья Лихоман на публикацию жутко обиделся и написал заявление в следственный отдел при прокуратуре Пятигорска с просьбой возбудить против журналиста уголовное дело по статье «Клевета». 
Случай воистину беспрецедентный даже для России, не то что для Ставрополья, не раз чудившего на всю страну шокирующими примерами местного бытия. 
Не слышно было доселе, чтобы служитель Фемиды бросался с копьем наперевес на СМИ, подвергшее критике его методы судейства, не сопрягающиеся ни с понятиями о профессионализме, ни с требованиями закона.
А потому вывод напрашивается сам собой: пятигорское правосудие отчаянно, даже силовым методом, пытается зажать рот прессе, усмотревшей много необъяснимых странностей в судебном процессе, главным «героем» которого стали большие деньги и сакраментальное кому они достанутся. 
Вся эта коллизия целиком и в деталях настолько прелюбопытная, что «Открытая» газета отследит ее от начала и до конца, каким бы дальним не оказался финиш. 
Ведь здесь, в этой конкретной истории, в самом что ни на есть концентрированном виде воедино сошлись ответы на извечные вопросы нашей жизни, главный из которых такой: почему все идет кувырком в экономике нашей богатой страны? 
Почему под вечной угрозой обрушения находится бизнес людей даже со светлыми головами, гражданскими устремлениями, с желанием созидать и украшать нашу серую жизнь? 
Кто эту опасность обрушения несет, провоцируя социальную нестабильность, неуверенность в завтрашнем дне любого человека, любого дела в России? 
В данном случае нам предстоит исследовать следующее: каким это образом и на каком основании конкретный судья отдал предпочтение интересам хозяина ветхого барака в центре курортного города, поставив на колени не только крупнейшую в регионе строительную компанию, но и сам впадающий в сонное забытье запустения Пятигорск, где остановлена реконструкция ветхого центра?
О, если бы речь шла о защите местной Фемидой прав «маленького человека», бывшего владельца «тапочного бизнеса», а ныне пенсионера, цены бы не было такому правосудию, рукоплескал бы ему народ до онемения рук. Но это отнюдь не так. 
Подоплека тут куда тоньше. И если ее знать, то будет понятно, почему, фигурально выражаясь, можно одной тапкой завалить девятиэтажную высотку, разоряя строительный бизнес, а cтаричка-хозяина нежилого барака сделать мультимиллионером.
А теперь с позиции этого нашего умозаключения посмотрим на коллизию, в которой Виктор Лихоман так нервно потребовал наказать газету за публикацию с ее принципиальными вопросами пятигорскому суду.

 

Редакция «Открытой» газеты

Судья бросил СМИ перчатку. Мы её подняли!

 

И так, пятигорский судья Виктор Лихоман направил в правоохранительные органы заявление с просьбой возбудить против автора публикации «Мастера «кройки и шитья» уголовное дело по статье «Клевета». 
Доводами, в чем же состоит эта «клевета», утруждать себя не стал. Кроме единственного «доказательства»: его вердикт утвержден кассационной коллегией краевого суда. А потому-де, как считает он, средства массовой информации не имеют права критиковать его решения и сомневаться в их непредвзятости. И любое сомнение в их законности, тем более высказанное в СМИ, является клеветой и преступлением.
Разумеется, подобные обвинения никакой судебной перспективы не имеют. Ведь по Уголовному кодексу РФ «клевета» - заведомо ложное обвинение в совершении преступления. То есть автор публикации и разделяющая ее мнение редакция якобы знали, что Лихоман принял исключительно и бесспорно законные решения, но по какой-то причине замыслили белого и пушистого судью оклеветать.
Между тем позиция автора статьи - это ее мнение, ее оценка, свобода выражения которых закреплена российской Конституцией. Потому и печально, что судья с таким уровнем правового самосознания и юридической грамотности решает судьбы не только отдельных людей, но даже, как в описанном случае, целых сообществ - экономических, социальных - последствия чего грозят серьезными бедами.
Позиция Виктора Лихомана, требующего судебной сатисфакции от журналистов, имеет еще одно слабое место. Если вступление решения суда в законную силу является основанием для привлечения журналиста к уголовной ответственности за клевету, то отмена решения суда вышестоящей судебной инстанцией должна повлечь привлечение к уголовной ответственности судьи, принявшего незаконное решение. 
Наверное, это было бы справедливо, но тогда пришлось бы отправить на нары практически все судейское сообщество. Вряд ли найдутся судьи, решения которых никогда не отменяли.
Интересно и то, что требования судей о защите своего доброго имени носят избирательный характер. Так, например, высказывания руководителя Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Ставропольского края Сергея Дубровина о том, что «зачастую рейдерство в нашем крае связано с вынесением заведомо неправосудных судебных решений», никто из краевого судейского сообщества не оспаривает и заявлений о привлечении к уголовной ответственности за клевету не пишет. Значит, согласны?
Как судья мыслит, такие судебные решения и выносит. Поэтому мы с юристами общественной организации «Территория Закона» тщательно проанализировали судебные решения Лихомана со ссылками на правовые положения и нормативные акты, которыми он с легкостью пренебрег. Отмел их столь бесстрашно, словно был загодя убежден, что «наверху» его поддержат и прикроют. 
Между тем едва ли не в каждом журналистском анализе судебной практики местной Фемиды мы утверждаем наше законное право на критику, провозглашенное и в ратифицированной Россией Конвенциии Европейского суда по правам человека: «Суды не наделены иммунитетом от критики и не ограждены от того, чтобы их деятельность подвергалась дотошному анализу обществом». 
Этого Лихоман не знает? Изучением практики рассмотрения дел Европейским судом по правам человека себя не утруждает? В свод российских законов не заглядывает? Нормативных документов по делам, требующим специальных знаний, не читает? 
Всего этого можно не делать только в одном случае: когда человек в мантии одержим желанием в тиши да глуши вершить собственное «правосудие» и не обременен страхом попасть под контроль общества и независимой прессы. Вот и Виктор Лихоман, оказавшись в центре внимания прессы, в силу своего мироощущения, уровня общей и судейской грамотности делает неуклюжие попытки заткнуть прессе рот, припугнуть. 
Лихоман, конечно, ничего не знает и о том, что Совет судей России в 2002 году издал рекомендации «По разрешению конфликтных ситуаций между судебными органами и средствами массовой информации, связанных с защитой чести и достоинства судей». 
Так вот, в соответствии с этими рекомендациями, «обиженным» судьям предложено до обращения в органы следствия использовать такие формы регулирования конфликтов со СМИ, как:
- обращение в редакцию с заявлением об опровержении опубликованных сведений,
- использование права на ответ в СМИ, 
- обращение в Большое жюри Союза журналистов России и т.д.
Наша газета, безусловно, охотно предоставила бы судье Лихоману возможность использовать свое право на ответ на страницах «Открытой» и опубликовала бы его взгляд на спор пенсионера Изотенка с «Аксоном». Пусть бы судья Лихоман объяснил через нашу газету ставропольскому обществу необъяснимое: почему в одном судебном решении он признает заключение экспертизы допустимым доказательством, а в другом решении, сознательно игнорируя заключение экспертизы, указывает, что это же самое является несостоятельным. 
Более того, зачем он при этом еще и искажает суть экспертного акта, цитируя его так, чтобы он больше подходил под его решение. Что это, если не демонстрация мастерства «кройки и шитья»?! Потому журналист и сделал в предыдущей статье общий вывод о правосудии подобного свойства: «...Такая судебная власть больше напоминает службу быта, когда клиент заказывает платье, а там только решают, где прибавить, а где убрать. ...Одним росчерком пера ангажированный судья может в момент сломать любой, даже самый сложный экономический организм».
Так что, несмотря на грозное предупреждение президента Медведева, российский бизнес наперегонки с чиновниками изощренно «кошмарит» и судебная власть, да еще при этом грозит расправой журналистам, придающим огласке методы разорения компаний в период экономического кризиса. 
Вопросов по этому делу к судье Лихоману возникает немало. И редакции не просто интересно, но и очень важно придать публичности ответы на них, рассмотрев коллизию хоть на Большом жюри Союза журналистов, хоть через Следственный комитет края, хоть на квалификационной коллегии судей или в прецедентном судебном процессе. 
Чрезвычайно важно это и для уставшего, раздраженного общества, в котором, судя по соцопросам, сохраняется устойчивое недоверие к судебной власти. Между тем людям очень нужна вера в то, что справедливость достижима, если на их стороне закон. И что никому не дозволено под страхом уголовной ответственности ломать его через колено, тем более человеку в мантии.
Теперь вопрос лишь в том, где будет реализована эта нравственно-правовая азбука в данном конкретном деле - на территории Ставрополья или за его пределами. Впрочем, надежды на то, что этот скандал в очередной раз не «прославит» на всю страну наш край, не просто сохраняются, они еще и подтверждаются положительными сдвигами в деятельности краевого судебного сообщества, о чем уже не раз уважительно писала «Открытая» газета и о чем все чаще свидетельствуют наши читатели.

 

Редакция «Открытой» газеты

 

Плюрализм в одной голове

Самый первый иск пенсионера Изотенка к строительной компании «Аксон» рассматривала судья Пятигорского городского суда Ольга Ивлева. Напористый истец просил устранить нарушение его прав собственника в пользовании земельным участком и снести строящуюся многоэтажку «Серебряной панорамы», которую он считал незаконным строением. 
Судья Ивлева приняла решение о проведении судебной экспертизы, которая подтвердила факт наложения земельных участков и невозможность провести общую межевую границу из-за противоречивости геодезических параметров.
А когда Изотенок обратился в суд со вторым иском – об отмене постановлений городской администрации, выделяющей землю «Аксону» и разрешающей строительство комплекса, - процесс по первому иску пришлось приостановить.
Второй иск Изотенка - об отмене постановления главы администрации города Пятигорска № 3135 от 13 октября 2003 года, которое разрешало строительство «Аксону», - рассматривал судья Лихоман. И сразу же встал вопрос об экспертизе. Решили приобщить заключение уже проведенной экспертизы к рассматриваемому делу.
В своем первом решении по этому делу судья Лихоман в мотивировочной части и ссылается на результаты этой экспертизы, то есть, по существу, признает, что ее выводы состоятельны. 
Ведь если сразу отмести выводы экспертизы, то отпадала бы необходимость признавать незаконными и отменять постановления мэрии о продлении «Аксону» сроков аренды и сроков разрешения на строительство - на этом, выстраивая хитроумную схему денежного торга с «Аксоном», настаивал пенсионер, навстречу которому легко шел Лихоман.
Короче, если этого наложения нет, то нет и оснований для отмены постановлений, но тогда пенсионер лишался всех козырей для давления на богатую компанию. 
Зато в следующих двух процессах по иску теперь уже «Аксона» к Изотенку судья Лихоман разворачивается на 180 градусов и прямо указывает на то, что выводы той же самой экспертизы несостоятельны. Делает собственное заключение о том, что наложения участков Изотенка и «Аксона» не существует, и на этом безмотивном основании отказывает «Аксону» в признании недействительными постановлений администрации об определении границ и продаже земельного участка пенсионеру.
Интересный такой плюрализм в одной судейской головушке получается. Причем эту свою избирательность судья и камуфлировать не думает, что наглядно продемонстрировал эпизод на процессе, когда рассматривался иск об отмене постановления главы администрации города об утверждении границ и площади земельного участка Изотенку. (К слову, остается открытым интригующий вопрос: каким загадочным образом приобрел Изотенок этот участок. Случилось это в период правления прошлой администрации, которая прославилась массой междоусобных разборок, а уголовные дела в отношении чиновников заводились одно за другим). 
Руководитель юридической службы мэрии Пятигорска Дмитрий Маркарян, осознавая ответственность нынешней администрации за решения бывших руководителей города, умудрившихся озолотить пенсионера землей, на которую еще раньше дали права «Аксону», полностью поддержал требования строительной компании и попросил отменить постановление, ставшее причиной этого конфликта. 
 
Что говорят специалисты?
На судебное заседание в качестве свидетеля был вызван директор ООО «Кавминводское земельно-кадастровое бюро» Алексей Слободянюк, который лично участвовал в межевании земельных участков и для Изотенка, и для «Аксона». 
В суде Слободянюк рассказал, что наложение границ двух участков ему было заметно уже в процессе межевания участка Игорю Изотенку. Но это важнейшее свидетельство специалиста судья Лихоман «не услышал». Что ему специалист, если, напомним, он самолично сделал нужный вывод, что никакого наложения не существует. Сам себе авторитет и специалист в любой области - хоть по земле, хоть по космосу!
Я решила созвониться с Алексеем Алексеевичем, чтобы он еще раз подтвердил мне заявленную в суде позицию. 
- К сказанному в суде мне добавить нечего, - сказал Слободянюк. - Конечно, факт наложения был заметен сразу, но, по-моему, это и отрицать невозможно. Ну а решения суда я не комментирую.
Встречаться со мной и разъяснять порядок проведения межевания главный землемер Пятигорска отказался. Возможно, побоялся, что ответственность за такое «межевание с наложением» стороны возложат на него. Он только уточнил для верности, что обе спорные выполненные им, а ныне оспариваемые работы по межеванию законны, потому что заверены государственным инспектором и имеют государственные гербовые печати, то есть прошли государственную экспертизу. 
Под впечатлением, оставшимся у меня после судебных заседаний, когда судья Лихоман с деловито важным видом прикладывал школьную линейку к планам земельных участков, я обратилась за помощью к юристам общественной организации «Территория закона». Покопавшись в электронном правовом навигаторе «Консультант-плюс», там нашли любопытные документы, хорошо разъясняющие суть подобной коллизии. 
Федеральное агентство объектов недвижимости специально для непонятливых дает разъяснения о применении Федерального закона «О землеустройстве» (№ 78-ФЗ от 18.06.2001 г.). 
В одном из таких нормативных писем указано: «...если определение местоположения границ земельного участка выполнено с соблюдением требований закона №78-ФЗ, то площадь земельного участка считается уточненной независимо от их способа определения». Как раз в противовес утверждениям судьи Лихомана о том, что границы участка, предоставленного в аренду «Аксону», не определены и он не стоит на кадастровом учете.
В том же нормативном акте разъяснено, что «местоположение границ земельных участков может определяться» с использованием сведений государственного земельного кадастра. 
Иначе говоря, при определении смежной границы земельного участка можно вносить уже определенные координаты угловых и поворотных точек границы смежного земельного участка, прошедшего государственный кадастровый учет. Это значит, что координаты поворотных точек должны быть на смежных границах общими.
А вот рекомендация из еще одного такого нормативного письма Рокадастра, как будто специально для нашего случая: «Если... при проведении государственного кадастрового учета выявлено нарушение прав смежных землепользователей, а именно пересечение границ смежных земельных участков, то необходимо выполнить контроль определения положения установленных на местности межевых знаков земельных участков и провести государственную экспертизу землеустроительной документации». 
То есть на экспертизе в таких случаях настаивает Федеральное агентство кадастра объектов недвижимости, но ее напрочь отклоняет судья Лихоман. С чего бы это столь искушенный в законодательстве судья так упорно избегал экспертизы?!
Такая однозначная защита пятигорского пенсионера городским судом не могла не вызвать интереса к личности самого Изотенка. Ибо мы не знаем случаев, чтобы ставропольская Фемида, пренебрегая нормами закона, защищала «простого человека», отвоевывая для него миллионы. Раз это делает так нахраписто сейчас, значит, есть некая тайная подоплека. 
Как стало известно редакции, бизнесом наш герой начал заниматься еще до перестройки. Был цеховиком, изготавливал резиновые подошвы для комнатных тапочек. 
Но бизнес не заладился. Не в каких-то застойных 70-х, а в эпоху уже начавшихся экономических перемен в конце перестроечных 80-х он был осужден по экономической статье - нелегально «добывал», а говоря проще, воровал сырье для своих подошв на ближайшем станкоремонтном заводе. 
Отсидев несколько лет в местах не столь отдаленных, Изотенок вернулся в Пятигорск и снова начал заниматься доходным делом. На его сарайчике, что возле стройки «Аксона», до сих пор красуется надпись «Цех по литью подошв».
После заключения с «Аксоном» договора о предстоящем сносе здания, в котором и размещался цех, с «тапочным бизнесом» предприниматель завязал, хотя компания предлагала ему бесплатно предоставить на время строительства свои производственные помещения. Сменил приоритеты и методы обогащения. Сегодня пенсионер требует снести строящееся здание «Аксона». Видно, хорошо осознал, насколько денежнее «тапочного бизнеса» судебный шантаж крупной компании.
Но сына он вырастил в любви к закону. Тот теперь усердно трудится мировым судьей в Лермонтове и даже направил свои документы в краевую коллегию судей для рассмотрения его кандидатуры в качестве федерального судьи. То, что у его отца уголовное прошлое, не скрывает. А зачем? Ведь еще Сталин говорил, что сын за отца не отвечает. Хотя, может, вот так и получаются у нас криминально-судебные династии?
Говорят, что в Пятигорском горсуде катастрофически не хватает судей. Уж не туда ли метит младший Изотенок, который раньше работал здесь в должности судебного секретаря у судьи Федотова (ныне тот трудится председателем горсуда).
Если хоть одно из этих предположений хоть отчасти верно, то оно в общем-то объясняет трогательную лояльность конкретного судьи к его папе - «простому пенсионеру».
Между тем требования к «Аксону» у пенсионера Изотенка в последнее время выросли еще больше. Приободренный решениями судов, он потерял всяческий контроль над своими аппетитами. 
Свои последние ультиматумы, не являясь на суд, пенсионер на днях передал через адвоката. Мол, независимо от того, признает или не признает суд факт наложения участков, стоимость «его земли» - 32 миллиона рублей. И ни копейкой меньше. Адвокат торговался. Сказал, если эту сумму заплатят, его клиент готов забрать иск о сносе строящегося здания. 
Таких деньжищ на всех хватит, ведь их на тот свет пенсионеру с собой не взять!

Отцы и дети 
Судья Виктор Лихоман, думается, в свое время стал судьей не без папиного совета. Папа, Павел Лихоман, долго работал в должности заместителя начальника ГУВД Ставропольского края. Человеком был сложным. И тоже грозил судами «обижавшим» его СМИ. Однако всегда благоразумно отступал. У начальства претензий к нему было немало, его не раз пытались уволить, он судился. Но в итоге вынужден был расстаться с должностью... 
Но опять же - сын за отца не отвечает. Однако на ум лезут перлы народной мудрости относительно свойств «родной крови», подтвержденные тысячами примеров нынешних реалий. 
После выхода статьи «Мастера «кройки и шитья» судья Лихоман написал заявление в следственный отдел при прокуратуре Пятигорска о привлечении ее автора к уголовной ответственности по статье 129 УК РФ («Клевета»). 
По стечению обстоятельств заявление судьи попало к следователю Александру Журба, мама которого Нина Журба уже который год трудится судьей в пятигорском городском суде. Честное слово, так приятно, когда на ниве правосудия работают одни трудовые династии! Однако время нынче непростое, и родственные связи не всегда помогают. Вот и в Пятигорском следственном отделе решили, что рассматривать заявление судьи не вправе, и переслали его в Ставрополь по месту выхода нашей газеты, как того требует закон. Неужели не знал о том судья Виктор Лихоман, когда разгневанно сочинял свое заявление? Или был убежден, что со связями в Пятигорске его уж в обиду не дадут?! 
Следователь Андрей Силютин из следственного отдела при Октябрьской прокуратуре Ставрополя, который вызвал меня для опроса по заявлению судьи Лихомана, встретил меня тоже поначалу гневливо: пишете, мол, тут разную клевету. 
Но после резонного вопроса, как он это определил, даже не начав расследования, чуточку поостыл. И попытался выступить в роли посредника - предложил добровольно написать опровержение, чтобы-де сгладить гнев судьи Лихомана.
А меня так и подмывало спросить заботливого следователя, не работает ли кто из его родственников в органах правосудия?

Возможные сценарии
После завершения судебных процедур судьей Лихоманом возобновится приостановленный процесс у судьи Ивлевой. Все уже принятые по конфликту судебные решения попадут ей на стол, и Ивлевой предстоит вынести самое главное в этом конфликте решение — снести или оставить строящийся корпус «Серебряной панорамы», который к сегодняшнему дню поднялся до 9-го этажа.
Если учесть, что ставить под сомнение решение другого судьи, тем более подтвержденное кассационной инстанцией, Ивлева не сможет, то ей не останется ничего другого, как признать строение самовольным и вынести решение о его сносе. Но при этом пятигорский суд становится инициатором совершенно обвальной пертурбации, катастрофической в первую очередь для города. Но и не с теми радужными последствиями для Изотенка, которому, на наш взгляд, так откровенно подсуживал судья Лихоман.
Дело в том, что у «Аксона», с которого пенсионер надеется слупить 32 млн. рублей, есть ряд серьезных обязательств, обусловленных как раз разрешениями пятигорской администрации на все нынешние действия компании. 
Ведь, получив разрешение на строительство в мэрии города, застройщики не только заказали проект, заплатив при этом немалые деньги, не только заключили договоры на поставку строительных материалов, но и развернули активный поиск дольщиков и инвесторов, в списке которых имеются даже такие, кто уже полностью оплатил стоимость будущей квартиры. 
Выходит, что после сноса здания все надежды дольщиков на новые квартиры канут в Лету?! Иски о возмещении им вложенных денег они будут предъявлять, естественно, «Аксону». А компания, в свою очередь, - администрации города. Ведь затеялись-то со стройкой, законно имея на руках всю разрешительную документацию. И тогда шквал судебных исков завяжется в крепчайший гордиев узел, который никакому суду, действующему методами Лихомана, развязать не удастся. 
Можно, конечно, рассмотреть и другой вариант выхода из ситуации. Земельный участок в 1330 квадратных метров остается в собственности Изотенка. Здание продолжает строиться. 
По существующему договору пенсионеру в новом здании положено столько же квадратных метров, сколько и в старом сносимом бараке. А каждому собственнику помещений полагается и своя доля земельного участка. 
Но зачем мучиться с документами, переоформлять туда-сюда свое право собственника? Не проще ли будет оставить землю Изотенку, а администрации города понудить его благоустроить собственную территорию? 
Готов ли настойчивый старичок вложить свои средства в благоустройство? Или он развернул судебную тяжбу всего лишь с одной целью - шантажом урвать бешеные бабки? 
Да и не разорвет ли «Аксон» после всех этих судебных разбирательств договор с Изотенком о предоставлении ему взамен квадратных метров?
Более активное участие в разрешении конфликта, по всему, должна принять и мэрия города. Ведь при возможном сносе жилого дома огромная часть материальной ответственности ляжет именно на нее вместе с неизбежными конфликтами с безвинными дольщиками жилья. 
Нынешние «отцы города» становятся заложниками не ими созданной хитроумной схемы отъема, которую односторонностью своего «разбирательства» пятигорский суд коммерциализировал до невозможности притязания одной из сторон. 
Действующее законодательство предусматривает и еще один выход из ситуации. Администрация города или сама выкупает землю Изотенка, или договаривается с ним об обмене этого участка на земельный участок такой же площади в другой части города. Пойдут ли на это участники конфликта?
В любом случае, каким будет решение судьи, таким окажется и выход из ситуации. Ивлевой не позавидуешь: ведь «благодаря» решениям коллеги Лихомана, закрепленным краевым судом, а потому поставившим ее в безвыходное положение, у нее есть все шансы незаслуженно остаться в этой коллизии «крайней». 
 

 

Елена СУСЛОВА

 

P.S.

Когда номер уже верстался, стало известно, что рассмотрение дела судьей Ольгой Ивлевой возобновлено. Но на первых минутах заседания она известила всех участников, что истец Изотенок сообщил ей по телефону, что ни он, ни его представители на процесс не явятся, и попросил оставить его иск без рассмотрения. 
Естественно, эта вовремя подоспевшая просьба была тут же удовлетворена и сняла тяжкий груз ответственности с судьи Ивлевой. Но не решила серьезнейшей социально-экономической коллизии, созданной в масштабах целого города правосудием Лихомана и утвердившей его кассационной коллегией - краевого суда. 
То есть, упершись в ими же сконструированную западню с требованием сноса огромного жилого комплекса, образованные режиссеры исков необразованного, но с криминальной биографией пенсионера, по всему, придумали новый иезуитский ход. 
Может, такой: дождаться завершения строительства дома, когда цена за участок подскочит в очередной раз? Ведь оставление иска без рассмотрения предполагает, что в любой момент можно подать иск по тем же основаниям и с теми же требованиями.
А быть может, алчный дедушка уже продал свой участок каким-нибудь заезжим рейдерам? Вон их сколько вертится-пасется в нашем крае! И добиваются они порой сказочных, многомиллионных результатов. А почему бы и нет, если на Ставрополье одной тапкой можно прихлопнуть не муху, а большую строительную компанию вкупе с целым городом?!

 

Комментарий

 

Дмитрий МАРКАРЯН, начальник правового управления администрации Пятигорска: 
- Администрация города считает, что межевые работы на участке Изотенка выполнены с нарушениями. Свою позицию мы изложили в суде. Очень жаль, что суд эту позицию не разделил. 
Вот даже вы, журналисты, правильно написали об одинаковых координатах поворотных точек на смежных участках - это же совершенно очевидные вещи, которые тем более не могут быть проигнорированы юристами. Однако же оказались проигнорированы. Так что знаете, чем отличаются юристы от журналистов? Журналисты верят документам, а юристы - решениям суда.
Что-то сейчас предпринимать по данному вопросу администрация не вправе, поскольку ее интересы пока ничем не ущемлены: арендную плату от «Аксона» получаем в полном объеме. Подождем, пока «Аксон» с Изотенком о чем-либо договорятся или досудятся. Мы тоже готовы и к переговорам, и к судебным процессам, и к новому межеванию участков.

 

Николай30 марта 2009, 10:38

 
 
 
 

Тапок - мужского рода. Было бы правильнее "Тапком по высотке"

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий