Поиск на сайте

 

 

 

Всевластие российских монополий спровоцировало ряд коммунальных катастроф по всей стране. Нокаутом это может обернуться и для ставропольской экономики

 

Тот хозяин, у кого рубильник
С 1 января Федеральная тарифная служба повысила стоимость электроэнергии в среднем по России на 20%. Для каждого региона была установлена своя предельная цифра повышения - так, для Ставропольского края она составила 17%. В свою очередь, региональные власти были вольны выбирать, каким образом распределять тарифную нагрузку между различными категориями потребителей.
Большинство регионов России пошли по понятному пути, примерно в равной степени подняв расценки как для населения, так для предприятий и организаций. Ставрополье стало единственным регионом России, где бремя тарифов взвалили на бизнес. Теперь, после введения новой схемы, тарифная нагрузка на предпринимательство возросла многократно, в то время как население оплачивает лишь 56% реальной стоимости электроэнергии.
Руководитель краевого управления Федеральной антимонопольной службы Владимир Рохмистров считает, что «перекрестное субсидирование, когда рост тарифов для населения искусственно «тормозится» за счет бизнеса, на Ставрополье использовали, чтобы не подогревать социальный протест».
В свою очередь председатель экономического комитета краевой Думы Борис Оболенец полагает: «Решение «наклонить» бизнес в пользу населения Региональная тарифная комиссия «протащила» с подачи сбытовых организаций края, которым проще собирать деньги не с физических лиц (условно говоря, бегая за должниками по подъездам и квартирам), а с предприятий. На фирму повлиять элементарно просто: стоит лишь напомнить, кто хозяин рубильника, – и бизнесмен сам вернет должок да еще оплатит наперед».
Но перекрестное субсидирование, как оказалось, это лишь первая часть «новаторства» Региональной тарифной комиссии. Отныне для юридических лиц края действует новый дифференцированный (вместо единого) порядок расчета за электроэнергию в зависимости от заявленной мощности, а также времени ее потребления.
Более того, новая схема расчета тарифов для юридических лиц крайне сложна и запутана, тарифы не просто подняли, а сделали это весьма изощренно, чтобы основательно запутать предпринимателя в его расчетах требуемой мощности.
«Чтобы оптимально рассчитать все показатели, закладываемые в тариф, на предприятии должен быть свой энергетик, - говорит руководитель краевого отделения организации предпринимателей «Опора России» Сергей Харитонов. - Большинство мелких фирм не в состоянии держать в штате такого специалиста, а потому потребности в электроэнергии они рассчитывают очень неэкономно и, как правило, не в свою пользу».
 
Под знаменем лоббизма и популизма
Депутаты краевой Думы подсчитали, что в результате всех инициатив Федеральной тарифной службы и Региональной тарифной комиссии плата за свет для бюджетных организаций выросла на 28%, для крупных производителей – более чем вдвое, а вот для мелких фирм, в том числе и небогатых фермерских хозяйств – чуть ли не в три раза! Вице-спикер краевой Думы, известный в крае аграрий Виталий Коваленко заявил: «Новые тарифы приведут к существенному удорожанию местной продукции, и как следствие, к закрытию многих, в основном мелких сельскохозяйственных и промышленных производств, предприятий сферы услуг. Увеличение доли привозной продукции еще сильнее «подкосит» местных производителей». В конечном итоге, по оценке депутата краевой Думы Дмитрия Еделева, с нынешних темпов роста экономики 7% в год Ставрополье скатится до 2%. Если эти прогнозы сбудутся, наш край войдет в глубокий экономический, а затем и социальный кризис.
На критику парламентариев откликнулся зампред краевого правительства, куратор индустриальной сферы Марат Арсланов. На созванной пресс-конференции он заявил: дескать, никакого многократного скачка тарифов не было. «Все дело в элементарном незнании существующей гибкой схемы договоров, позволяющей каждому предпринимателю или руководителю организации выбрать оптимальный тариф для обеспечения рентабельности производства. При правильном подходе рост тарифов на электроэнергию для промышленных предприятий не превысит 22-27%, что строго соответствует существующим государственным рекомендациям», – убежден Арсланов.
Если верить официальной информации, распространенной пресс-службой губернатора, принимая решение о повышении тарифов, Региональной тарифной комиссии пришлось решать сложнейшую задачу: «С одной стороны, обеспечивать рентабельность и экономическую поддержку топливно-энергетического комплекса края, а с другой – минимизацию цен на электроэнергию для населения».
Выходит, никакого тарифного скачка не было, а во всем виноваты сами предприниматели, пользующиеся устаревшими «бестолковыми и бездумными», по словам Арсланова, договорами с энергосберегающими организациями?
«Формально Арсланов прав: теоретически на предприятиях можно уложиться в 27%-е увеличение тарифа, но для этого придется «ломать» весь технологический цикл, например, смещать пиковые нагрузки в потреблении электроэнергии на ночное, неудобное для работы время, – объясняет Борис Оболенец. – Для большинства предприятий это невозможно. Отсюда и неоправданные переплаты, которые на руку «сбытовикам». Проще говоря, решение РТК представляет собой, с одной стороны, лоббирование интересов организаций сбыта, а с другой – откровенный популизм: мол, население тарифного прессинга почти не ощутило».
На прошлой неделе в краевой Думе прошли депутатские слушания по «тарифному» вопросу, итогом которых стали рекомендации Региональной тарифной комиссии - отменить свое решение и взамен его принять новое, но уже с единым для всех категорий потребителей тарифом. Соответствующее предписание выписали чиновникам РТК и в краевом антимонопольном ведомстве.
Его руководитель Владимир Рохмистров заявил «Открытой», что, искусственно разделив предприятия на группы с различной ставкой тарифа, РТК нарушила закон. «По сути, за счет одних хозяйствующих субъектов были предоставлены льготы другим. Мы предписали усреднить тариф для всех категорий юридических лиц. Однако взлетевшие вверх цены на товары и услуги в крае уже вряд ли вернутся на прежние позиции», – подытожил Рохмистров.
Но если даже антимонопольщикам удастся разделить тарифную нагрузку в равной степени между всеми категориями предпринимателей, то перекрестное субсидирование и запутанную схему расчета за электричество изменить практически невозможно. Иными словами, ожидаемое послабление без кардинальных мер «погоды» не сделает. В частности, рано или поздно придется повысить тарифы для населения.
 
Шальные деньги – на ветер
За выяснением отношений на региональном уровне как-то незаметно из повестки дня исчез не менее интересный вопрос: а почему вообще «взбрыкнули» тарифы? Специалисты говорят, всё дело в ценах на газ.
Год назад правительство России одобрило предложенную «Газпромом» генеральную схему развития энергетического сектора экономики страны до 2011 года. Согласно документу, к этому сроку цены на газ внутри страны сравняются с европейскими. Надо признать, что много ума для продвижения этой программы в жизнь не требуется, и в отличие от других выполняется она исправно и без сбоев. Так, в прошлом году цены на голубое топливо для отечественного потребителя поднялись на 15%, в нынешнем уже на 20%. Необходимость повышения тарифов газовики объясняют очень доступно: дескать, реализация голубого топлива внутри страны не окупает затрат на его добычу и транспортировку.
Неужели и впрямь крупнейшая в мире энергетическая компания, по заоблачным ценам перегоняющая газ в Европу, не может обеспечивать относительно дешевым и в должном объеме топливом российского потребителя? Не верится, но факт: Россия испытывает сильнейший дефицит голубого топлива. Свежий пример: построенную ударными темпами Северо-Западную ТЭЦ за неимением газа запускали на мазуте - все равно, что сжигали золото.
С конца 90-х «Газпром» не освоил ни одного нового месторождения, практически заморожена реконструкция производства. Зато сумасшедшие средства (в прошлом году 200 млрд. рублей, в нынешнем уже 500 млрд.) компания тратит на покупку «непрофильных активов», начиная от футбольных клубов и заканчивая банками и колхозами. Кстати, среди «непрофильных активов», скупленных «Газпромом», – четверть всех российских электростанций, выделившихся из состава монолита «ЕЭС России» в процессе чубайсовской реформы.
Кто, например, решил, что «Газпром» должен купить у Абрамовича «Сибнефть» в разы дороже рыночной стоимости – неизвестно. Зачем строят в историческом центре Петербурга уродливую 300-метровую башню «Газпром-сити» – тоже неизвестно. Для чего газовой империи понадобилось покупать два десятка СМИ, среди которых особняком стоят гламурные журналы и «желтые» газетки? И ведь каждый такой шаг – пощечина нищему российскому обществу.
При этом, вопреки разглагольствованиям столичных чиновников о могуществе «газовой империи», за прошлый год ее рыночная стоимость упала на $3 млрд., а топ-менеджеры «Газпрома» начали оперативно избавляться от его акций. Ряд экспертов небезосновательно полагает, что прежний стремительный рост стоимости компании был связан не с повышением ее эффективности, а всего лишь с галопирующими мировыми ценами на топливо.
Вот газовики и решают свои финансовые проблемы элементарно просто – за счет повышения тарифов, в том числе и на российском рынке.
Причем среди последствий тарифного бешенства экономический застой и буйная инфляция – далеко не самые опасные. Если к предстоящей борьбе за выживание готовятся только ставропольские бизнесмены, то коммунальные катастрофы прокатились уже по всей России.
 
Горим и взрываемся
Тепло – один из самых энергоемких «товаров», в стоимости которого почти половину составляет цена за газ. И даже регулярное увеличение «теплового» тарифа (с нового года в среднем по стране он подскочил на 20%) не покрывает все возрастающие издержки коммунальных служб, которые активно экономят на том, что не нагревают воду, подаваемую по трубам в жилые многоэтажки, до нужной температуры. Плюс к тому катастрофический износ самих подводящих сетей, из-за чего на пути к потребителю значительная часть драгоценной тепловой энергии просто испаряется.
Уже в новом году в 12 регионах страны зафиксированы крупные аварии систем тепло- и энергообеспечения, сотни тысяч граждан столкнулись с проблемой выживания в лютые морозы. В Махачкале более двух тысяч человек на неделю остались без тепла и света, в Красноярске сорок тысяч (!) горожан сидели без отопления двое суток.
Пока батареи остывают, а стужа за окном крепчает, людям ничего не остается как обогреваться небезопасными способами: в ход идут газовые плиты, калориферы, буржуйки. Чем это оборачивается, мы узнаем из выпусков новостей. Так, с начала января в крае в пожарах погибли 15 человек. Число возгораний по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросло на две трети, – и основная причина их как раз в нетрадиционных способах обогрева домов.
С начала года по стране прокатилась мощная волна взрывов бытового газа, прогремевших в домах Казани, Железноводска, Волгограда, Саратова, Саранска, Воронежа... Погиб 21 человек, многие получили ранения. Практически все аварии произошли в многоэтажках – там, где принято обогреваться за счет батарей, а не газовых колонок и плит.
Глава Ростехнадзора Константин Пуликовский так объяснил череду газовых взрывов: «Все дело в человеческом факторе – люди при использовании газовых приборов зачастую пренебрегают техникой безопасности».
В общем-то чиновник прав: «человеческому фактору» в полузабытых местными властями домах жутко холодно. И он, «фактор», идет на все, чтобы согреться, включая на полную мощь отопительные котлы и распаляя духовки газовых плит.
После волны взрывов бытового газа премьер-министр Виктор Зубков распорядился проверить местные газовые службы по всей стране. В работу включились многие «надзиратели», была даже озвучена идея создать в стране «газовую инспекцию».
Контроль, затеянный Зубковым, конечно, будет ужесточен, проверки, безусловно, проведут, возможно, даже виновных накажут. Однако все эти «крутые» меры, направленные якобы на обеспечение безопасности и предотвращение подобных инцидентов, вряд ли принесут желаемый результат.
Не лучше ли местным властям более серьезно готовиться к холодам, утеплять помещения, ремонтировать теплосети, экономно перераспределять имеющиеся ресурсы по всему отопительному периоду, прислушаться к прогнозам специалистов МЧС, которые давно бьют в набат, предсказывая череду бытовых техногенных катастроф?
Но главное, вместо того, чтобы инициировать бесполезные проверки, правительству России давно пора разработать комплексную программу модернизации всего жилищно-коммунального комплекса, которая бы предусматривала не только замену сетей и оборудования, но и борьбу с такими монополистами, как «Газпром».
Без этого обещанной Путиным «энергетической сверхдержавы» из России не получается, а отечественный топливно-энергетический комплекс по-прежнему будет служить лишь «большой дубиной» в вопросах внешней политики. И к тому времени, когда тарифы на газ внутри страны наконец доведут до уровня европейских, коммунальные сети сгниют полностью, а главным атрибутом любой квартиры станет буржуйка.

 

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий