Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

В материале «Побег за кордон, или Сага о 32 миллионах» («Открытая», №14 от 11 апреля с.г.) мы рассказали историю о заведующем коньячным производством Иване Костине, который обобрал ЗАО «Прасковейское» на 32 млн. рублей и сбежал.
Он исчез сначала с территории Ставрополья, потом России, был объявлен в международный розыск и случайно объявился на телеканале НТВ как знатный винодел Израиля. А вскоре был задержан правоохранительными органами Италии во время визита на международную конференцию. И теперь готовится к экстрадиции в Россию.

 

«Свалить» из страны с многомиллионным долгом сельскому Ване-виноделу в одиночку не удалось бы никогда. Совершенно ясно, что вокруг него вились всевозможные прикормленные погононосцы, которые обеспечивали прикрытие беглецу. Не безвозмездно, думается.
Один из них привлек наше внимание в материале «Побег за кордон». Это судебный пристав Вячеслав Сауткин, который не исполнил должным образом своих профессиональных обязанностей по взысканию с Костина задолженности, отменил запрет на выезд должника из России, да вдобавок еще и потерял исполнительное производство.
Краевое управление службы судебных приставов констатирует, что пристав Сауткин по данному делу привлекался к дисциплинарной ответственности, а в 2010 году был уволен с государственной гражданской службы. Почему? Коллеги Сауткина не разглашают истинную причину.
Между тем в производстве Ленинского суда Ставрополя с августа прошлого года находится дело по обвинению Вячеслава Сауткина по четырем эпизодам злоупотребления должностными полномочиями из корыстной заинтересованности (ч. 1 ст. 285 УК РФ) и по факту получения взятки в значительном размере (ч. 2 ст. 290 УК РФ). По всей видимости, здесь и кроется причина увольнения пристава Сауткина.
Разумеется, ему сегодня кровь из носу нужно отмести от себя малейшие подозрения в моральной нечистоплотности, предстать перед правосудием белым и пушистым. Тем более что работает сейчас наш герой в Москве, а там с сомнительными персонажами разговор крутой.
Потому Сауткин, должно быть, и решил: лучшая защита - нападение. Он  прибыл в редакцию с написанным им «опровержением» и развязно потребовал его опубликовать «без всяких там ваших комментариев».
Пригрозил: если не выполним требование, подаст на редакцию в суд иск о защите чести и деловой репутации. Самоуверенный, однако, господин; в голове у него не укладывается даже мысль о том, что шантажировать журналистов «Открытой» бесполезно. Бесполезно и опасно для человека, служебная деятельность которого в истории с ЗАО «Прасковейское» вызывает много предположений криминального свойства.
Но он-то полагает, что многие тайны беглого винодела останутся неизвестными, как и его роль, роль пристава в этом деле.   Ведь столько времени прошло, сколько томов всяких документов скопилось! Разве докопаться «Открытой» до истоков, до потаенных фактов? Докопались!
Предлагаем читателю внимательно изучить  «опровержение» Сауткина и развернутый комментарий представителя ЗАО «Прасковейское» Галины Саппа, чтобы понять, как нагло действовали герои масштабной аферы, как изощренно они выбивали почву из-под ног предприятия, втягивая его в бесконечные судебные тяжбы.

 

Елена САРКИСОВА

 

Раздолбай? Не согласен!

 

Я работал в должности судебного пристава-исполнителя Ставропольского межрайонного отдела по особым исполнительным производствам Управления ФССП РФ по Ставропольскому краю. Исполнительное производство было возбуждено по  исполнительному листу, предъявленному ко взысканию представителем ЗАО «Прасковейское» Галиной Саппа. На момент предъявления исполнительного документа должник Иван Костин находился в федеральном розыске, приговор в отношении него был вынесен заочно в связи с тем, что Костин в судебное заседание на оглашение приговора не явился.
Розыск обвиняемого Костина был инициирован 05.12.2008 года начальником отделения СЧ ГСУ при ГУВД по СК Ахвердяном. В ходе исполнительного производства я делал официальный запрос и на основании полученного ответа 17.04.2009 года обратился в Ленинский районный суд города Ставрополя с заявлением о приостановлении исполнительных действий до окончания розыскных мероприятий. В рамках обеспечения исполнительных действий и исполнения решения суда мною было установлено имущество должника и наложен арест на него.
В связи с тем, что Костин, являясь обвиняемым по уголовному делу, находился в федеральном, а впоследствии и в международном  розыске с заочной мерой пресечения в виде заключения под стражу, я не имел возможности в соответствии с ФЗ «Об исполнительном производстве» надлежащим образом уведомить должника о возбуждении исполнительного производства, наложении ареста на его имущество, взыскании исполнительского сбора, что и послужило причиной обращения в суд с заявлением  о приостановлении исполнительного производства. 
Мною были выполнены все исполнительские действия в строгом соответствии с ФЗ «Об исполнительном производстве». Утверждения, что «я не попал в тюрьму и вообще не ответил перед законом» и «действовал примитивно и нагло», являются просто оскорбительными, унижающими мою честь и достоинство в сочетании с утверждением, называющим меня в вульгарной форме «раздолбаем», что является жаргонным, бранным названием глупого, никчемного человека, бездельника.
Не соответствующее действительности утверждение, что именно я потерял исполнительное производство, не является оценочным суждением журналиста, а направлено конкретно на оскорбление меня с целью опорочить и придать негативный образ моей деятельности.
Постановлением от 20.01.2012 года, вынесенным старшим следователем Ставропольского межрайонного следственного отдела Следственного комитета РФ по Ставропольскому краю Шевченко А.И., отказано  в возбуждении уголовного дела по ст. 285 УК РФ в отношении меня на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием признаков состава преступления. Как было установлено следственными органами, в ходе проведенной проверки корыстной или иной моей личной заинтересованности в неисполнении решения суда о взыскании в пользу ЗАО «Прасковейское» не установлено, данный факт материалами оперативно-розыскных мероприятий не подтвержден.
Не установлено и халатное отношение к исполнению должностных обязанностей, установлено, что мною были приняты все меры к наложению ареста на имущество Костина И.В. Однако по независящим от меня обстоятельствам данное имущество не было реализовано.

 

Вячеслав САУТКИН

 

Судебный пристав Вячеслав Сауткин возбудился публикацией в «Открытой» и пожелал очистить своё имя, честь и достоинство. Но оказалось, что и очищать-то нечего. Наоборот, по его деятельности возникли серьёзные вопросы криминального свойства. А именно:

 

- Почему пристав отменил запрет на выезд бывшего винодела ЗАО «Прасковейское» Ивана Костина из России? Ведь тем самым он создал условия для бегства человеку, который обобрал предприятие на 32 миллиона рублей!
- Почему Сауткин отказывался наложить арест на имущество Костина, создавая ему возможность это имущество реализовать?!
- Почему из исполнительного производства, которое вел Сауткин, испарились бухгалтерские документы ЗАО «Прасковейское», которые составляют коммерческую тайну предприятия?
- Что это за служба судебных приставов, в которой возможно безнаказанно «потерять» материалы исполнительного производства?

 

Дилетант или притворяется?
Подобных вопросов множество. И ответов на них два. Первый: пристав Сауткин абсолютно непрофессиональный кадр. Но, судя по стройному механизму создания виноделу Костину «зеленой улицы» для бегства за рубеж, крепнет уверенность во втором варианте ответа: Вячеслав Сауткин очень хорошо понимал и столь же четко знал цену всему, что делает. 
Одного не учел. Того, что кто-то однажды поднимет эти вопросы и начнет докапываться до самой сути масштабной аферы, которая подорвала не только экономику брендового предприятия Ставрополья, но и, выйдя за пределы края, причинила ущерб имиджу России.
Читатель, наберись терпения, поскольку «въезжать» в перипетии дела не так просто.
Итак, Сауткин пишет, что исполнительное производство было возбуждено им тогда, когда должник Костин находился в федеральном розыске, а приговор в отношении него был вынесен заочно - в связи с тем, что Костин на оглашение приговора не явился.
В отличие от юриста Сауткина «не юрист» Елена Саркисова сразу поняла суть дела и подчеркнула в своей статье, что начало процессу над Костиным положил Буденновский мировой суд. Дело в том, что уголовное дело изначально было возбуждено не в отношении конкретного лица, а по факту недостачи материальных ценностей, обнаруженной в ЗАО «Прасковейское». По этой причине предприятие реализовало свое право на взыскание суммы недостачи в гражданском порядке. 
29 января 2008 года было принято решение Буденновского мирового суда по гражданскому делу о взыскании ущерба с Костина. Юрист Сауткин должен знать, что приговор выносится только по уголовным делам, а по гражданским делам выносится решение. Даже если он, обучаясь на юриста, этого недоучил, то, занимая государственную должность судебного пристава, должен был, как «Отче наш», знать Федеральный закон «Об исполнительном производстве», в соответствии со ст. 30 которого пристав возбуждает исполнительное производство только на основании исполнительного документа, каковым в соответствии со ст. 12 является исполнительный лист.
В исполнительном листе указано, что он выдан по результатам рассмотрения гражданского дела (а не уголовного). При этом пристава Сауткина не должен волновать вопрос, явился Костин на оглашение решения (а не приговора) или нет. Важно, что решение вступило в законную силу. Служба судебных приставов создана, чтобы исполнять судебные решения, а не обсуждать их.

 

Короткая память? Пробелы восполним!
Наше «хождение по мукам» началось 15 апреля 2008 года, когда Сауткин вынес постановление о возбуждении исполнительного производства.
В этот же день он вынес постановление о временном ограничении Костину права выезда за пределы Российской Федерации. В постановлении пристав указывает: «По имеющимся данным должник находится в г. Москве и планирует выехать за пределы Российской Федерации». Вот какой прозорливый пристав. Только получил исполнительный лист - и сразу все знает! 
А может, он просто постановление датировал задним числом, чтобы его проще было отменить по формальным основаниям? Почему пристав в одном постановлении устанавливает Костину срок (пять дней) для добровольного исполнения решения, а в другом постановлении, принятом в тот же день, уверяет, что Костин не исполняет требований исполнительного документа? Почему копии постановлений, вынесенных в один день, пришли на завод с разрывом в месяц? Пусть Сауткин объяснит – это намеренные действия или глупость?
Далее. 4.05.2008 года им вынесено постановление о наложении ареста на акции. Копия этого постановления взыскателем получена 13 мая.
И в тот же день, 13 мая, Сауткиным вновь вынесено постановление о наложении ареста на эти же акции. Для чего? Создать видимость кипучей деятельности или исправить ранее допущенные ошибки?
8.05.2008 года вынесено постановление о наложении ареста на долю Костина в праве на жилой дом и земельный участок по адресу: с. Прасковея, ул. Б-Революции, 38-а. Пристава не смущает, что по состоянию на указанную дату Костин уже не был собственником указанного имущества, поскольку его право было прекращено 30.04.2008 года на основании договора дарения. 
Опять глупость? Или все-таки умысел? Сауткин убеждал нас, что не может наложить арест на имущество без получения подтверждения права должника из регистрационной службы. А какое подтверждение мог получить Сауткин, если это имущество было уже реализовано?
15.05.2008 года пристав вынес постановление о наложении ареста на принадлежащие должнику Костину земельные паи.
А немногим ранее, 24.04.2008 года, Сауткин знакомит с материалами исполнительного производства мать Костина – Наталью Ивановну. Она по доверенности представляет интересы сына. Однако после визита Костиной Сауткин вдруг вспоминает, что совсем замотался и не вручил постановление о возбуждении исполнительного производства должнику! А это нарушение ст. 57 Закона 229-ФЗ, которую разобиженный на статью Сауткин не знает или не хочет знать.
И только через два месяца он дает поручение приставам в Москву вручить постановление о возбуждении исполнительного производства Костину. К этому времени по закону исполнительное производство впору закончить, а Сауткин только начал.
Почему он дал поручение спустя два месяца после возбуждения исполнительного производства, если уже в день производства он знал, что Костин находится в Москве, а 24 апреля у него на приеме находился представитель должника по нотариально оформленной доверенности? Это раздолбайство или умысел?

 

Открыл шлюзы
С первых дней мы обращали внимание пристава на наличие у Костина имущества, которое реально можно взыскать, – земельного участка и жилого дома в селе Прасковея по улице Комсомольской, 1, в котором должник и его семья никогда не проживали. Пристав упирался. Аргументировал это тем, что боится нарушить права должника, боится жалобы с его стороны. Нарушить права обобранного предприятия пристав не боялся. А когда мы стали его предупреждать, что напишем жалобу на его действия, цинично заявлял, что у него взысканий - масса (одним больше, одним меньше), ему, мол, все равно ничего не будет.
Однако после наших настойчивых обращений руководство краевой ФССП вынудило Сауткина вынести постановление о запрете регистрационных действий в отношении жилого дома. Сауткин тотчас показал, что не лыком шит. В один и тот же день,  09.07.2008 года, он отменил постановление о временном ограничении выезда Костина за пределы РФ (получите!) и «нарисовал» постановление о запрете регистрационных действий в отношении дома и земельного участка Костина!  
Почему нарисовал? Да потому, что запрет на совершение регистрационных действий он адресовал… не по назначению! Регистрационные действия совершает регистрационная служба, а он адресовал постановление директору ГУП СК «Крайтехинвентаризация». Его не вразумили даже наши доводы о том, что в Буденновске два БТИ – краевое и федеральное.
Об отмене ограничения на выезд Костина из России Сауткин нам даже не сообщил. Зато 24.07.2008 года приостановил исполнительное производство, о чем нас также не уведомил.
Дальше пошло еще веселее. ЗАО «Прасковейское» настаивало на принятии законного постановления о наложении ареста на дом и земельный участок бывшего заведующего коньячным производством. Сауткин сопротивлялся. А Костины тем временем принимали срочные меры по реализации этого имущества.
Только 25.08.2008 года Сауткин принял-таки постановление о запрете регистрационных действий, адресованное регистрационной службе (неужели начальство додавило?). Костины не успели совсем чуть-чуть. Дом-то они зарегистрировали и даже договор купли-продажи заключили, но не сообразили оформить землю под домом, а без этого регистрационная служба сделку не провела.
Но и здесь Сауткин подстраховался. Постановление о наложении ареста на имущество он принял, но тогда, когда исполнительное производство… было приостановлено! А ст. 45 ФЗ-229 запрещает до возобновления совершать принудительные исполнительные действия. То есть это как раз то, что нужно Сауткину! Теперь можно смело признать собственное постановление незаконным и отменить его, как он это сделал с постановлением на ограничение выезда Костина из России! Ох и мудрый он, этот пристав... Его бы мозги - да в мирных целях...

 

Спрут, в натуре!
Как можно назвать никчемным столь изобретательного человека? Язык не повернется. Напротив, Сауткин продумал все до мелочей. И с этого момента он напрочь прекратил заниматься исполнительным производством.
14.10.2008 года мы пишем Сауткину письмо №01-05/1341 с просьбой сообщить о ходе исполнительного производства. Сауткин нас игнорирует.
Он потерял или выбросил, или кому-то передал бухгалтерские документы ЗАО «Прасковейское» (составляющие коммерческую тайну предприятия!) и предоставил нам возможность переписываться с его начальством.
19.01.2009 года мы в который уж раз обращаем внимание Управления ФССП по СК на бездействие пристава Сауткина. Отзывается заместитель руководителя Арбузова и своим письмом №01-18-21/01-41/732 нас успокаивает – дело поставлено на личный контроль, указания приставу даны, право на выезд Костина за пределы Российской Федерации ограничено.
Прошел месяц. 18.02.2009 года мы получили по факсу грозное требование Сауткина предоставить финансовые документы предприятия, причем в нереальные для исполнения сроки. В противном случае нас ожидают кары небесные. В ответ на имя начальника Управления ФССП по СК мы мягко называем требования Сауткина некорректными и просим найти предоставленные нами ранее документы. Однако они совершенно определенно утеряны, и нам приходится предоставлять их вновь.
14.05.2009 года мы своим письмом №01-05/558,559 обращаемся одновременно в ФССП (Москва) и Управление ФССП по краю и подробно расписываем свои мытарства. Москва сообщает, что краевому управлению поручено провести проверку и дать нам исчерпывающий ответ.
Ставропольское управление судебных приставов отвечает, что, мол, да, Сауткиным допущено нарушение законодательства об исполнительном производстве, но он уже наказан. Не беспокойтесь, ребята, дело под контролем.
После еще одного нашего обращения краевое УФССП пытается провести проверку, но только вот какая незадача! Дело совершенно случайно потерялось. Но беспокоиться, мол, не о чем, дело восстанавливается, дубликат исполнительного листа запрошен, о чем краевое управление нам и ответствовало аж 25 сентября 2009 года.
Мы стучались во все двери и окна. И вот поздней осенью от В. А. Гаврикова  (начальник Сауткина) пришло сообщение, что принимаются меры по… приостановлению исполнительного производства! Вот только о том, когда же они его успели возобновить, уведомить нас «забыли».

 

Лгал и выкручивался
Начался новый виток эпопеи. Обобранный завод, бренд Ставрополья, насильственно погружен в бумажные войны людьми, обязанными исполнять судебные решения и тем самым на практике утверждать закон и справедливость. Но куда там!..  
Мы вынуждены были заявить протест против приостановления исполнительного производства и ходатайство на ознакомление с материалами дела. Пристав Сауткин уверял, что готов в любое время предоставить нам такую возможность. Поняв натуру этого человека, мы потребовали назначить точные время и дату. Сауткин назначил – 30.10.2009 года в 10-00.
Приехали ровно к 10-00 (из Буденновска в Ставрополь). Увидев меня, Сауткин срочно куда-то засобирался, пообещав вернуться через час. Но не вернулся и через два часа. Зная исключительную «порядочность» Сауткина, я не выходила из отдела ни на минуту. Это для того, чтобы Сауткин не сказал, что он приходил, а меня не было.
Более того, я постоянно напоминала о своем присутствии секретарю начальника отдела и другим судебным приставам и охране. Через два часа Сауткин изволил ответить на телефонный звонок. На мои доводы о том, что я обращусь с жалобой на его поведение в управление службы судебных приставов, он ответил, что идти туда бесполезно, поскольку 30.10.2009 года их профессиональный праздник, и все начальство будет на торжественном заседании!
Однако в торжестве принимали участие не все работники УФССП, и Сауткина обязали явиться на рабочее место и ознакомить меня с материалами дела. За поведение коллеги было неудобно передо мной всем работникам отдела. Они приносили за него извинения, предлагали напоить меня чаем. Появившись после обеда, Сауткин, как я и предполагала, с ходу сообщил, что… он приходил, но меня не было, поэтому он опять ушел. Пристыженный коллегами, пристав, наконец, стал знакомить меня с материалами дела.
Однако документы, которые он выложил на стол, являли собой непотребный вид. Это была стопка ксерокопий – не заверенных, не прошитых, не пронумерованных. Пристав назвал эту кипу бумаг восстановленной частью исполнительного производства, которую заверить и упорядочить он не успел.
Знакомиться с такими материалами я официально отказалась.
О каком же собственном достоинстве сегодня заявляет Сауткин, если он постоянно лгал и выкручивался, заставлял себя ждать часами под дверью кабинета, с беспредельным пренебрежением относился к людям, интересы которых обязан был отстаивать?!
А ты, братец, виновен!
В своем письме Сауткин утверждает, что выполнял свои функции в строгом соответствии с Законом. Однако, в соответствии со ст. 36 ФЗ «Об исполнительном производстве», судебный пристав должен исполнить требования в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства. Смотрим даты. Исполнительное производство возбуждено Сауткиным 15 апреля 2008 года, следовательно, требования о взыскании с Костина задолженности должны быть исполнены до 15 июня 2008 года.
Однако Сауткин не закончил исполнительные действия не только в двухмесячный срок, но и в двухлетний! Жалобы на сей счет ЗАО «Прасковейское» рассылало в различные краевые и федеральные инстанции. Так, к обращению в администрацию президента РФ были приложены копии документов, подтверждающих наличие переписки с приставами, на 65 листах! 
Приведу выдержки из последних писем.
Федеральная служба судебных приставов из Москвы своим письмом №12/01-15411 от 30.09.2009 года (по истечении почти полутора лет с момента возбуждения исполнительного производства) нам отвечает: «В тот же день (15.04.2008 года) судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об ограничении права выезда должника за пределы Российской Федерации. Однако 9.07.2008 года без указания объективных причин судебным приставом-исполнителем указанное постановление отозвано с исполнения.
В результате проверки в действиях судебного пристава-исполнителя выявлены нарушения ст. 12, 36, 67, 68,  85, 87 Федерального закона «О судебных приставах», выразившиеся в непринятии своевременных, правильных и полных мер по исполнению исполнительного документа, а также необоснованной отмене мер по ограничению выезда должника за пределы Российской Федерации. За допущенные нарушения законодательства об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель привлечен к дисциплинарной ответственности. Кроме того, в рамках рассмотрения обращения установлено, что исполнительное производство утрачено. По факту утраты исполнительного производства отделом противодействия коррупции… проводится подготовка материалов для дальнейшего направления в прокуратуру с целью проведения проверки в отношении судебного пристава-исполнителя в порядке статей 144-145 УПК РФ (Порядок рассмотрения сообщения о преступлении)».

 

Пристав приставу рознь
Несмотря на столь строгое заключение Федеральной службы, краевое управление ФССП бездействовало. И только после нашего обращения 28.10.2009 года в администрацию президента РФ работники ставропольского УФССП забегали. Они стали звонить руководству предприятия и мне с просьбами отозвать жалобу. Они клятвенно обещали заменить пристава и реализовать арестованное имущество Костина.
Мы им поверили. Отчасти потому, что всегда хочется видеть в людях лучшее, а  отчасти потому, что противостояние государственным органам не входит в число первоочередных задач ЗАО «Прасковейское» – надо когда-то и производством заниматься, если кто забыл.
Мы отозвали жалобу. Пристава Сауткина поменяли. Исполнительным производством занялся пристав Василий Боровлев. И тут вдруг оказалось, что исполнительное производство можно исполнить, было бы желание! Боровлев наложил арест на счета Костина, где обнаружились остатки денежных средств. И если бы эти счета были арестованы Сауткиным сразу в 2008 году, а не в 2010-м, денег на них, наверное, было бы больше.
Оказывается, и арестованное имущество можно реализовать, не дожидаясь, пока Костин приедет из Израиля или его привезут из Италии. И если бы приставу Боровлеву не пришлось с таким опозданием делать все заново (запрашивать бухгалтерские документы, производить оценку и реализацию имущества, акций и т.п.), Костину вряд ли  удалось выехать из России. И сегодня не пришлось бы государству тратить огромные деньги, силы и средства на розыск прасковейского беглеца и его экстрадицию.

 

Тень дьявола
Именно всё отрицающий пристав Сауткин создал хитромудрому Костину возможность бежать из России. Так предательски сработало постановление об отмене запрета на выезд из Российской Федерации, принятое 9 июля 2008 года. И уже 1 августа 2008 года Костин воспользовался образовавшейся лазейкой и выехал из страны. Беги, парниша, хоть в Израиль, хоть на край света!
Вячеслав Сауткин до сих пор не ответил перед законом за увод от уголовной ответственности человека, причинившего одному из лучших предприятий России огромный финансовый ущерб, не ответил за утрату исполнительного производства, за исчезновение бухгалтерских документов ЗАО «Прасковейское».
Но как же резво он кинулся защищать свои честь и достоинство, «забыв», что годами водил за нос коллег и вышестоящие инстанции в Ставрополе и в Москве вместе с коллективом нашего предприятия, юлил, лгал и выкручивался, подорвал наше доверие к службе судебных приставов.
И сейчас продолжает действовать «примитивно и нагло», оспаривая на голубом глазу свой непрофессионализм, раздолбайство и (или) банальную корысть.
Картину венчает поведение Ставропольского межрайонного следственного отдела, который должным образом не проверил факты злоупотреблений пристава Сауткина. А постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 20.01.2012 года было отменено, и материалы отправлены на дополнительную проверку. И если следователями пока не доказано наличие у пристава корыстной заинтересованности либо халатности, это не означает, что их не было.
Приведу один факт: летом 2008 года Сауткин жаловался, что у него нет машины, и он вынужден был добираться в суд общественным транспортом. Однако уже через год пристав стал счастливым обладателем иномарки. Откуда деньжищи? «Родители помогли», - ответил пристав, забыв, видимо, что совсем недавно уверял меня, что родители у него «простые сельские пенсионеры».
Никоим образом не проводим параллель между новообретенным автомобилем и сбежавшим за кордон прасковейским мудрецом Ваней Костиным. Кого, как и за какие заслуги он подкармливал, чьи глаза заливал, а чьи замыливал, пока остается тайной беглого винодела.

 

Галина САППА, 
представитель по доверенности
ЗАО «Прасковейское», юрист

Комментарии

Глоба Алексей (не проверено)
Аватар пользователя Глоба Алексей

Сауткин является мошенников помогает на Кавказе решать вопросы в полиции украл 160 миллионов рублей у сбер банка ! Подделовает документы возбуждает уголовные дела против порядочный людей В ВСУ по Краснодару платит в суды Краснодарского края и Ставропольского

Глоба (не проверено)
Аватар пользователя Глоба

А вам интересно у ково были Украины день чтобы закрыть своё уголовное дело !!! Сколько было украдино у порядочный людей, этими деньгами он откупиться от уголовного дело по взяткам и многому другому !!!а теперь вопрос !!!

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях