Поиск на сайте

80 лет назад фашистская Германия вероломно напала на СССР 

Один из лучших полководцев в истории нашего Отечества К.К. Рокоссовский писал о том, что «осуществление вермахтом внезапности в таких масштабах имело ошеломляющий характер и создало состояние шока в наших войсках, не подготовленных к этому». 
Однако наша страна одержала выдающуюся победу над самой зловещей силой мировой истории, внесла решающий вклад в спасение человеческой цивилизации 
При подготовке нападения на СССР 22 июня 1941 года Гитлер использовал все гнуснейшие методы: дезинформацию и дезориентацию советского руководства и военного командования, создавал у советской стороны впечатление о позитивных намерениях Германии в отношении СССР, маскируя свои преступные цели 
 
Интерес к событиям черного лета 1941 года не ослабевает. Казалось бы, победа Советского Союза не вызывала сомнений – у страны Советов значительно больше, чем у Германии, танков, самолетов и артиллерии. И вдруг – поражение за поражением. 
Почему это случилось? Неужели армия не захотела воевать за тирана Сталина и разбежалась, как говорят некоторые историки?  
Как на самом деле сражалась РККА в сравнении с другими современными армиями?  
Сколько немецких солдат и офицеров погибло в первый же день войны?  
Сколько наших бойцов и командиров? 
Чем закончился напряженный интеллектуальный поединок двух главных генералов-генштабистов – Жукова и Гальдера? 
Когда произошел коренной перелом в войне? Поищем ответы на эти вопросы. 
 
Начальник Генерального штаба РККА генерал армии Георгий Жуков
 

Начальник Генштаба сухопутных войск вермахта генерал-полковник Франц Гальдер.

Кто такой Франц Гальдер? 

Историк Марк Солонин в книге «22 июня. Окончательный диагноз» (2017 год) поставил такой «диагноз»: «На полях сражений 1941 г. встретились не две армии, а организованные и работающие как отлаженный часовой механизм вооруженные силы нацистской Германии с одной стороны, и огромная вооруженная толпа - с другой». 

Так ли это на самом деле? Обратимся к одному из самых авторитетных источников по истории Второй мировой войны - к «Военному дневнику» начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковника Франца Гальдера.  

Несмотря  на то, что он давно издан, в нем сокрыто немало секретов, над разгадкой которых еще долго будут биться историки. 

Об этой загадочной личности стоит сказать несколько слов особо. Он родился 30 июня 1884 года в баварском городе Вюрцбурге в семье, в которой мужчины из поколения в поколение выбирали почетную карьеру военного.  

Учился в  престижной гимназии Мюнхена. Службу в армии начал в артиллерийском полку, которым командовал его отец.  

Последовательно прошел все ступени обучения немецкого офицера - окончил два военных училища, а в 1914 году  Баварскую военную академию. 

Проявленные аналитические способности предопределяют  его карьеру в качестве офицера-штабиста. Бесценный опыт получил во время Первой мировой войны. Участвовал в боях и награжден двумя Железными крестами за храбрость.  

После поражения Германии в 1918 году его не сократили, как многих офицеров, и он продолжает службу в штабах разного уровня. Наконец в 1938 году Гитлер назначил его начальником Генерального штаба сухопутных войск  Германии и Гальдер все силы отдает реализации захватнических планов фюрера. 

По мнению ряда историков, период с июня 1940 года (капитуляция Франции) по ноябрь 1942 года (поражение под Сталинградом) - это время наивысшего могущества Третьего рейха, владения которого простирались от Ла-Манша на западе до Волги на востоке, от Норвегии на севере до Северной Африки на юге.  

И всё это в значительной мере благодаря хитроумным планам, разработанным и осуществленным Гальдером. В течение 2,5 лет вермахт, который невозможно представить без Гальдера,  был сильнейшей армией мира. 

В декабре 1941 года после поражения под Москвой, где вермахт потерял более 500 тыс. человек, Гитлер отправил в отставку  несколько десятков генералов, но Гальдера не тронул - так его ценил. И тот оправдал доверие.  

В мае 1942 года значительные силы Красной армии были окружены под Харьковым, более 200 тыс. красноармейцев попали в плен. Немцы вновь перехватили стратегическую инициативу, началось стремительное наступление вермахта к Волге и на Северный Кавказ.  

Но время побед заканчивалось. И 24 сентября 1942 года, когда разгоралась Сталинградская битва и выявились явные провалы в немецкой стратегии, Гитлер отправил Гальдера в отставку. Таким образом, имя Гальдера связано с периодом наивысшего могущества Третьего рейха.  

С его уходом удача покинула Гитлера - он стал терпеть поражение за поражением. Конечно, вступили в действие объективные факторы, но всё же никто не отрицает и субъективные. Факт остается фактом - после Гальдера равноценной ему фигуры в немецком Генштабе не появилось. 

Почему Гальдер вел дневник? Видимо, он мечтал о том времени, когда поселится в роскошном особняке, подаренном ему Гитлером за заслуги в одержанных победах, в центре Германии - так должен был называться перестроенный по планам фюрера Берлин, превращенный в величайший город, когда-либо существовавший на Земле, в столицу невиданной в истории человечества империи - и, на склоне лет, после блистательных триумфов, в назидание потомкам, напишет мемуары на основе своих дневниковых записей.  

Мечты, однако, не сбылись, зато дневник стал бесценным кладезем информации для историков. 

Итак, в момент, когда вермахт вторгся в пределы СССР, Гальдеру 57 лет. Он полон сил (не всякий генерал способен после напряженного дня, вместо того, чтобы расслабиться, отдохнуть и завалиться спать, делать записи для себя), преисполнен веры в фюрера и готов разбиться в лепешку  ради осуществления его планов. 

С 22 по 30 июня 1941 года вермахт потерял в боях с Красной армией 41 087 человек. Из них убиты 8 886 человек, ранены 29 494. Каждый день на территории СССР погибало более 1 000 немецких солдат и офицеров.

Дьявольски жестокая динамика войны 

Периодически Гальдер делает в дневнике записи о потерях. Это рутинная в общем-то для любого штаба работа.  

Военные различают безвозвратные (это убитые, умершие от ран, тяжело раненные - инвалиды, пропавшие без вести и попавшие в плен; одним словом, военнослужащие, которые уже не вернутся в строй) и  санитарные (это легко раненные, после лечения в госпитале они возвращаются в действующую армию) потери. 

Впервые сведения о потерях на Восточном фронте в период с 22 по 30 июня 1941 года  находим в дневниковой записи Гальдера от 3 июля 1941 года. Общие  потери за 9 июньских дней составили 41 087 человек. Из них убиты 8 886 человек, ранены 29 494. Всё подсчитано с немецкой педантичностью, с точностью до одного человека, без всяких «около» или «примерно». 

На основе этих данных легко вычислить среднесуточные потери (это рутина для любого штабиста). В голове Гальдера эти цифры постоянно присутствуют, хотя не всегда он записывает их на бумаге. Средние дневные потери составили 4 565 человек, из них 987 убитых

У Гальдера нет информации о потерях люфтваффе (военно-воздушных сил Германии), осуществлявшего поддержку с воздуха наступающих армий, так как оно подчинялось другому ведомству. Но интерес к происходящему в воздухе он проявляет в первый же день войны, записав в дневнике:  

«Командование ВВС сообщило, что за сегодняшний день уничтожено 850 самолетов противника, в том числе целые эскадрильи бомбардировщиков, которые, поднявшись в воздух без прикрытия истребителей, были атакованы нашими истребителями и уничтожены». 

На самом деле 22 июня Красная армия потеряла 1200 самолетов, причем более 800 - на земле. А 22 июля Гальдер записал в дневнике, что советская авиация потеряла 7564 самолета. Так господство в воздухе надолго завоевало люфтваффе. 

Немецкие ВВС с 22 по 30 июня 1941 года потеряли, по подсчетам Марка Солонина, уверяющего  в книге «Разгром 1941. На спящих аэродромах» (2009 год), что его учет сбитых самолетов наиболее адекватный, не в пример другим историкам, 213 самолетов (причем в первый день войны - 62 самолета).  

При этом люфтваффе безвозвратно потеряло 574 члена летных экипажей, которых следует приплюсовать к безвозвратным потерям в сухопутных войсках (8 886 человек), чтобы определить общие потери вермахта в июне 1941 года.  

Получается, за этот период безвозвратные потери вермахта составили  9 460 человек. Значит,  ежедневно вермахт безвозвратно терял 1051 человека (это средняя величина, в реальности убитых могло быть в один день больше, а в другой - меньше 1051). 

Таким образом, можно представить дьявольски жестокую динамику войны: 22 июня 1941 года на территории СССР убиты более 1000 немецких солдат и офицеров; 23 июня появились еще более 1000 печальных холмиков (у немцев не было братских могил, для каждого убитого рыли отдельную яму) с деревянными «крестами»; 24 июня вновь 1000 с хвостиком «награжденных»… И так каждый день. 

Много это или мало? Из дневника не видно проявления каких-либо эмоций со стороны Гальдера.  Для много повидавшего генерала ничего необычного не происходит: всё в пределах допустимого, это будни современной войны.  

Да, ежесуточно убитых немцев на Восточном фронте больше, чем в Польской и Французской кампаниях, но это можно объяснить огромным протяжением фронта, колоссальным количеством войск и большим упорством русских. 

Отдельно Гальдер говорит об офицерах: «Потери офицерского состава по отношению к общим потерям: ранено - 3,3% (кампания на Западе - 3,1%), убито - 6,2% (кампания на Западе - 4,85%), пропало без вести - 1,5% (кампания на Западе - 2%)».  

Как видно по этим цифрам, убитых и раненых офицеров на Восточном фронте с первых же дней больше, чем в войне на Западе. Это значит, что красные бойцы и снайперы лучше всех метко стреляют в немецких офицеров, тем самым нарушая систему управления противника. 

Таким образом, советские пули, снаряды и бомбы наносили вермахту существенный урон. Красная армия, истекая кровью, попадая в окружения, упорно сопротивлялась и не имела ничего общего с  «огромной вооруженной толпой», способной только драпать, сдаваться в плен и заваливать своими трупами окопы немцев. 

Субъективный тезис  Марка Солонина опровергает не кто иной, как начальник Генштаба сухопутных войск вермахта Франц Гальдер. Он бесстрастно констатирует факты, по которым следует судить об истинном положении вещей.  

Несомненно, о войне генерал Гальдер знал намного больше, чем сугубо штатский историк Солонин, и надо верить ему, а не Солонину. 

Где погибли 95% немцев? 

Когда говорят о сопротивлении Красной армии в первые дни войны, обычно вспоминают Брестскую крепость. О героизме ее защитников написаны десятки книг и сотни статей, сняты фильмы, поются песни. И многим кажется, что в июне 1941 года сражалась с врагом одна лишь  Брестская крепость на фоне «огромной вооруженной толпы», в панике бегущей на восток, абсолютно деморализованной, сдающейся в плен. 

Да, действительно герои Брестской крепости проявили невиданные мужество и стойкость, бились до последней капли крови, погибали, но не сдавались.  

О немецких потерях при штурме Брестской крепости известно из отчета генерал-майора Фрица Шлипера (это командир 45-й пехотной дивизии, которой был поручен захват крепости) за период с 22 по 29 июня 1941 года (на самом деле небольшие группы красноармейцев и одиночные бойцы продолжали бороться до начала августа 1941 года). 

Брестская крепость дорого обошлась немцам - всего они потеряли 1121 человека (это примерно 3% от потерь вермахта в июне 1941 года, подсчитанных Гальдером),  из них безвозвратно - 453 (это 5% от 8886 убитых согласно подсчетам начальника Генштаба вермахта).  

Где же погибли 95% немцев? В боях по преодолению укрепленных районов (Перемышльский, Рава-Русский, Владимир-Волынский, Полоцкий, Минский…), созданных до войны, но, к сожалению, до конца не оборудованных.  

Сражения за них, по словам известного военного историка Алексея Исаева, - это «Атлантида» в нашей истории, пока еще ждущая своих исследователей. 

О том, какие напряженные бои шли в укрепрайонах, свидетельствует запись Гальдера, сделанная 24 июня 1941 года, на третий день войны:  

«Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен». 

Известно только, что это произошло на Украине. Где именно, Гальдер не уточняет. Имена героев не известны. Несомненен их весомый «вклад» в те самые 8 886 убитых немцев на советской земле в июне 1941 года, о которых сообщает Гальдер. 

Типичное кладбище немецких солдат, погибших в начале Великой Отечественной войны

Как сражалась Красная армия 

В войне с Польшей, продолжавшейся с 1 сентября по 6 октября 1939 года, германские сухопутные силы потеряли (информация взята из Википедии) 56 000 человек, из них 16 343 - убитыми. А в войне против СССР немцы потеряли, согласно дневнику Гальдера, 55 000 человек в период с 22 июня по 3 июля 1941 года, из них 11 822 - убитыми. То есть Красная армия за 12 дней нанесла вермахту почти такие же потери, какие польская - за 36 дней

При завоевании Франции общие потери немцев за 44 дня (с 10 мая по 22 июня 1940 года) составили 177 000 человек, из них 27 000 - убитыми. А на Восточном фронте за 40 дней (с 22 июня по 31 июля 1941 года), согласно дневнику Гальдера, потери вермахта составили 213 301 человек, из них 46 470 - убитыми

Таким образом, общие потери вермахта в Советском Союзе за примерно равный промежуток времени на 36,3 тыс. человек больше, чем во Франции, а по количеству убитых - на 19,5 тыс. человек

Получается, РККА боеспособнее польской армии в три раза (за 12 дней сделала то, что польская - за 36) и сражается лучше, чем французская (это показывает приведенное выше сравнение потерь вермахта в СССР и Франции за примерно одинаковый промежуток времени) - по мнению историков, сильнейшая в Европе. 

Если, игнорируя вышеприведенные цифры, назвать Красную армию «огромной вооруженной толпой», как это делает Марк Солонин, то как назвать армии Польши, Франции и других стран, разбитых в пух и прах за  считанные недели или даже дни? Вооруженным сбродом? Потешными полками? Дивизиями для битья?.. 

Да, РККА воевала плохо, но другие армии - еще хуже. В жестоких реалиях 1941 года Красная армия была единственной вооруженной силой в Европе, которая на суше противостояла вермахту. Она воевала лучше, чем все другие армии, капитулировавшие перед Германией. Однако выиграть схватку с матерым зверем пока не могла.  

Британию, как и в войне с Наполеоном в XIX веке, от оккупации спасло только островное положение. Красная армия, несмотря на преследующие ее неудачи, продолжала мужественно сопротивляться. О капитуляции не было и речи. 

Победа осталась за нами. Но какой дорогой ценой...

Перипетии судьбы великого полководца 

Франц Гальдер занимал в вермахте должность, аналогичную посту в Красной армии Георгия Жукова, биография которого разительно отличается от гальдеровской. 

Он родился 1 декабря 1896 года в деревне Стрелковка под Калугой в крестьянской семье. Его отец, сапожник, был подкидышем - и это дает основание для фантазирования по поводу происхождения Маршала Победы. 

Может, его далеким предком был какой-нибудь византийский, а может, древнеримский  полководец. Сам Жуков напустил туману, говоря, что его отец, вероятно, был греком. 

Окончил три класса церковно-приходской школы. Учился на скорняка (мастер по выделке меха) в Москве в мастерской своего дяди. Окончил вечерние общеобразовательные курсы, сдал экзамены и получил аттестат об образовании в объеме городского училища (то есть имел образование, примерно соответствующее  нашему среднему).  

Мог стать уважаемым всеми зажиточным меховщиком, но его судьбу, как и всей страны, круто изменила Первая мировая война. В 1915 году призван в Русскую императорскую армию, попадает в кавалерию.  

За храбрость в боях младший унтер-офицер (соответствует младшему сержанту в современной армии) Жуков награждается двумя Георгиевскими крестами.  

В 1918 году добровольцем вступает в недавно созданную Красную армию, сражается рядовым кавалеристом на разных фронтах Гражданской войны, участвует в кровопролитных боях, не раз смотрит смерти в глаза.   

В 1919 году становится коммунистом. Через год, после окончания кавалерийских курсов, назначается командиром взвода. В 1922 году награжден орденом Красного Знамени - это первая (но не последняя) награда за время службы в Красной армии.   

Последовательно поднимается по служебным ступенькам. Его военное образование ограничилось трехмесячными курсами высшего начальствующего состава в 1929 году, что некоторые историки ставят ему в вину: мол, что это за полководец, который не учился в военной академии. 

Но такое тогда было время - Красной армии остро не хватало командиров. Жуков самозабвенно  занимался самообразованием, изучал военную литературу. В мемуарах он признается, что на него оказали влияние  многие советские военачальники, с которыми он лично встречался.  

В 1939 году Жуков уже комдив. Одерживает блестящую победу над крупной группировкой японских войск на реке Халхин-Гол, за которую получил звезду Героя Советского Союза. 

В 1940 году ему в числе первых присваивают звание генерала армии, он назначается командующим Киевским особым военным округом (КОВО) - это знак особого доверия со стороны Сталина, ибо предполагалось, что именно здесь Германия нанесет главный удар. 

Жуков командовал войсками, которые вошли на территорию Бессарабии и Северной Буковины, присоединенную к СССР. 

Об этой операции Жуков ничего не рассказывает в воспоминаниях. Видимо, потому, что не было никаких боевых действий, где он мог бы проявить талант полководца - румынские войска после советского ультиматума просто отступили.  

В следующем номере узнаете, какие потери понесла Красная армия в первые дни войны. Почему она терпела катастрофические поражения. И как научилась побеждать. 

Геннадий БАРСУКОВ,  
специально для «Открытой» 
(Окончание следует) 
 

 

Добавить комментарий

Голос за!

Голоса: -7

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях