Поиск на сайте

 

 

Самой громкой премьерой будущего театрального сезона в Ставрополе обещает стать «Герой нашего времени» по знаменитой одноименной повести Михаила Лермонтова. Ставит спектакль в нашем городе народный артист России, маститый режиссер Юрий Иванович Еремин. Его послужному списку позавидуют многие: почти десять лет работал главным режиссером Центрального академического театра Россий-ской армии, затем театра имени Пушкина, и вот уже много лет он режиссер театра имени Моссовета. Среди самых известных постановок - «Идиот» Достоев-ского, «Палата №6» Чехова, «Мадам Бовари» Флобера и многие другие интереснейшие произведения. 
Ставил очень много в Америке, в Японии.  Еремин считает, что к классике нужно обращаться в том случае, если есть точки пересечения века, когда пьеса была написана, и века нынешнего. Еремин  убежден, что «Герой нашего времени» актуален сегодня, как никогда. 
О том, как работается режиссеру с мировым именем в ставропольском театре, он рассказал в  интервью корреспонденту «Открытой».

 

- Юрий Иванович, вы режиссер, которого буквально «рвут на части» столичные театры, с вами мечтают работать многие известнейшие актеры. Как ставропольскому театру удалось заполучить вас?
- Только благодаря давней, 45-летней дружбе с директором театра Евгением Луганским. Мы с ним вместе учились в ГИТИСе, общаемся много лет, но никогда на профессиональной почве не сталкивались. И вот недавно, когда я приехал отдыхать в Пятигорск,  у нас возник  этот проект, посвященный 165-летию ставропольского театра имени Лермонтова.  
 Как ни странно, но в лермонтов-ском театре очень редко шли произведения Михаила Юрьевича. Полтора месяца я писал сценарий, для этого специально приехал в Пятигорск.   Жил там  в санатории «Тарханы», сидел с ноутбуком в парке, писал, глядя на Машук. 
Ходил несколько раз на экскурсии по лермонтовским местам и в дом-музей поэта. К слову, я просто  восхищен пятигорским музеем Лермонтова  и тем, с какой любовью он содержится.  В общем, с головой  погрузился в ту обстановку, в которой творил этот неординарный человек.     
 Мне кажется, есть что-то мистическое в том, что Михаил Юрьевич так любил Кавказ, и на Кавказе ему было суждено умереть. Все его лучшие произведения - «Демон», «Герой нашего времени» - написаны или в горах, или на водах. 
- А вам самому нравится это произведение?
- «Герой нашего времени»  был моей любимой книгой из всей школьной программы. Когда я был молод, Печорину подражали. Это один из самых любимых героев,  как и Онегин, но Печорин по ментальности был ближе молодым людям. Таким разочарованным, странным,  немножко непонятым.
Это потрясающий роман,  актуальный сегодня. Сейчас, как никогда, проблема манипуляции одного человека другим очень сильна. В общем, «печоринство» сейчас в моде. 
- Это отрицательный персонаж, на ваш взгляд?
- Я не могу однозначно сказать. В Печорине столько же плохого, сколько и хорошего, сколько прекрасного, столько и отвратительного, сколько  великого, столько и низкого. Вот в чем гениальность этого человека. 
Его можно сравнить со скульптурой, которую можно рассматривать с разных сторон. В нем собралось множество оттенков личности, которые присущи каждому человеку.     
Печорин - один из самых сложных образов в русской литературе.  Это собирательный образ. Человек-романтик, который превращается в глубокого циника. Изменяя себе, он нырнул так глубоко, что всплыть - воздуха не хватило. Непростой, неоднозначный образ. 
Печорин - заигрался. Его дневник - это жесткий психоанализ. И то, что он так в себе копается, мне кажется,  значит, что человек идет в сторону очищения, старается избавиться от злого, демонического.
- Есть ли будущее у русского театра в век интернета и телевидения? 
- Хотя много раз пророчили гибель театра, у человека всегда возникает желание видеть «живое искусство». Почему на эстрадных звезд ходят? А потому, что хочется послушать, как они поют вживую, посмотреть, как они двигаются. Публика хочет видеть «живой контакт». Театр старается бороться с масскультурой, но у нас в стране только семь процентов населения ходит в театры, поэтому массовым он у нас не может быть по определению. 
Я  очень уважаю тех зрителей, которые в эпоху DVD-дисков, на которых записывается по 10 фильмов  низкого качества, всех этих «Домов-2» и прочего, все-таки тянутся к высокому искусству. Я был на нескольких спектаклях ставропольского театра и видел, какие тут потрясающие зрители,  живо реагирующие на то, что происходит на сцене, здесь всегда полные залы.   
Театр - это сиюминутное искусс-тво, которое возникает не вчера, не позавчера, а в данный момент.  Кино, к примеру,  можно положить на полку и посмотреть через месяц. Это - консервное искусство. А спектакль живет только дважды -  на сцене и в памяти зрителя. 
- Как вам работается с нашими актерами?
- Они потрясли меня  своим профессионализмом и прекрасной творческой формой. От репетиций с ними получаю огромное удовольствие. Профессиональные, интересные артисты, работающие с колоссальной творческой отдачей. 
Я  могу вам назвать имена исполнителей основных ролей: Печорина играет Игорь Барташ, Максима Максимовича - Юрий Зоря, Казбича - Александр Жуков. 
Кстати, одним из моих условий было то, что черкешенку Бэлу и ее брата будут играть непрофессиональные актеры. Роль Бэлы исполняет Карина Фейзиева,  молодая девушка. Она танцовщица ставропольского ансамбля кавказского танца. Стройная - как статуэточка. 
У нас будут сцены, когда актеры разговаривают на черкесском языке. Так что спектакль, надеюсь, получится  неожиданным и интересным.
- Будете присутствовать на премьере 16 октября?
- К сожалению, я должен буду уехать,  потому что у меня большой проект в театре Моссовета с прекрасным актером Виктором Сухоруковым в главной роли. Мы репетируем пьесу в течение полугода.  Сценарий я писал по трилогии Алексея Толстова о русских царях.  Называется - «Царство отца и сына». 
Первая часть - об  Иване Грозном, вторая - о царе Федоре. В одном сценическом пространстве мы пытаемся столкнуть два персонажа — отца и сына. 
Царь Иван - крайне жестокая личность, а Федор - слабохарактерный, немножко придурковатый. Мне кажется, что это абсолютное воплощение России, где нет середины - есть крайности. Сухоруков играет царя Федора, а Ивана Грозного репетирует Александр Яцков. Там заняты замечательные артисты: Екатерина Гусева, Евгения Крюкова, Валерий Еременко и многие другие. В канун нового года состоится премьера «Царства отца и сына».
- Вы работали с самыми известными актерами. Каким должен быть идеальный актер, на ваш взгляд?
- Для каждого режиссера и каждого зрителя - он свой.  У каждого режиссера - свой субъективный вкус. Мне, к примеру, категорически может не нравиться актриса, от которой многие без ума. А  другая, менее известная артистка, та, что не в чести у публики, мне безумно нравится. Это - дело вкуса. 
Мне посчастливилось работать с настоящим созвездием русских актеров: Людмилой Касаткиной, Владимиром Зельдиным, незабвенной Ниной Сазоновой, Людмилой Чурсиной, Верой Алентовой, Олегом Меньшиковым. 
- Я знаю, что вы начинали свой творческий путь в Ростове-на-Дону...
- Да, много лет назад в Ростове я руководил молодежным театром, потом театром им. Горького, а затем меня пригласили в Москву, в театр Советской армии. 
Давно не был в Ростове. Это сказка в моей жизни, которая однажды закончилась и никогда не повторится. 
Я был самым молодым режиссером Советского Союза, когда в 29 лет возглавил ростовский театр. Жил тогда только искусством, не видя ни пустых полок магазинов, ни тягот гнетущего, кошмарного коммунистического строя. 
Я приходил в театр в 9 утра и уходил в 12 часов ночи. И был счастлив. В то время театр был моей страной. Вообще, я считаю, театр - это целое государство, свое и очень хорошее. 
Мы заманиваем сюда людей,  чтобы они поняли вкус к выдуманным историям, которые кажутся зрителям реальными и существенными, чем истории из жизни. Когда  зрители плачут в зале,  тогда и происходит тот необъяснимый,  потрясающий контакт искусства со зрителем.

 

Беседовала  
Элла ДАВЫДОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий