Поиск на сайте

 

 

На прошедших недавно в Кисловодске «Шаляпинских сезонах» зрителей потряс исповедальным выступлением молодой талантливый артист и режиссёр Георгий Дмитриев

 
Георгий - солист Ташкентского Большого театра оперы и балета имени Алишера Навои, театральный режиссер и педагог, исполнитель роли Распутина в нашумевшем столичном спектакле театра «Геликон-опера» в Москве. В Кисловодск он приезжает исключительно на фестиваль «Шаляпинские сезоны» по многочисленным просьбам поклонников.
На одной из концертных репетиций Георгий Дмитриев ответил на вопросы корреспондента «Открытой».
 
- Георгий, на нынешних «Шаляпинских сезонах» вы представили программу по произведениям Александра Вертинского. По мнению критиков, программа очень сложная - дойти до сердца зрителей, как Вертинскому, мало кому удавалось...
- Идея программы «Песенки Вертинского» родилась семь лет назад. Мне давно хотелось найти материал, в котором мог бы соединиться одновременно актер драматического театра и академический певец.
Безусловно, самый благодатный репертуар до этого был у Федора Ивановича Шаляпина, но классические музыкальные произведения не предполагают свободу в интерпретации, и, конечно же, в них нет гениальных слов Вертинского.
Врачи лечат тело, а артисты - душу. Сопереживая исполнителю, публика приближается к самому главному моменту, ради которого театр и существует, - катарсису - очищению. Что бы я ни пел - Рахманинова, Вертинского, Таривердиева, Высоцкого, - в каждой программе мне необходимо подвести зрителя именно к катарсису. Мне очень важно, чтобы, выйдя с концерта, он почувствовал себя легче, свежее - в этом смысл профессии, которой я занимаюсь много лет.
И каждая песня Александра Николаевича - законченный маленький спектакль.
- Сколько же сейчас в вашем репертуаре произведений великого Вертинского?
- Сейчас около 50 песен, и каждый раз перед новым зрителем в новом для нас месте мы с моим концертмейстером Александром Вишневским, выбираем те, которые просто необходимо услышать зрителю именно сегодня.
И не случайно песня «То, что я должен сказать», исполненная на открытии «Шаляпинских сезонов», произвела эффект разорвавшейся бомбы:
 
Я не знаю, зачем и кому это нужно,
Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,
Только так беспощадно, так зло и ненужно
Опустили их в Вечный Покой!
 
Слова из этой песни особенно остро зазвучали в контексте событий, происходящих в соседней Украине.
Многие зрители плакали, а потом был гром оваций. И я счастлив, что 27 октября эту программу, показанную в Кисловодске, я смогу исполнить в Москве. Она будет посвящена 125-летию со дня рождения Александра Николаевича Вертинского.
- Как прошел ваш творческий год?
- Прошлый сезон был ознаменован для меня в первую очередь выходом полноценной программы «Шаляпин. Маска и душа», премьера которой состоялась в Москве в зале Государственного исторического музея.
Конечно же, очень ярким для меня событием стал мой дебют в Музыкальном театре «Геликон-опера» в Москве в партии Григория Распутина в опере «Распутин». Это очень непростая современная опера, написанная на известный исторический сюжет.
В основе его - взаимоотношения Распутина и царской семьи. Очень интересная постановка режиссера Дмитрия Бертмана, блестящий состав солистов театра, хора и оркестра, с которыми работать было одно удовольствие. И мне особенно было приятно, что на спектакле присутствовал автор оперы, который очень сердечно принял мое исполнение.
Следующим шагом в прошлом сезоне стала постановка в Ташкенте оперы Бетховена «Фиделио». Она ставилась впервые в Центральной Азии.
Одна из основных причин этого - очень сложные оперные партии главных героев. Я горжусь, что в Ташкенте нашлись солисты, которые смогли достойно справиться с материалом. В этой постановке я выступал в качестве режиссера и исполнителя партии Рокко.
- Насколько трудно вам внедрять новые постановки в Узбекистане? Востребовано ли это местной публикой?
- Креатив никогда не являлся для меня самоцелью, но любому художнику необходимо смотреть, что происходит за окном, реагировать на это.
И это не только политические или социальные изменения, но также изменения ценностей в новом поколении молодых людей.
«Театр не зеркало, а увеличительное стекло», - как сказал один великий режиссер. И иногда просто необходимо заострить внимание на определенной проблеме, чтобы зритель не забывал, что театр - это не только место для развлечения, но и храм, где любой человек, сидящий в зрительном зале, должен найти себя - своего очень близкого героя. Тогда он перестанет видеть на сцене «сказку», а увидит историю, рассказанную про него же самого.
- Не возникало ли у вас желания уехать из Ташкента в Москву или за рубеж?
- Мой Мастер - великий режиссер Марк Вайль - когда-то сказал очень простую фразу: «Неважно где, важно, что и как». Я никогда не рвался в Россию, хотя мне очень близка русская культура, искусство, менталитет, да, в конце концов, я русский. Я не знаю, что будет завтра и куда заведет меня судьба, но одно знаю точно - это будет там, где я смогу заниматься творчеством, воплощать свои идеи, где они будут востребованы.
- В настоящее время вы сосредоточены на карьере оперного певца или режиссера?
- Когда-то меня спросили: «Кто вы - актер, оперный певец, режиссер, педагог?» Самое ужасное и, как ни странно, прекрасное, что в свои 35 лет я не могу определенно ответить на этот вопрос.
Я художник, который сегодня рисует маслом, завтра - акварелью, а послезавтра - простым карандашом. Главное, чтобы «картины», которые я создаю, приносили счастье большому количеству людей.
 
Элла ДАВЫДОВА
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий