Поиск на сайте

 

 

Заслуживший уйму наград и почестей человек из советских времен – коренной ставрополец Григорий Михайлов – попытался уже в новые времена послужить Отечеству и землякам. Размечтался создать базу воскресного отдыха пожилых людей на природе. Отличная идея, для которой у него было все: огромный опыт – организационный и хозяйственный, а главное – страстное желание воплотить довольно несложный – но благородный! – план в жизнь.
Правда, когда он «захотел сделать последний в жизни победный рывок», ему было уже 83 года. Но он решил, что «успеет»! Здоровье не подводило: косая сажень в плечах, и бегал, «как молодой». Быстро загорался и схватывал на лету – оттого и давали ему на вид лет на пятнадцать-двадцать меньше. Григорий Михайлович по жизни и практик, и стратег, а потому учел все, кроме одного: его родина стала совсем другой.
Страну оседлали люди, сделавшие из своих должностей кормушку и готовые загубить все, из чего нельзя выдавить бабло. Из малобюджетной организации стариковского отдыха бабло выдавить трудно. Но главное, что Михайлов, как говорит, «всю жизнь сам не брал и другим на лапу не давал».
Очень умный он человек, а не сразу понял, что мзда – сегодня и есть «ключ» ко всему и вся. Но и поняв это, принципов не поменял. Отвергнув дружеские советы «подмазать» нужных людей, три года осаждал кабинеты чиновников, прокуратуру, суды – без малейшего успеха.
Сегодня ему уже 86 лет. Ясно, что сил не хватит пройти заново тот же круг. Но проиграл не Михайлов – проиграли его земляки, которым он хотел подарить здоровье. Здоровье теперь отняли и у него самого. Но не силу духа.
Григорий Михайлович пришел в редакцию «Открытой» с одной целью – рассказать читателям историю обманутых надежд, чтобы… «пристыдить людей, которые не захотели, не дали старикам иметь для отдыха крохотный уголок в родном крае».
Эта трогательная наивность только подчеркивает огромную пропасть, которая образовалась между минувшей эпохой созидания и нынешним временем разгула чиновничьего ворья.

 

Стоило бы занести в «Книгу рекордов»
Григорий Михайлович Михайлов, житель Ставрополя, человек известный, несмотря на свои 86 лет, полон энергии и смелых планов.
В прошлом в Ставропольском крайкоме партии сорок лет возглавлял отдел материальных ресурсов и промышленных стройматериалов. Именно с подачи Михайлова в крае началось массовое производство стройматериалов, потянувшее за собой бурный рассвет промышленного и жилищного строительства. В крае он был непререкаемым авторитетом.
Высокую цену знали ему и в Госплане СССР, его портрет висел там на Доске почета как одного из лучших хозяйственников Советского Союза. Тогдашний его председатель, личность тоже легендарная, Николай Байбаков, бывало, одобрительно посмеивался: «Михайлова в Книгу рекордов Гиннесса стоило бы занести – за выживание: на его должности люди тянут года три-четыре, а потом – вон. А Григорий Михайлович здесь столько трудится – и без единого нарекания».
На работе Михайлов пахал без выходных, не боялся брать на себя ответственность, а потому был, что называется, вечным победителем. Его ценили, отмечали наградами. А это медали «За доблестный труд в период Великой Отечественной войны», «За верность долгу и Отечеству», «За заслуги перед Ставропольским краем»...
Он поздно вышел на пенсию, но быстро понял, что сидеть в четырех стенах квартиры или копаться на дачных грядках не сможет. Душа и разум требовали большего размаха. Михайлов взял в аренду продовольственный магазин, чтобы обслуживать ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны. В магазине «Ветеран» продукты покупали по самым низким ценам в городе порядка десяти тысяч пожилых людей.
Бывало, очередь выстраивалась на целый квартал, потому что экономия для стариковских кошельков была здесь значительной. Михайлов умудрялся закупать продукты питания в районах края с минимальной наценкой. При магазине открыл пекаренку и стал производить самый дешевый хлеб в стране.
Но через тройку лет на здание магазина, находившегося в центре города, положили алчный глаз нарождающиеся бизнесмены криминальной эпохи. Они нашли подход к тогдашнему руководству города.
Михайлова вызвали на разговор. Один большой чиновник, вкусивший уже выгоды рыночных отношений и поныне процветающий, без излишней дипломатии выдал: мол, отвалишь, Михалыч, 50 «лимонов» – магазин твой. Перекрестившись, Михайлов вышел из кабинета, не проронив ни слова. «Ветеран» закрылся.
Но без дела сидел недолго, открыв очередной магазин, на этот раз – обычный. Иметь дело с властью, в структурах которой сам проработал много лет, больше не хотел. Да и власть не та, что прежде, – если не уловит в ней корыстного интереса, на поддержку здравой инициативы можно не надеяться.

 

Всё начиналось серьёзно и красиво
Три года назад Михайлов услышал выступление премьера Путина, призвавшего регионы при решении земельных вопросов «не гнобить» граждан. Показалось ему, что эти слова ухо местного чиновника не пропустит, отнесется к ним ответственно. И загорелся давней идеей неподалеку от Ставрополя организовать что-то вроде семейного отдыха выходного дня, одновременно с оздоровлением пожилых людей.
На площади в 2-3 гектара задумал поставить большие ханские и маленькие детские юрты, в каких и по сей день живут кочевники. И обязательно с лошадиными прогулками, ибо какой же без этого кочевник. Соорудить тандыры, такие специальные печи-жаровни у восточных и кавказских народов, в которых готовить манты, лагман, самсу, шашлык. А чай подавать настоянный на целебных травах; непременно чтобы парное молоко было, кумыс и айран своего изготовления.
Да вот еще – ульи, тут на разнотравье такой мед собирать можно! Отдельная тема – этакие кружки по лозоплетению, гончарному делу, живописи, проведение фестивалей народной песни и этнической музыки...
Но главное – никакого строительства, которое перечеркнуло бы весь замысел отдыха и оздоровления на природе, среди трав и под пение птиц, как жили предки туркмен, ногайцев, башкир, калмыков.
Сам выросший в Казахстане, Григорий Михайлович аж светится, рассказывая, как здорово с пиалой душистого чая сидеть в юрте, а по войлоку шуршит дождик! Он специально слетал в Казахстан и купил одну, очень нарядную, расшитую со всех сторон, чтоб можно было нагляднее агитировать чиновников, заставить поверить их в перспективу и пользу своей идеи.
Короче, от мыслей голова кругом шла. Да и надо-то всего кусок земли, остальное – дело фантазии, собственных рук и, в общем-то, скромных вложений. В русле явно отстающих обещаний о развитии в крае туризма всех видов и направлений, идея просто прекрасная, – вот тут бы чиновникам взять да помочь, дать зеленый свет на оформление нужных бумаг, подключиться к раскрутке проекта.
Не откладывая в долгий ящик, Михайлов отправился в администрацию Шпаковского района, написал заявление с просьбой предоставить ему участок для организации семейного отдыха и оздоровления пожилых людей. Идею там приняли и отрядили на поиски подходящего земельного надела замглавы администрации района Василия Гоголева.
От такого внимания Михайлов аж помолодел лет на двадцать. Исколесил весь район, пока не нашел то, что искал, – два заброшенных гектара, поросших боярышником и шиповником, примерно в паре километров от станицы Новомарьевской. Переговорил о поставке свежего молока, яиц, масла, творога с местными жителями, которые перспективам подзаработать в их глуши восторженно обрадовались. Некоторые изъявили желание устроиться к Михайлову на работу, что уже для него самого звучало заманчиво – оздоровительный проект предполагал создание двух десятков рабочих мест.
В отделе архитектуры района летом 2011 года подготовили акт выбора и предварительного согласования с заинтересованными краевыми министерствами и организациями земельного участка.
До сих пор продвигалось все как нельзя лучше. Дальше – сплошная нервотрепка и издевательство со стороны районных чиновников.

 

«Испугались» вспышки инфекции
В январе 2012 года акт выделения участка земли для базы отдыха пожилых людей вынесли на рассмотрение межведомственной комиссии, куда Михайлова не позвали. Что решила комиссия, он узнал лишь три месяца спустя, приложив для этого немало усилий.
Выяснилось, что Михайлову поручено было разработать план территории для размещения объектов, а также сделать топографическую съемку участка. Для чего потребовалась топосъемка, если никакого строительства не планировалось изначально, и каким образом можно делать проект территории, если не установлены границы земельного участка, пояснить никто не смог.
Более того, топосъемка возможна только при наличии правоустанавливающих документов на участок, в которых Михайлову отказали. Но топосъемку сделать обязали – за немалые для пенсионера деньги.
Ясно было, что у проекта появились противники и его тормозят. Но кто? Кому он вообще помешать мог, ведь речь идет не о лакомых кусках земли под застройку?..
Через некоторое время маячившие тени стали обретать черты конкретных персоналий. Среди них обозначился глава станицы Новомарьевской Качанов. Явно не без его участия на свет народился очень странный акт обследования земельного участка, «заявленного под строительство базы отдыха в станице Новомарьевской». Строительство базы отдыха, да еще в самой станице?.. Но ведь сколько раз повторялось, что легкие войлочные юрты будут стоять в двух километрах от населенного пункта на дикой поляне!
Но дальше в акте понаписали такого бреда, что Михайлов только округляет глаза и разводит руками.
Согласно документу, «вдруг», спустя полгода после подготовки акта выбора земельного участка, выяснилось, что надел якобы находится в охранной зоне родника и водопровода, который питает чуть ли не половину населения станицы. А потому, мол, «строительство может привести к срыву водоснабжения населения, вспышке инфекционных заболеваний и нарушению санитарно-эпидемиологической обстановки».
И это несколько юрт на расстоянии 400 метров от родника?! А трубопровод, о котором так пекутся чиновники, проложен был полсотни лет назад на метровой глубине. Там, где проходит он, испокон веков пасутся коровы и колесят машины. Наконец, никто из чиновников района, отказавших Михайлову, в упор «не замечает» огромную стихийную свалку неподалеку от родника, питающего станицу. И ведь ничего, не бьют тревогу, не собирают комиссии, не составляют акты, не ставят на вид Качанову.
На приеме у него Михайлов поинтересовался, как он объяснит свой запрет, противоречащий положительному заключению краевых министерств. На что Качанов без смущения заявил, что он, мол, чихать хотел на министров – он тут единый и безраздельный хозяин!
Чтобы поставить Качанова на место, Михайлову посоветовали обратиться к влиятельным друзьям. Но к друзьям он обращаться не стал. А принялся писать в прокуратуру, надеясь, что хоть там хлеб свой едят не зря.
Однако ничего, кроме отписок, не получил, не добившись даже проведения проверки. Тогда Михайлов обратился в суд о признании бездействия администрации района незаконным.
Осенью 2012 года, при всей очевидности происходящего, суд обязал в двухнедельный срок рассмотреть обращение Михайлова о предоставлении ему в аренду земельного участка. Обращение рассмотрели, однако в предоставлении участка отказали – на основании того самого невразумительного и состряпанного явно наспех акта.
Чтобы оспорить отказ, снова пришлось идти в суд, который состоялся уже в августе 2013 года. В ходе разбирательства судья поинтересовался у представителей из районной администрации, почему бы не предложить Михайлову взамен другой участок?
И юрист от ответчиков, понимая, что дело для него проигрышное, тут же на коленке под диктовку судьи написал, что администрация готова подыскать новый участок. Лицо шпаковских чиновников было спасено.
Напрасно Михайлов с горячностью доказывал, что решать земельные вопросы вовсе не юристу, что он вообще не имеет на то полномочий, но решение, видно, было уже заготовлено. В иске Михайлову отказали.
А новое заявление на имя главы администрации Шпаковского района о возможности выделения участка под организацию семейного отдыха и оздоровление пожилых людей, написанное в середине августа прошлого года, до сих пор лежит без движения. Ответа на него Михайлов не получил. И, можно не сомневаться, уже не получит.

 

«Ты не подмазал? Тогда ничего не подпишут»
С момента подачи первого заявления прошло три года. За это время в районе сменилось четыре главы администрации. Все покинули должность со скандалом, особо деятельные попались на коррупционных схемах, распоряжаясь сотнями плодороднейшей муниципальной земли как своими собственными. Но два гектара, поросших кустарником, на благое дело не дали.
Не желая до последнего верить, что решение столь пустячного вопроса можно так затянуть, все это время Михайлов писал письма полпреду, сменяющим друг друга губернаторам, краевым депутатам.
За годы хождения по мукам накопил несколько томов переписки с чиновниками. Я полистал их, и вот что бросается в глаза: ни один из ответов не обходится без ссылок на законы. Но по каким нормам, статьям, постановлениям, приказам, актам, положениям, решениям, указам было отказано в реализации полезной для общества идеи? Не просто отказано, а так иезуитски, отняв у 86-летнего старика три года бесценной жизни!
Во многих кабинетах побывал Михайлов, чтобы столкнуть ситуацию с мертвой точки. Но любой разговор заканчивался примерно так: «Михалыч, ну ты же не подмазал?.. Чего хочешь тогда, какой помощи? Вот странный…»
– Эта идея с организацией семейного отдыха и оздоровления пожилых людей была моей последней попыткой сделать что-то доброе и полезное. Кто объяснит, почему в этом мне отказали? Почему не сказали сразу, что землю не получишь, как ни проси, я бы не тратил время и силы?
Михайлов давно не поднимает правовую сторону отказа, незаконность которого обсуждению не подлежит. Он силится, но не может понять, что же за такое прогнившее нутро у наших чиновников, которые органически не готовы воспринимать всякое позитивное начало? А коли «не поделился», то и подавно.
– Странные времена, странные люди: они живут не зная стыда, не боясь законов, не страшась Божьего суда, – рассуждает Григорий Михайлович. – Разве они не понимают, что губят страну, себя, своих детей?..
Я слушаю, но что ответить на это, не знаю.

 

Олег ПАРФЁНОВ

 

P.S.

 

…В давние советские годы у Юрия Нагибина вышел рассказ «В дождь», один из героев которого – Жорка, бригадир механизаторов. Отчаявшись выжать из предколхоза деньги на строительство дороги от села Дубасово до шоссейки, Жорка во внеурочное время с товарищами и «погнал» эту дорогу. Колхозное правление спохватилось быстро: работы остановило, а Жорку оштрафовало. Но тот не унимался, решив своими силенками заасфальтировать машинный двор, чтобы техника не утопала выше колес в дождевом болоте. За самоволку трактористу влепили выговор, но и это не подействовало. Через год он попытался достроить начатую дорогу, за что, как злостный хулиган, оказался в милиции.
Жорку, конечно, отпустили, но что-то важное в его душе надломилось. «Все! – объявил он, выйдя из узилища. – Теперь я дорогам лютый враг!»
Григорий Михайлов своей задумке врагом не стал, хотя получил за нее поболе, чем Жорка из Дубасово. Возможно, сказались опыт и выдержка. Но двигать идею дальше сил уже не осталось.
Невостребованность старшего поколения – огромная потеря для страны, растерявшей старые опытные кадры. Но порой это оборачивается настоящей драмой для самих этих людей, выброшенных на обочину жизни, отчаявшихся, разуверившихся. Недавно центральные СМИ сообщили: покончил жизнь самоубийством Герой Соцтруда Семен Циглимов из деревни Увалы Красноярского края. Пустил себе пулю в висок человек, олицетворявший достижения сельского хозяйства советской державы, воспетый прессой и кинематографом как «величайший специалист поля». Хорошо знавшие его считают: Циглимов больше не мог переносить того, что происходит в его стране, в его родных Увалах, процветанию которых он отдал всю свою жизнь. Получая очередную награду, «первый среди передовиков», как величали Циглимова в печати, неизменно с болью говорил о проблемах деревни, старался помочь односельчанам. Но чувство безысходности, видно, взяло верх.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий