Поиск на сайте

 

Такая угроза реальна, если бездействовать, считает мэр Нефтекумска Татьяна Шведова
 
- Татьяна Александровна, начну сразу с прямого вопроса: легко ли сегодня живется, свободно ли дышится Нефтекумску?
- А кому сейчас легко живется? Всё проблемы да проблемы - только у всех разные. Вот нам, например, очень сильно осложнила жизнь муниципальная реформа, которая началась на Ставрополье с 2005 года. Сколько ни спорили о 131-м федеральном законе «Об основах местного самоуправления», а все ведь по делу критика. Тем более, что жить по этому закону Россия начнет только через два года, а Ставрополье первопроходец на этом пути. Получается, на наших ошибках будем учиться не только мы, но и другие регионы.
- Неужто ошибок так много?
- 131-й закон, в принципе, неплохой, очень современный. Суть его, как вы знаете, в том, чтобы передать на местный уровень максимальное число полномочий, помочь людям самим рулить своей жизнью, не надеясь на «доброго царя». Но вся проблема в том, что многие из этих полномочий не подкреплены средствами на их реализацию. Или, хуже того, вообще не прописано, как распределяются те или иные полномочия между «этажами» власти - скажем, районной и городской.
Вот, например, мы в 2004-м году одними из первых на Ставрополье разработали генплан застройки нашего города. Но приступить к его реализа­ции так и не успели. Недавно в 131-й закон внесли поправки, согласно которым у поселений ото­брали функции управления и распределения земель, передав их в муниципальные районы. В итоге получилась странная ситуация. Допустим, захотел человек в дальнем ауле времянку поставить - и если прежде за разрешением он шел к главе села, то теперь должен за сто верст ехать в райцентр.
- И в это же самое время государство объявляет дачную амнистию. Получает­ся, одной рукой власть своим гражданам права дает, а другой - урезает...
- Получается, что так. Или вот еще пример непроработок в 131-м законе. С 2005 года на районный уровень передали многие социальные объекты, в частности, детские садики. Но в районном бюджете средств на их содержание - мизер. Выросла родительская плата, отменили льготы для многодетных матерей и работников детсадов. Но город все равно помогает садикам: в меру сил покупаем оборудование, изыскиваем средства на ремонт. Так, недавно выделили 108 тыс. рублей на ремонт детсада «Аленушка». Простым людям-то все реформы, по большому счету, неважны - для них главное, чтобы жилось хорошо, чтобы власть о них заботилась.
Похожая ситуация сейчас складывается с нашими библиотеками. До 2005 года они были в подчинении района, испытывали хронический недостаток средств. Потом, в ходе реформы, их передали городу. Сами библиотекари не дадут соврать, мы для них делали все возможное: технику закупали, Камыш-Бурунской библиотеке даже помещение новое подыскали. А сейчас их опять хотят вернуть в район. Спрашивается, к чему все эти «пасы», эксперименты?!
- Коли мы с вами заговорили о муниципальной реформе, то нельзя не вспомнить и еще одну ее неприглядную сторону - на многих территориях края резко обострились отношения между районными и городскими властями. Вас это коснулось?
- По большому счету, противоречия между разными «этажами» власти - это абсолютно нормально. Как известно, в споре рождается истина. Но главное, чтобы такие противоречия не переходили разумные рамки. К сожалению, у нас такой «перехлест» есть. В конце прошлого года я опубликовала в местной газете «Восход» статью, где попыталась указать районной администрации на те просчеты в ее работе, которые негативно сказываются на жизни города Нефтекумска.
К сожалению, район воспринял критику в штыки. Глава райадминистрации Михаил Иванович Товчигречко подал на меня в суд за клевету. Лично мне (как, кстати, и для судьи) было непонятно и стыдно, что две администрации не могут договориться в рабочем порядке, а выясняют отношения в суде.
- А как вы оцениваете знаменитый ельцинский лозунг: берите столько суверенитета, сколько съедите! Не боком ли он для страны сейчас оборачивается?
- Я бы не стала так однозначно утверждать. Например, в нашем родном Нефтекумске все ветви власти работают очень дружно, слаженно - администрация, совет города, советы микрорайонов. Скажем, в мэрии подобралась прекрасная команда, за 6 лет работы практически ни один человек не ушел. Не устаю хвалить наши советы микрорайонов: благодаря им огромный массив людских проблем решается на низовом уровне, а не «загружает» чиновников администрации. И мы всячески стараемся помочь советам - раз в квартал проводим учебу по изменениям в законодательстве. Например, скоро будем проводить «ликбез» по дачной амнистии.
- Богато ли сегодня живет Нефтекумск?
- Это больной вопрос. Раньше мы были городом-донором, ведь наше градообразующее предприятие - это филиал ОАО НК «Роснефть». Не скажу, что шиковали, но могли самостоятельно обеспечивать многие потребности города, не ходя с протянутой рукой в Ставрополь. Достаточно сказать, что в 2003 году мы получили почти 40 млн. профицитных рублей.
С принятием 131-го закона большая часть налогов, в том числе жизненно важный для нас налог на прибыль, «ушел» в край. И сегодня наш бюджет - около 80 млн. рублей, причем он глубоко дотационный. Наши собственные доходы, фактически, составляют 45% от всех поступлений, остальное - краевые субвенции и дотации. Так из доноров мы стали просителями. Но даже дотации, предусмотренные в краевом бюджете, мы получаем не в полном объеме - с начала года лишь 5,5 млн. рублей вместо запланированных 12 млн.
- Так громче стучитесь в двери краевого правительства, требуйте денег!
- Если бы все было так просто. Сейчас в крае 300 муниципалитетов, и каждый стучится и требует. Не мудрено, если в этой разноголосице краевые законодатели что-то и забудут. Очень показательный пример - с пожарной частью. Раньше она была на балансе ОАО «Роснефть-Ставропольнефтегаз», с началом муниципальной реформы ее передали в край, а финансиро­вание в бюджете не заложили. Забыли. И теперь пожарники обращаются к нам, в мэрию: дайте денег. А что мы можем сделать? Приходится что-то изыскивать, ту же «Роснефть» подключать к финансированию. Хотя в 131-м законе черным по белому написано, что обеспечение пожарной безопасности - прямая забота региональных властей.
- Прямо-таки удивительно, чтобы из краевого бюджета выпала целая пожарная часть!
- Да что там часть… В прошлом году у нас было на­воднение, в микрорайоне Космонавтов поплыли целые улицы. Серьезно пострадали многие частные дома. В результате помощи центра пострадавшие получили по 1 тыс. рублей (всего 99 тыс. рублей), а городу, как в насмешку, выделили 28 тысяч на восстановление размытых дорог. На эти деньги разве что несколько «зебр» подновить можно, какой уж там дорожный ремонт!
О похожей вопиющей ситуации писала недавно ваша газета («Последнее пристанище», №35 от 6 сентября. - Ред.). Летом в соседнем с нами ауле Тукуй-Мектеб произошел бой между омоновцами и засевшими там боевиками «ногайского батальона». В результате спецоперации было разрушено несколько домов мирных жителей, и вот уже полгода край не спешит им выделить компенсацию за утраченное жилье. Да и вообще - парадокс! - ни в одном российском законе не указано, что жертвам терактов причитается какая-то компенсация!
- Насколько мне известно, у вас очень сложная ситуация с городской коммуналкой. И снова вы надеетесь на помощь краевых властей?
- Здесь целый клубок проблем. Нефтекумск был основан в середине прошлого века как поселок нефтяников. Ну вы представляете, как это было: приехали вахтовики, поставили палатки, потом модули, общежития... Фактически, город развивался без внятного плана. И сейчас мы пожинаем плоды этого.
Так, в Нефтекумске нет канализации, а функции отстойников выполняют поля фильтрации (огромные открытые резервуары посреди поля), оставшиеся в наследство от нефтяников. Нет у 30-тысячного города и свалки - мы вывозим бытовые отходы на закрытые нефтебазы. Естественно, все это крайне негативно сказывается на экологии. Еще в 88-м году под давлением экологов начали строить очистные сооружения, в 93-м стройку заморозили... В 2001-м проект реанимировали, откорректировали - и снова финансирование заглохло. В общем, ждем, пока найдутся деньги - у края или у Москвы.
Вообще, я вам так скажу: сколько ни есть проблем, а мы все равно работаем, работаем на благо горожан, чтоб им лучше и комфортнее жилось. Вот со следующего года начинаем реконструкцию спортивно-оздоровительного комплекса - будет он у нас одним из лучших на востоке края. В следующем году, надеюсь, решим еще одну застарелую проблему: подведем, наконец, воду в каждый дом микрорайона Северный. Это у нас частный сектор, где с 1992 года живут беженцы из Чечни. За счет района и города газ провели, свет. Теперь вот осталось воду дать - но тут уж без краевой помощи не обойтись.
- Каким вы видите родной Нефтекумск через десять лет?
- Мне хотелось бы быть оптимистом. Но, увы, реальное положение дел далеко от оп­тимистичного. Скажем, в градообразующем ОАО «Роснефть-Ставропольнефтегаз» еще в конце 90-х работало 10 тыс. человек, сейчас - вдвое меньше. А в целом по району за последние лет пять без работы осталось 15 тысяч человек! Причина - это и снижение запасов нефти, и отсутствие нефтепереработки. Нефтяникам в России ведь сегодня выгоднее гнать сырую нефть, чем перерабатывать ее поблизости от места добычи.
- Но не сошелся же свет клином на сырьевой отрасли?! Сейчас ведь все руководство страны в один голос говорит: нужно создавать экономику знаний.
- Думаете, я не понимаю, что мы должны искать альтернативные источники притока денег в бюджет?! Но сделать это не так-то просто. Да, сейчас все твердят: надо искать инвестора, придумывать бизнес-проекты. Способен ли наш маленький степной город сделать это в одиночку? Необходима поддержка краевых вла­стей - финансовая, кадровая, лоббистская. Есть у нас определенные наработки, но для конкретной реализации нет финансовых ресурсов. Если уж мы дороги не в силах отремонтировать, то где ж тогда найти деньги на серьезные бизнес-проекты московского уровня?
- А малое предпринимательство?
- Оно, безусловно, развивается, но недостаточными темпами. Сейчас, как и другие территории, мы испытываем серьезный перекос экономики: открываются магазины, развивается сфера услуг, а производство стоит. Теперь проще и выгоднее что-то перепродать, чем произвести самому. Например, в Нефтекумске в настоящее время более 40 игровых залов. Я даже не представляю, откуда у нас столько состоятельных любителей поразвлечься.
- Сегодня город испытывает сильный прессинг со стороны приезжих?
- Сами судите, если у нас только официально зарегистрированных беженцев почти 4 тысячи человек. А сколько нелегалов, думаю, вам даже правоохранительные структуры точно сказать не смогут. Увы, славянское население сокращается стремительно. Слава богу, до межнациональных конфликтов дело пока не дошло, но тихое противостояние в обществе между коренными и приезжими есть.
- Считается, что из сопредельных территорий сюда приезжают в основном бедняки, которые готовы работать даже за копейки.
- Вовсе нет. Из национальных республик сюда едут довольно обеспеченные люди. Я вам такую цифру приведу - сейчас в Нефтекумске 1-комнатная квартира стоит 350 тысяч рублей. Дорого? Очень! А все потому, что рынок жилья искусственно подогревается приезжими. Они покупают квартиры, дома у русского населения, которое уезжает в другие районы.
- Вы согласны с мнением, которое не раз высказывал губернатор Александр Черногоров и спи­кер Юрий Гонтарь, что мы постепенно теряем контроль над восточной зоной края?
- Не сказала бы, что теряем. Подобная угроза была даже в советское время, просто сейчас она обострилась. Конечно, мы должны работать в этом направлении. Нужно создавать новые рабочие места, привлекать инвесторов, подни­мать производство, чтобы стимулировать возвращение сюда русского населения. И опять-таки только своими силами мы сделать это не сможем. Комплекс проблем такой неподъемный, что мы можем осилить его лишь в единстве с краевыми властями. Главное, что хотя бы эта про­блема не замалчивается, а обсуждается на самом высоком уровне. Осталось дождаться кон­кретных дел.
- Действительно, Татьяна Александровна, остается только ждать и говорить об этой проблеме как можно чаще и громче. Спасибо вам за беседу.
 
Беседовал Антон ЧАБЛИН


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий