Поиск на сайте

 

 

Эксперты-кавказоведы по просьбе «Открытой» продолжают обсуждение проблем региона

 

В №10 наша газета опубликовала статью «Вне зоны действия» об итогах проверки регионов СКФО Счетной палатой РФ, подтвердившей: астрономические бюджетные вливания не влекут за собой позитивных социально-экономических результатов.
Более того, финансовые вложения происходят на фоне политических рисков. Только за прошлый год на территории СКФО количество убийств и похищений выросло на 4%, покушений на силовиков и фактов бандитизма – на 11%, а терактов – вдвое! По данным прокуратуры, каждый год в округе на 2-3% растет число преступлений, укрытых правоохранительными органами.
Какой рецепт Кавказу может предложить экспертное сообщество? Позицию по этому вопросу на страницах «Открытой» уже высказали известные кавказоведы (
«В политике много абсурда», №11 от 23 марта с.г.; «Черная дыра», №12 от 30 марта; «Как вернуть больного к жизни?», №13 от 6 апреля, «Не работают законы? Пусть лучше работает власть!», №14 от 13 апреля; «На инъекциях не протянуть», №15 от 20 апреля; «Не поддавайтесь на провокации!», №16 от 27 апреля; «Нужен гуманитарный подход», №17 от 4 мая; «Зачем нужна большая стройка?!», №18 от 11 мая).

Клан сильней закона

Алексей МАЛАШЕНКО, член научного совета Московского центра Карнеги, председатель программы «Религия, общество и безопасность» (Москва):
– На ситуацию на Северном Кавказе я смотрю без оптимизма. Да, это часть России с присущими всей остальной стране проблемами, но в СКФО эти проблемы носят критический характер: рыночные и управленческие механизмы в регионе практически не работают.
Современное российское общество переживает состояние, которое можно охарактеризовать как массовую фрустрацию. Осознание катастрофической бесполезности государственных институтов и формального права приводит к утрате коллективной национально-государственной идентичности и связанного с ней мотивационного комплекса.
Проблемы на Кавказе усугубляются и самой структурой местных обществ, которые относятся к типу полутрадиционных. В этом смысле справедлив жутковатый термин «внутреннее зарубежье»: жители республик, спасаясь от разрушительной фрустрации, обращаются к архаичной логике и иррациональному типу восприятия мира, формальное, конституционное право подменяется религиозным (так называемая шариатизация). 
В условиях распада привычных систем ценностей и моделей поведения именно религиозные мифы придают смысл индивидуальному существованию человека, создавая для него некие «идеальные» образцы поведения.
Когда нет реальных механизмов самореализации, отстаивания своих прав, люди ударяются в мифы, в том числе и религиозные.
Приезжие религиозные эмиссары распространяют среди населения (особенно в молодежной среде) утопические представления о необходимости джихада и создания Кавказского халифата.  Эти зерна зла, еще раз повторюсь, падают в очень благодатную почву.
Только со стороны кажется, что «импортные» идеи утопичны: даже часть интеллигенции на Кавказе легко поддается исламистским лозунгам разного толка.
На мой взгляд, «точка невозврата» на Северном Кавказе в этом смысле пройдена. Гидра исламизма ползет все дальше – из регионов Восточного Кавказа за последние годы она распространилась на Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию, прежде считавшиеся спокойными. Проблемными выглядят территории Ставрополья, приграничные с национальными республиками.
А федеральный центр по-прежнему единственным рецептом решения всех кавказских проблем видит «покупку» лояльности местных элит. Но этого мало, критически мало.
Создание СКФО и назначение полпредом экономиста Хлопонина ничего не исправит. Экономики не может быть без политики. Невозможно построить рай в отдельно взятых нескольких республиках (за бюджетные деньги или за частные инвестиции), если вся остальная страна задыхается.
Точно так же наивно рассуждать о глобальных перспективах Сколково, пока у нас в стране будут продажные выборы, за которые стыдно перед всей просвещенной Европой! 
Допустим, что инвестиции у нас пошли. Но чем они гарантированы? Нет, не незыблемостью российской Конституции и государственных институтов – мы уже говорили, что все это практически не работает.
Гарантия одна – конкретные физические лица, точнее, хорошие с ними личные отношения. Клановость – вот столп современного российского общества, независимо от территории.
А теперь представим такую ситуацию: только вы проинвестировали проект «под» одного губернатора, а завтра приходит другой. Догадались, что станет с вашими денежками?..
Все восторгаются: как же, мол, в Чечне на федеральные деньги все преобразили, и не разворовали почти ничего. Но залог относительной успешности Чечни в личных кадыровско-путинских отношениях.
Можно представить, что произойдет со всей этой «идиллией», если завтра один из них по той или иной причине вылетит из властной обоймы.
 
 

Сломать стереотипы

Яков ТЕСТЕЛЕЦ, ведущий научный сотрудник Института языкознания РАН (Москва):
– К сожалению, у большинства россиян сложился неимоверно искаженный образ жителей кавказских республик. Мол, это дикари, которые не умеют и не хотят работать, а только проедают федеральные дотации.
На самом деле на Северном Кавказе живут обыкновенные постсоветские граждане, которые по образу жизни, привычкам, политическим взглядам мало чем отличаются от обитателей Центральной России.
Кавказ отличается от остальной России, пожалуй, лишь тем, что здесь в увеличенном виде представлены те же самые социально-психологические факторы, которые препятствуют здоровому экономическому росту на всей остальной территории страны, – тотальная коррупция, низкий уровень правового сознания, социальная инертность, патернализм (надежда на «сильную руку»), незнание механизмов современной экономики и прочее. И все это на фоне неработающих государственных институтов.
А деньги от продажи нефти и газа бессмысленно проедаются и разворовываются по всей стране. И так же, как и на Урале или, скажем, в Псковской области, никакие денежные вливания роста реальной экономики на Северном Кавказе не дадут.
Тут стоило бы обратиться к опыту борьбы с коррупцией и клановостью в Грузии, где правительству удалось в какой-то мере сломить негативные вековые привычки. При этом между странами есть одна важная особенность: в Грузии нет нефти и газа, и вся сила реформ кроется исключительно в сильном стремлении самого общества сделать экономику и правовой уклад государства на европейский манер.
Такого национального консенсуса на Северном Кавказе и в целом по России нет.

 

Ждём инвестиций

Аслан АТАРОВ, руководитель офиса аудиторско-консалтинговой сети фирмы Pricewaterhouse Coopers (PwC) в Северной Осетии (Владикавказ):
– Я не разделяю пессимизма относительно финансово-экономических проблем Северного Кавказа. Сегодня СКФО имеет целый ряд преимуществ, привлекающих и российских, и зарубежных инвесторов, – это удобное географическое расположение, развитая транспортная сеть, наличие природных ресурсов и мало загруженных производственных мощностей... Поэтому последние годы мы наблюдаем в общем-то неплохой рост инвестиций в регионы СКФО – в АПК, электроэнергетику, туризм, санаторно-курортную сферу.
Основной вопрос в том, как усовершенствовать работу администраций республик для улучшения инвестиционного климата региона? Во-первых, это, конечно, повышение эффективности государственного управления. Во-вторых, расширение спектра финансовых стимулов – налоговых, таможенных, арендных, доступ к льготному финансированию, госгарантии. И, в-третьих, развитие базовой инфраструктуры, в первую очередь финансовой – то есть создание институтов, обеспечивающих привлечение и взаимодействие с потенциальными инвесторами.
Один из таких механизмов – это создание региональных инвестфондов, участниками которых могут быть органы власти, банки, крупные компании.
Руководить каждым из таких фондов должна управляющая компания, главная задача которой - объективная и квалифицированная оценка обоснованности предлагаемых инвестпроектов.
Обнадеживает, что в некоторых республиках уже созданы и работают агентства по привлечению инвестиций.

 

Президент разберётся
 

Валентин ГЕФТЕР, директор Института прав человека (Москва):
– Тема дотационности и развития экономик северокавказских республик более чем злободневна. Но хотелось бы знать, работает ли Общественный совет при полпреде СКФО, есть ли вообще в нем эксперты, реально заинтересованные в решении проблем региона, услышат ли их в кабинетах власти? И в этом направлении, думаю, ничего утешительного.
Не способствует поиску решений многих экономических проблем и социальная специфика региона. Например, под видом борьбы с реальным или вымышленным радикализмом разного рода  административные и правоохранительные органы зачастую ведут борьбу с независимым мышлением людей, чье мнение не совпадает с установками местных и федеральных властей.
На начало июля на Северном Кавказе запланирована встреча Дмитрия Медведева с общественностью Совета при президенте РФ по содействию развитию гражданского общества и правам человека. Уже активно идет поиск контактов с экспертами, которые готовы представить предложения по качественному прорыву в сфере социально-экономического развития региона. Причем не с одним лишь указанием бед и безобразий.
Эта встреча многое прояснит, куда двигаться и государству, и бизнесу, и самому обществу в решении накопившихся проблем Северного Кавказа.

 

Опрос провел
Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ
Продолжение в следующем номере



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий