Поиск на сайте

 

Депутат-единоросс Невинномысской гордумы Владимир Ворожейкин «заменил» подделкой мраморный памятник на могиле ветерана войны. А потрясённую этим кощунством вдову затаскал по судам

 

Мой муж, Юрий Павлович Трещев, участник Великой Отечественной войны, скончался в апреле 2001 года. Через год на его могиле появился прекрасный памятник. Изготовил и установил его ставропольский филиал ЗАО «Военно-мемориальная компания» по договору с военкоматом Невинномысска.
Белоснежный, из цельного мрамора, он высоко возвышался на холмике, надежно установленный на крепежных консолях. Все работы были выполнены очень качественно: ярко исполнена фотография, аккуратно выгравированы подпись, пятиконечная звезда в углу стелы и красивая веточка с листиками, на надгробной плите установлены цветник и отверстие для вазы.
Такого памятника на кладбище не было. Он простоял бы еще не одно десятилетие. Каково же было мое потрясение, когда год назад я пришла на кладбище к могилам своих близких и даже не смогла сразу понять, туда ли попала: белоснежной стелы на могиле моего воина нет, вместо нее на бетонных шпалах, вкопанных в землю, стоит мрачный серый памятник.
Вместо звезды в углу зубилом грубо выбит крест. Так же грубо выбита подпись. Фотография прежняя, но вся обколота по краям. Изображения веточки нет, цветника и отверстия для вазы на плите тоже...
Я плакала, не в силах понять, что случилось, кто и почему так чудовищно осквернил память моего ветерана?! Было нестерпимо больно думать, как кто-то варварски раскидывал землю с могильного холма родного человека, выбивал зубилом фотографию со стелы, вырывал цветы, втаптывал их в землю...
За могилой все десять лет ухаживала друг нашей семьи Александра Егоровна Алексеева (мы похоронили мужей почти одновременно). Она убирала, красила, высаживала цветы на могиле Юрия Павловича. Помогала мне, ведь я – инвалид второй группы, бывший узник фашистского концлагеря – по состоянию здоровью делать всего этого не могла.
Как рассказала Александра Егоровна и другие мои друзья и родственники, последний раз они видели прежний памятник в апреле 2011 года в День поминовения усопших.
А летом того же года я заказала индивидуальному предпринимателю, депутату городской думы Невинномысска, единороссу Владимиру Ворожейкину памятник на могилу моей мамы Т. Литвиновой – в одной оградке с мужем. Стела на его могиле еще стояла. Заказ я оформляла только на маму.
Ворожейкин же самовольно демонтировал ветеранский памятник, заменив его на другой, более низкого качества – из мраморной крошки.
Я, конечно, пошла к нему: «Зачем вы забрали с могилы моего мужа-фронтовика белый мраморный памятник?»
Ворожейкин пожал плечами: «А чем вам не нравится серый?»
Вот и весь ответ народного депутата.
С тех пор начались мои мытарства. Я – пожилой, больной человек, но не могла смириться с произошедшим, не могла предать память мужа.
Обратилась в городской военкомат к начальнику отделения социального и пенсионного обеспечения В. Скороходовой. (Попасть туда можно только с третьей попытки, как на Олимпиаду. Приходишь – дежурная говорит: «Никого нет, начальник всех отпустил домой». – «Как? Ведь сегодня приемный день?» Ответ: «Будешь здесь еще указывать!» Простите, что жалуюсь, но с подобным хамством в «инстанциях» я сталкиваюсь весь последний год.)
Пробиваюсь наконец к начальнице, та говорит, что не знает, кто занимается памятниками участникам Великой Отечественной, а потом выясняется, что она же и занимается.
Переговорив с Ворожейкиным по телефону, Скороходова сказала, что он заменил надгробную плиту на могиле моего мужа бесплатно, так как она была изготовлена из мраморной крошки и вся рассыпалась, а стела на могиле стоит прежняя, ее не тронули.
Но я Ворожейкина ни о чем не просила – памятник был в отличном состоянии, и заменили на нем не только плиту, но и стелу!
Скороходова сказала: мол, доказательства-то отсутствуют – фотографий и документов на памятник нет, а ставропольский филиал «ВМК» расформировали то ли в Москву, то ли в Ростов-на-Дону.
Снимков действительно нет – представление в военный комиссариат фотографий, подтверждающих установку памятников на могилы ветеранов, было вменено в обязанность приказом Минобороны только в 2008 году, а надгробное сооружение мужу ставили в 2002-м.
Что касается качества памятника, первый заместитель генерального директора «Военно-мемориальной компании» Вадим Хрулев официально пояснил: «ЗАО «ВМК» изготовление и установку памятников из мраморной крошки никогда не производило, а только из натурального камня (гранита, мрамора)».
Но в Невинномысске Хрулеву не верят, а верят Ворожейкину, который уверяет, что памятник весь крошился и сыпался на глазах.
Документы о цвете, качестве первоначального сооружения в «ВМК» не сохранились – в связи с истечением срока хранения. У меня есть только показания свидетелей. У Ворожейкина – заказ, написанный разными чернилами, в котором невозможно разобраться, депутатский мандат и, видимо, хорошие связи.
Я обращалась в прокуратуру Невинномысска, администрацию города. Там раз за разом повторяют «версию» депутата: якобы я сама заказала новую гробницу в связи с ее плохим состоянием, а стела стоит прежняя.
Уже год я обращаюсь во все инстанции – к командованию Южного военного округа, в военную прокуратуру края, Министерство обороны РФ, общероссийскую общественную организацию ветеранов войны и военной службы, Генеральную военную прокуратуру, к председателю правительства РФ, президенту РФ...
Получаю ответы – направили (то есть «спустили») на рассмотрение в Невинномысск. А здесь сколько я вытерпела хамства, грязи, унижения, обмана, клеветы!
То отчитываются, что я якобы выражаю претензии к белоснежному мраморному памятнику, установленному «ВМК» в 2002 году (но к нему у меня никогда претензий не было). То пишут, что уже разобрались и установили новый памятник (которого нет в помине). То просто: «Информация, изложенная в письме Трещевой Л.П., не соответствует действительности».
Настаивают, что Ворожейкин заменил (по моему заказу) только фундаментальное основание, а стелу не трогал. Мрамор же просто потускнел со временем.
А куда делась красная звезда – выцвела? «ВМК» никогда не оформляла памятники ветеранам Великой Отечественной православным крестом – только советской звездой!
Прошел уже год борьбы. Депутат Ворожейкин подал на меня, вдову фронтовика, пожилую пенсионерку, инвалида, несовершеннолетнего узника фашистского концлагеря, судебный иск о защите чести и достоинства. Но ведь это он унизил, растоптал честь и достоинство участника войны Юрия Трещева, который в 17 лет ушел на фронт защищать Отечество!
Суд я выиграла. Но на душе все так же тревожно и горько. Я просила и прошу, чтобы все эти военные, комиссары, командующие вернули достойный памятник моему мужу. К кому еще мне обратиться в Российской Федерации, чтобы защитить память фронтовика?

  
 
Людмила ТРЕЩЁВА,
вдова ветерана войны
Невинномысск



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий