Поиск на сайте

 

Именно такую политику, используя обширный ресурс, всё чаще стали проводить в краевом суде в попытках заткнуть рот авторам журналистских расследований на темы кривосудной практики ряда правоприменителей

 

 

- У нас имеет место не правовой нигилизм - это слабое определение. У нас имеет место крушение права в его высоком общецивилизационном значении.

Сергей Алексеев, первый председатель Комитета конституционного контроля СССР

«Суды не наделены иммунитетом от критики и не ограждены от того, чтобы их деятельность подвергалась дотошному анализу обществом».

Из решения Европейского суда по правам человека

«Крокодил» бездействует, не горит «Фитиль»

Многие из наших читателей помнят советское время, в котором, скажем мягко, не сильно-то пахло свободомыслием. Но нельзя сказать, что вообще не было журналистики, клеймящей «отдельные недостатки». Очень популярным был сатирический журнал «Крокодил» с красноречивым разделом «Вилы в бок!», а перед сеансами в кинотеатрах крутились короткие, но яркие обличительные ролики «Фитиля».

Тогда не было спецэффектов, но точно был эффект результативности! Изобличенные чинуши, разгильдяи, вруны могли сразу прощаться с карьерой, а многие и со свободой.

Казалось бы, у нас другие времена: нет «руководящей и направляющей» идеологии, цензура запрещена непосредственно в Конституции. Нет недостатка и в темах, поскольку чуть ли ни каждый визит в «казенное» учреждение заканчивается испорченным настроением - трудно оформить свои законные права, опасно вести бизнес...

Наш журналистский труд вдвойне тяжел оттого, что после острых публикаций реакция бывает совсем иной, чем в советские «крокодильские» времена, тем более что подросли другие «крокодилы».

После острых журналистских публикаций, как правило, нет должной правовой реакции, зато начинается подковерная травля газеты и журналистов. Особенность Ставропольского края – активная роль судов в этом неблагом деле.

Многие уже прочитали статьи в «Открытой» под общим названием «Сговор бесчестных»: роль отдельных арбитражных судей в попытках задушить газету финансово показана в них ярко и неопровержимо, но тема далеко не исчерпана, поэтому я решила ее дополнить своим опытом.

Я «упёрлась» в суд потому, что в суды упирается всё

Так сложилось в жизни, что после школы я выбрала специальность экономиста, но курс «Основы права» у нас шел несколько семестров, причем преподавали его блестящие преподаватели-практики.

Благодаря им интерес к правоведению я пронесла через всю жизнь, даже выписывала и читала специальную литературу, но практического воплощения мое увлечение не получило: ни в каком качестве в судах я не участвовала аж до 50-ти лет.

В советское время я работала по своей «дипломной» специальности, финансовым ревизором сначала в Челябинском облисполкоме, потом в Приморском крайисполкоме, в финансовых управлениях.

Конечно, тогда все было по-другому, но подчеркну главное, что нам не уставали повторять наши наставники: «Вы - государевы люди, стоите на страже государственных интересов, у вас должен быть государственный взгляд на любую проблему и безупречная репутация».

Вот так у нас, у тогдашней молодежи, воспитывали мировоззрение - и мы его пронесли через всю жизнь. У меня остались фотографии с высших курсов Министерства финансов СССР, которые я закончила на отлично: на фотографиях простые, честные лица, обычная одежда, никаких «понтов» и вычурности, у всех потом оказались достойные карьеры.

Потом волею судьбы я долго работала в новой и очень непростой сфере информационных технологий, доросла до начальника компьютерного отдела, опыт работы с информацией мне очень помогает и сейчас.

Первый мой поход в суды был вынужденным, но неожиданно удачным: хозяева предприятия, на котором я работала, подвели его под банкротство и хотели «кинуть» сотрудников по зарплате. Я не только отстояла свои права, но и стала помогать остальным.

А первая моя судебная жалоба на бездействие начальника полиции Кисловодска была удовлетворена через апелляцию, чему я сама тогда несказанно удивилась.

И тогда я стала укрепляться в мысли, что если внимательно читать законы, изучать практику, то зачастую в суде по каким-то вопросам можно выглядеть не хуже дипломированных юристов, а выигранные дела добавляли уверенности.

Особо отмечу, что почти половина моих доверителей – инвалиды, остальные, тоже, как правило, из той категории, чьих доходов уж точно не хватает на гонорары адвокатам.

Хотя есть и другие случаи, когда люди идут ко мне, опасаясь, что адвокаты «договорятся» с судьей, а его оставят в дураках. Честно говоря, опасаются они не напрасно, подобных случаев, увы, тоже немало.

Мои процессы очень трудоемки, я внимательно работаю с протоколами судебных заседаний, выступления и ходатайства пишу письменно, не ленюсь обжаловать до самого «верха». Я живу далеко от райсуда, у меня плохое зрение, маленькая пенсия – но я не могу бросить людей, если они на меня надеются.

Есть процессы, в которых я добивалась результата только через полтора года, но зато как радовалась! Но в то же время испытывала досаду от того, что никак нельзя наказать тех, по чьей вине мои доверители так долго промучились, ответственности за это нет.

Юристом стать не довелось? Но гражданином быть обязан!

Сейчас я уже понимаю, что этот этап жизни был для меня неизбежен именно в силу моей гражданской позиции, эта же самая позиция привела меня и в «Открытую газету», давшую мне трибуну, и за все время сотрудничества я не написала ни одного «коммерческого» материала – всё от души.

В одной из моих первых статей «Почти апрельские тезисы» (№17 от 8 мая 2013 года) я писала: «Суды – корень зла, в них упирается все. Сейчас государство делает вид, что в болоте коррупции только суды – это оазисы с хрустальной водой. Они неподконтрольны обществу и могут принять любое решение «по внутреннему убеждению», которое зачастую «подогревается» внешними причинами. Для начала я бы поставила глушилки сотовых в судах и поголовную видеозапись процессов, кроме специально оговоренных случаев» - ну и дальше все в таком же духе.

Мои убеждения не изменились, да и с чего бы им меняться? Судей по-прежнему не привозят с Марса, они вырастают среди нас, вобрав в себя те же общественные пороки, которыми полна социальная жизнь - то, что мы видим вокруг себя.

Конечно, есть судьи, которые следуют присяге, к ним приятно ходить на процесс, к ним нет негатива, если даже процесс проигран: ну, значит, сам недоработал. Но слишком много таких, которые считают себя членами чиновничье-силового «профсоюза», назначивших себя хозяевами жизни в России.

Но позиции судей в этом «профсоюзе» самые защищенные: они неприкосновенны, у них нет службы собственной безопасности, их нельзя наказать за самое откровенно неправосудное решение. А вопросы, которые они решают, иногда «стоят» сотни миллионов!

Невольно вспоминается расхожее выражение: «Легко быть праведником, когда нет искушений», а суд – это то самое место, которое состоит из искушений. Именно поэтому общественный «пригляд» за судьями категорически о необходим, для этого и нужны граждане, которые изучают проблемы в «живом» процессе, видят все нечестные приемы – и пишут об этом.

«Весы» Фемиды клонит в сторону сильных

Из опыта походов в суды я вынесла убеждение: чтобы вынести решение, нужное сильной стороне процесса (как правило, это госорганизация, чиновник, силовик или просто богатый предприниматель ), нужно обязательно хоть в чем-то нарушить процессуальные нормы: избежать назначения необходимой экспертизы, исказить до неузнаваемости протоколы заседаний, не выдать их вовремя, приобщить в качестве «доказательства» липовые документы и т.п. Моя задача – фиксировать в процессе именно эти нарушения, ломать игру и бесчестные приемы.

Что больше всего возмущает – так это то, что обыденностью становятся прямые подлоги: документы то исчезают, то появляются в делах, переписываются уже оглашенные определения, подменяются расчеты и т.п. И тогда одураченная сторона попадает в замкнутый круг.

При обжаловании коллегия говорит: «Вы говорите о подлогах? Мы не уполномочены проводить следствие по признакам преступлений, обращайтесь в правоохранительные органы». Соответственно, выносят определение, как будто подлога не было.

Идешь с заявление к правоохранителям - и получаешь ответ: «Вот есть судебное решение, оно вступило в законную силу, мы не вмешиваемся в деятельность судов». Круг замкнулся! В таких идеальных условиях ряды тех, для кого подлоги механизм вынесения «нужного» (то есть коррупционного!) решения, только ширятся и множатся.

Есть еще прекрасная возможность – воспользоваться «помощью друга» с сертификатом эксперта, который напишет любую ахинею по договоренной цене – и попробуй опротестуй! Но это отдельная тема, заслуживающая специального анализа, к чему, когда придет время, мы вернемся.

Совершенно непереносимо, когда, «подгоняя задачу под ответ», некоторые судьи даже не заморачиваются изобретением процессуальных уловок, а просто затыкают рот незащищенной стороне, пытающейся обосновать свои доводы, не дают договорить фразу, перебивают, передергивают сказанное, грубят.

Зачем кодексы и книги, когда есть топор?

В тревожных разговорах с опытными неравнодушными юристами все чаще поднимается разговор даже не об уловках судей, а об их общем уровне грамотности. На совещании в доме Правительства края 9 июня этого года я услышала из выступления председателя крайсуда Е. Кузина слова о том, что многие судьи сдают экзамены на троечку – и не удивилась.

Судей - «троечников» и так видно: они путаются в процессуальных нормах, не могут применить нормы гражданского права, заказывают такие экспертизы, что на голову не надеть. Да что там нормы - элементарные «школьные» ошибки говорят об элементарном незнании правил русского языка!

Но и с более или менее грамотными судьями не легче, если они агажированы и ведут себя по принципу: что хочу, то и ворочу. Таких судей особенно раздражает, когда начинаешь требовать ссылок на законы.

Но ведь в судейской присяге написано: судьи руководствуются Конституцией и федеральными законами, но как же трудно добиться от судей, чтобы в своих выводах они ссылались на норму закона! Все подменяется «внутренним убеждением», слишком широко и произвольно применяемым многими судьями.

Потому так легко внешним силам и давить на эту их «внутренность», добиваясь нужного результата.

Между тем, понятию «внутреннее убеждение» посвящены ряд исследовательских и методологических работ ученых-юристов, которые единодушно указывают на его главное, бесспорное, стержневое требование - соблюдать Закон и руководствоваться Совестью.

Так что из этой формулы неясно судьям - что такое закон или что такое Совесть?! Проблема состоит еще и в том, что при обжаловании решения, в котором нет ни закона, ни совести, сталкиваешься ровно с теми же проблемами, которые описаны выше. Не случайно большинство статей в «Открытой» посвящено именно действиям судей краевого суда, которые вместо восстановления законности гнут ту же линию в пользу сильной стороны. И со всем набором этих же бесчестных приемов!

Наше оружие – открытое обсуждение проблемы

Примеров непрофессионального (а на наш взгляд, попросту ангажированного) рассмотрения дел определенными судьями накопилось так много, что мы решили посвятить этой теме серию публикаций.

В них на примерах конкретной судебной практики конкретных правоприменителей расскажем, как грубейшим (то есть сознательным!) образом нарушаются ими нормы законодательства, переворачивающий судебный механизм защиты пострадавших (от действий и даже преступлений других лиц) с ног на голову, вместе с Истиной и Справедливостью.

Причем на примерах прошлых публикаций покажем, что такие «отступления» не случайны, они указывают на системный характер в практике и действиях конкретного судьи, которые, как всегда, оставаясь без внимания (и без наказания) соответствующих инстанций краевого суда, закрепляют эти пороки, становятся частью системы, умаляющей авторитет судебной власти.

Но особо подчеркну, что все более явственной становится ситуация, когда вместо того, чтобы работать над выявленными недостатками, служители Фемиды, образно говоря, достают топор вместо кодексов и начинают наносить удары по тому, кто посмел указать на их профессиональные огрехи.

Данная публикация — первая из этой серии.

Статья «Закон переехали на иномарке».

Судья крайсуда Татьяна Теплова

В статье «Закон переехали на иномарке» (№7 за 24 февраля 2016 года) я проанализировала действия судьи краевого суда Т. Тепловой, следствием которых стало поражение в правах беззащитного перед судебной системой старика-инвалида, жертвы ДТП.

Расклад сил понятен уже из марок машин: мой доверитель ехал на старенькой «Волге», а виновник аварии – на новенькой «Мазде».

Владелец иномарки тут же после аварии сделал «звонок другу», после чего по свистку приехал капитан полиции и вынудил наряд ГИБДД переписать протокол дорожно-транспортного происшествия в пользу виновника на «Мазде».

Но заказанная судом первой инстанции трассологическая экспертиза однозначно показала: причиной аварии стали действия водителя «Мазды», и суд мы выиграли.

Но при апелляционном рассмотрении председательствующая судья Теплова грубо и заинтересованно вела процесс, кричала, что я, представитель старика, ничего не понимаю, затыкала мне рот, даже взялась пересматривать экспертизу, не перейдя к рассмотрению по правилам суда первой инстанции.

А потом я получила привычный «джентльменский набор» судьи-кривосудника: протокол искажен, замечания на него, поданные вовремя, судья Теплова мне вернула, в деле оказались вброшенные документы.

Определение коллегии отменил президиум, но дело растянулось на полтора года именно «благодаря» Тепловой. С инвалида с пенсией в 9 тысяч до пересмотра удерживали половину пенсии, он не мог не то что отремонтировать свой автомобиль, а даже купить лекарства. А для Тепловой – никаких последствий, даже замечания не получила.

В дальнейшем на рассмотрение коллегии с участием Тепловой попала частная жалоба по иску ТСЖ «Тополек». Суть дела, если совсем кратко, состояла в том, что в суды с исками к коммунальным должникам под видом представителя целой сотни товариществ собственников жилья идет в камуфляже из овечьей шкуры насквозь криминальная ассоциация «Партнер» из города Ессентуки, возглавляемая Дмитрием Захарьящевым.

Он по своему усмотрению распоряжается деньгами тысяч жителей многоэтажек на Кавминводах, результатом чего стал его новенький особняк в курортном Кисловодске, не говоря уже о прочих элементах «красивой жизни».

Поскольку у «Партнера» судов много, его юристы готовить документы то ли не успевают, то ли не видят в том нужды, выигрывая процесс за процессом, то буквально в каждом из них я натыкаюсь на фальсификации.

Вот так и здесь: доверенность «Партнеру» председатель ТСЖ подписал за полтора месяца до вступления в должность, причем именно на эту доверенность я натыкалась в четырех разных процессах.

А раз председатель ТСЖ так ее и не отозвала, то, скорее всего, она об этом не знала, доверенность сам «Партнер» и «нарисовал», тем более у него есть доступ к печатям ТСЖ. По этой доверенности «Партнер» как раз и намеревался загрести деньги в свой карман от моих доверителей, но я доказала суду, что доверенность-то явно липовая!

Судья Предгорного района Наталья Дождева законно оставила иск без рассмотрения как поданный неуполномоченным лицом, и это определение не подлежало обжалованию, о чем говорит статья 223 ГПК РФ. Но что же делает судья Теплова? Она, вопреки ГПК, все-таки принимает апелляционную жалобу, причем именно от того лица, чьи полномочия не были удостоверены в суде первой инстанции.

Мало того, Теплова пишет, что возражения на эту апелляционную жалобу не поступали, хотя они подшиты в дело и даже заложены закладкой. В итоге коллегией отменено законное определение судьи Н. Дождевой о том, что если доверенность заверена председателем ТСЖ за полтора месяца до ее вступления в должность, то иск считается поданным неуполномоченным лицом. Шах и мат вам, законы и логика! Шах и мат судейской совести!

Так из чего произросла «внутренняя убежденность»  судьи Тепловой, которая, как известно (читайте выше) зиждется на двух требованиях - следование Закону и Совести?!

Спустя несколько месяцев на рассмотрении коллегии попало еще одно дело по иску того же «Тополька», но уже к другому моему доверителю и с тем же незаконным требованием – заплатить «Партеру». И что же? В деле снова та же самая липовая доверенность - и снова коллегия с участием Тепловой ничего «не увидела»!

Во всей красе проявила себя коллегия с участием Тепловой в процессе, где по аналогичному иску «Партнер» требовал деньги уже непосредственно с меня, собственницы жилья в одном из домов в поселке Нежинском, который подгреб под себя все тот же «Партнер».

Слушание моего дела происходило позже вышеописанных процессов с участием «конторы Захарьящева». И к этому времени коллегии краевого суда уже все-таки начали признавать незаконность зачисления наших платежей в бездонный карман «Партнера».

Последнее, самое четкое движение в сторону восстановления законности, сделала коллегия в составе судей О. Загорской А. Мясникова и Н. Чернышовой, прямо написавших в своем Определении ( вынесено 27 июня с. г.): «...в части перечисления взыскиваемых сумм на расчетный счет ассоциации «Партнер» - отказать».

Но ведь и ко мне «Партнером» был подан точно такой же иск, но там - «отказать», а мне предписано платить дань Захарьящеву. Что это значит? Только то, что карательный вердикт был «специализированным», то есть направленным лично против меня, доставших «ваши чести» критикой беззаконий.

Мало того, в моем деле были абсолютно «липовые» протоколы собраний, что неопровержима доказано. Но и это не все: нарушение статьи 327.1 ГПК РФ коллегия приняла на стадии апелляции дополнительные доказательства, причем эти документы не от истца (ТСЖ), а от самого «Партнера», который был не стороной процесса, а всего лишь представителем. Все сгодится, лишь бы «угнобить» автора посильнее, чтобы не писала больше!

Подробнее об этом эпическом суде читайте в №17 от 30 апреля 2018 года в статье «Партнер» шарит по карманам – кто стоит на шухере?». И мне в отместку единственной за всю историю судов с «партнерскими» ТСЖ влепили сразу два исполнительных листа по одному делу.

Вообще берега потеряли! Так что в их руках даже не «меч Фемиды», а топор палача в черном одеянии - только опущенного на глаза капюшона на лице не хватает. Ну а мстители в мантиях своих лиц не скрывают - уверовали , их прикроют наверху, в чем и не ошибаются.

Почему я думаю, что дело именно в личной мести за публикации? Да потому что юристы мне говорят, что в их процессах Теплова ведет себя пристойно, выслушивает, разбирается. А со мной - выходит из себя, угрожает подать в суд за доказательные отводы, в них, мол, «неподобающие выражения». Творить беспредел, значит, можно, а описывать его нельзя. Неплохо устроились!

Статья «Нелегкая эта работа – Фемиду тащить из болота».

Судьи Г. Киселёв, Е. Криволапова, И. Осипова

В статье про «Фемиду из болота»  (№44 от 16 ноября 2016 года) я анализировала случай, когда моя доверительница Ирина Михайлова неожиданно получила иск от пятигорского отделения Сбербанка на сумму 138 тысяч рублей.

Суд требовал от Ирины вернуть якобы взятый ею кредит с процентами при том, что она в этом отделении никогда не была и никаких кредитов не брала, ее подпись на заявлении явно была подделана.

Ирина одна воспитывала дочь, сумма для нее была совершенно неподъемной, но было четкое понимание, что отбиться будет очень трудно: она сама юрист и хорошо знала про VIP- обслуживание банков в судах.

В панике она обратилась ко мне и я вступила в процесс, потребовала назначить экспертизу подписи на заявлении, но ессентукская судья М. Хетагурова и не подумала ее назначать, несмотря на очевидную «левую» подпись.

Через много месяцев, пройдя Президиум, повторное апелляционное рассмотрение, мы все-таки неоспоримо доказали, что подпись была поддельной. Но я заостряла внимание судей, что на сайте Сбербанка размещены пять документов, и именно эти документы в совокупности сам банк считает офертой, то есть публичным договором с банком.

Проще говоря, когда гражданин приходит в банк, он должен получить в руки и подписать именно эти документы и именно в этом виде – вот только тогда и можно считать, что банковский договор заключен в надлежащей форме.

Но ведь в случае с Ириной банк притащил в суд совершенно другие формочки-бланочки, уверяя, что это и есть оферта - типовой публичный договор. А в чем была проблема суду открыть компьютер и проверить на сайте банка условия оферты?

Десять минут делов-то – но суды никогда не проверяют условия оферты, размещенные на сайте банков, а отделения банков на местах безбоязненно лепят самопальные формочки –бланочки, не опасаясь, что суды это проверят. Думаю, что все это не случайно, что есть некие договоренности судов с банками.

Если бы типовые условия соблюдались, – сотрудник банка никогда бы не смог оформить «левый» кредит на имя Ирины, так как по условиям оферты обязательными являются и проверка личности заявителя, и его место работы, и наличие собственности и т.п., но ведь в случае с Ириной ничего этого не проверялось.

Я настойчиво просила членов коллегии (судьи Ш. Бостанов, Н. Свечникова, А. Берко) вынести частное определение в адрес головного офиса Сбербанка в Москве, чтобы они обратили внимание на самоуправные действия своего ставропольского отделения, в котором целый преступный конвейер работал: в банк приносили ксерокопии паспортов, а в отделении по этим копиям пачками оформляли кредитные карты на людей, которые и к офису-то не подходили!

После долгих поисков нашла я и уголовное дело именно по этому отделению, и именно та же самая оформлявшая кредит на Ирину сотрудница Сбербанка Ларская (чья фамилия в приговоре заботливо укрыта, и она по делу всего лишь свидетель!) выдавала пачками кредитные карты по ксерокопиям, копию этого приговора мы вручили коллегии.

Я настаивала: если несоблюдение оферты не пресечь, то они эту практику продолжат! Но нет же, коллегия осознанно закрыла глаза на все - по сути, дала зеленый свет продолжению банковского мошенничества.

Ирина, которую «банкиры» хотели развести на крупную сумму, спустя год специально посетила это пятигорское отделение – и что же? Там по-прежнему выдают все те же «самопальные» формочки-бланочки! Разве это как не сговор судов с банками?

Это еще не все: проигравший банк продолжает третировать Ирину – то деньги с банковской карты снимут, то письмо грозное пришлют: заплатите, мол, а то неустойку накрутим. По проигранному суду!

Кстати, просили мы вынести частное определение и в адрес судьи М. Хетагуровой, которая отказывалась назначать экспертизу подписи, а с недавнего времени мы стали получать письма из ессентукского суда, где М. Хетагурова подписывается как и.о. председателя суда. На повышение пошла, видимо, как самая достойная. Среди кого?

Иди к адвокатам – они помогут тебе проиграть

После выигранного суда Ирина предъявила судебные расходы за 8 заседаний и пять поездок в крайсуд, и первая инстанция возместила их почти полностью. Но краевая коллегия в составе Г. Киселёва, Е. Криволаповой и И. Осиповой оставила ей 10 тысяч за все про все, вместе с поездками.

В День влюбленных, 14 февраля 2017 года, «отлюбили» они Ирину по полной: за три заседания в суде первой инстанции мою работу представителя оценили в 0 (ноль) рублей, за подачу кассационной жалобы и участие на заседании в Президиуме – 1 (одну тысячу) рублей, остальные 9 тысяч – за четыре заседания в апелляционной инстанции, за компенсацию расходов на проезд до крайсуда – 0 (ноль) рублей.

Коллегия в раздражении пишет: Абрамова-де не имела права на оказание квалифицированной юридической помощи применительно к положениям об адвокатской деятельности.

Если бы я не имела права на представительство, то меня бы не допустили в процесс. А раз я уже была допущена, то Пленум Верховного суда в постановлении от 21.01.2016 года №25 специально разъяснил этот вопрос: платить нужно в зависимости от сложности и трудоемкости, придерживаясь сумм, сложившихся по региону. Но, как выяснилось, что и здесь к Абрамовой особое отношение, явно для того, чтобы не ходила в суд!

Что касается качества работы, то ни один мой довод не был опровергнут. Моего доверителя репрессируют не потому, что мы неправы, а потому, что мой подход им не нравится: слишком широко смотрю, слишком глубо копаю.

Кстати, посмотрела я судебную практику судьи-докладчика Германа Киселева за пару лет – НИ ОДНОГО случая не нашла, где бы патентованные адвокаты добились в процессах у судьи Киселева признания неосновательными «хотелок» Сбербанка.

Вот видимо к ним-то, к постоянно проигрывающим, и должна были идти Ирина, чтобы не портить благостную картину со своей Абрамовой, которая докопалась и до «левой» подписи, и до оферты, и до уголовного дела.

Хочется взять в рамочку и фразу коллегии про «баланс интересов сторон»: Сбербанк с его «триллиардами» прибыли не должен, мол, пострадать от матери-одиночки, которой сам банк приписал «левый» кредит и устроил этот ад длиной в полтора года.

Просто слов нет! Ну и в кассацию, ясный свет, судья В. Переверзева нашу жалобу не передала, не нашла оснований. Тоже, кстати, недавно пошла на повышение.

Мне могут возразить: а причем тут месть? Судьи всегда за банки горой, поэтому и присудили мало. Но вот вам другой, особый случай для сравнения: человек скончался раньше, чем выплатил кредит.

После смерти должника дело было рассмотрено в первой инстанции за два заседания, при этом адвокату, участвовавшему в деле, в том же самом феврале 2017 года, та же сама коллегия посчитала справедливым и обоснованным гонорар в сумме 60 тыс. руб. А мои 8 заседаний в трех инстанциях оценили в 10 тысяч.

И пусть кто-нибудь найдет слова, чтобы убедить меня, что это не месть за публикации, попытка отвадить ходить в суды и «тыкать» их в нарушения закона.

Защищая самых обездоленных, и ходить в суды будем, и «тыкать» будем в судейские нарушения их прав, и рассказывать об этом своим читателям тоже будем регулярно. Запугать не удастся!

Раиса АБРАМОВА,
руководитель краевого общественного движения
«Народная инспекция», лауреат и призер конкурса
«Суд будущего», Москва

Продолжение следует

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Светлана (не проверено)
Аватар пользователя Светлана

Спасибо вам за принципиально ную гражданскую позицию и за ваши статьи,уважаемая Раиса Абрамова

Горожанин (не проверено)
Аватар пользователя Горожанин

Спасибо, Раиса, "разбор полётов" - потрясающий! Многие констатации-предложения могут быть крылатыми! Это вам, не косные черномырдинские.

Василий Шпагин
Аватар пользователя Василий Шпагин

Дальше разбора полётов дело не пойдёт! В судебном сообществе, так и хочется назвать ОПГ, произошли большие перемены,а вот в работе этого сообщества (ОПГ)-все по-прежнему!

Светлана (не проверено)
Аватар пользователя Светлана

А что ж надо сделать нам,чьи споры судит такое сообщество,...где правду искать?

Василий Шпагин
Аватар пользователя Василий Шпагин

Светлана, откровенно говоря я сам в растеренности! Такая реформа Кузина, более полсотни уволенных судей, а дело коррупции живее всех живых!

Добавить комментарий