Поиск на сайте

 

 

Неоднократно «Открытая» рассказывала о порядках, царящих в спецдоме для ветеранов Великой Отечественной войны и горячих точек, расположенном в Ставрополе на улице Пирогова, 34. На днях в редакцию газеты снова обратились за помощью обитатели этого дома. Вот что они рассказали. В комнате №150 на десятом этаже жил Игорь Кирьяков, парень лет тридцати, инвалид чеченской войны. Соседи немало от него натерпелись: постоянные пьянки, дебоши, угрозы, скандалы, однажды даже пожар учинил... 
11 мая соседи Кирьякова обратились к диспетчеру спецдома: сосед шумный, а тут непривычная тишина. Конечно, сторонились соседи Игоря, но жалели его по-человечески - парнишка молодой, оставил здоровье на войне, в жизни не устроился, да и родных у него, кажется, не было. Потому и пошли к диспетчеру, как только почувствовали неладное. А в ответ: что, мол, волнуетесь, притих скандальный пациент и ладно. 
Время шло, из квартиры стал распространяться неприятный запах. А скоро дышать стало практически невозможно, не спасали даже открытые форточки. Однако и это не подвигло дежурного проверить, в чем дело.
Только утром 13 мая, когда на работу пришла директор спецдома Лариса Лызина, жильцы пригрозили вызвать санэпидемстанцию, а заодно потребовали выдать им противогазы. После этого сотрудники специального учреждения  соизволили подняться в комнату №150. Вскрыли дверь и обнаружили труп, который, по заключению экспертов, пролежал около трех суток. 

 

Оснований разбираться нет

 

Николай КОБЫЛЯЦКИЙ, заместитель министра труда и социальной защиты населения края:
– В доме Кирьяков проживал с 2000 года. Признаться честно, он доставлял массу неудобств коллективу и жильцам спецдома: пил, матерился, бросался на персонал. Однажды напал на директора учреждения, швырнул в нее костыль, который пролетел всего в нескольких сантиметрах от головы женщины. Мы неоднократно призывали Игоря пройти лечение, но он никаких советов и слушать не хотел. 
В марте по его вине произошел пожар (именно тогда мне довелось побывать в квартире Кирьякова). Ужасная грязь, повсюду валяется полусгнившее тряпье, мебель развалена, унитаз в туалете сломан... Кстати, из квартиры всегда доносился неприятный  едкий запах. Видно, поэтому жалобы соседей и не удивили диспетчера. 
Похоронили Кирьякова со всеми почестями, а через год ему будет поставлен памятник.
Никаких оснований для проведения служебного расследования или привлечения кого-то из персонала спецдома к ответственности нет. 
А на вашем месте я не стал бы верить рассказам соседей Кирьякова.

 

Ледеящее равнодушие

 

Дмитрий ШАХНАЗАРОВ, правозащитник, активист краевой общественной организации «Жилище»:
– Подобные случаи в спецдоме происходят с пугающей регулярностью. В начале 2002 года ветеран Великой Отечественной Петр Егорович Конов выписался из больницы. Оказавшись дома один, кричал и просил о помощи. Мольбы услышали его соседи и позвонили диспетчеру, просили открыть дверь и оказать помощь пенсионеру. 
Но диспетчер хладнокровно заявил: мол, не могу оставить свой пост. Жильцам пришлось самим вызывать «скорую помощь». А спустя два месяца Конов уже не успел докричаться до соседей и скончался. Соседи поняли, что произошло нечто ужасное, только когда почувствовали трупный запах, доносившийся из-за его двери. Тело ветерана пролежало в помещении два дня. 
Спустя год в квартире №129 скончалась вдова участника Великой Отечественной Мария Моисеевна Колобова. Дверь вскрыли только спустя четыре дня по просьбе внучки, которая забеспокоилась, что бабушка не отвечает на звонки и стук в дверь.  И вот теперь эта история с Игорем Кирьяковым. 
Заметьте, во всех случаях тревогу  начинали бить родственники или соседи погибших. А социальные службы начинают действовать в последнюю очередь, когда помочь уже нечем. 
Кстати, когда в квартире №150 случился пожар, об этом сообщили соседи Кирьякова. А дорогостоящая пожарная сигнализация, установленная по требованию инвалидов и по решению суда, не сработала. Это значит: обитатели ставропольского спецдома не были застрахованы от трагедии наподобие той, что произошла в доме престарелых в республике Коми, где погибли десятки человек.
В домах, где проживают инвалиды, сигнализация должна быть выведена на центральный диспетчерский пункт пожарной охраны города. Чиновники социальных служб в Ставрополе об этом хорошо осведомлены, однако исправлять ситуацию не торопятся.
Скорее всего, наша общественная организация «Жилище», руководствуясь ст. 125 УПК РФ, обратится в суд с жалобой на бездействие руководства спецдома и Министерства труда и социальной защиты населения края, которые не исполняют своих прямых обязанностей по уходу за ветеранами.  



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий