Поиск на сайте

 

Молодой священник, отец Николай, благочинный Новоалександровского округа, беседует с журналистом о жизни и вере

Мой знакомый фермер Сергей Колесников неоднократно рассказывал мне о батюшке, отце Николае, который много лет служил в храме станицы Расшеватской.

По словам Сергея, батюшка, молодой современный человек, хорошо владеющий компьютером, активный участник социальных сетей, через которые пытается донести молодежи Слово Божие. И просто отец Николай Гулейко - хороший собеседник, добрый и светлый человек, общение с которым обогащает духовно.

Я попросил Сергея познакомить меня с батюшкой, который теперь уже не служит в Расшеватской, а стал благочинным Новоалександровского округа. И вот мы встретились в Новоалександровске на подворье храма Архангела Михаила.

Николай Гулейко

К вере пришёл самостоятельно

Отец Николай высокий, стройный молодой человек. Сейчас ему 32 года, а благочинным стал в 28 лет. В моем сознании благочинный ассоциируется со зрелым, умудренным опытом батюшкой с посеребренной сединой бородою.

Таким запомнился мне, например, благочинный отец Василий в Черкесске, который крестил мою дочь. Мудрый старец, ветеран Великой Отечественной войны, пользующийся большим уважением у прихожан и у властей предержащих. А здесь вот такой современный молодой человек…

- Я, кстати, знал отца Василия. Это один из тех людей, с которых я брал пример на заре своего священнического пути, - говорит отец Николай. – На моем пути встречалось много замечательных людей в Ставропольской семинарии, среди священнослужителей епархии.

Вообще хочу сказать, что церковь дала мне все: друзей, интересную жизнь, радость душевную. Церковь – это мистический богочеловеческий организм, где верующие составляют единое тело, там опыт каждого становится опытом всех.

- Батюшка, а как вы пришли к вере? Я знаю, что многие священники идут по стопам своих отцов и дедов. Например, мой знакомый отец Петр из села Высоцкого Петровского района рассказывал, что у него не только отец священник, но и почти все дядья, так что с детства рос в религиозной среде. А у вас как было?

- А мой папа – военный, мама из учительской семьи. Обычные светские люди. Можно сказать, что родители никак не формировали мое религиозное мироощущение. Но они с ранних лет воспитывали во мне самостоятельность.

Помню, мама говорила мне, когда я хотел гонять на улице вместо того, чтобы делать уроки: «Решай сам, как тебе поступать».

Я предпочел сначала улицу, а когда стал получать тройки и двойки, понял, что так не пойдет, и взялся за ум. Школу окончил на отлично. В школе много читал, в том числе и духовную литературу.

Мы с братом стали ездить на утреннюю службу на поезде из Баклановки в Рыздвяный. Приходилось вставать в четыре утра. И вот однажды стою во время литургии в храме, усталость неимоверная, аж ноги дрожат, спина болит, и вдруг приходит ощущение – тебе хорошо. И это связано не с физическим состоянием. Это неописуемое чувство восторга!

Так человек понимает, что у него есть душа. Я тогда подумал: если на службе такое чувство, а что будет, если всю жизнь этому посвятить? Это награда тебе навсегда.

Тогда-то я и принял решение стать священником. Получилось, что я покрестился только в 15 лет, а уже в 17 принял решение поступать в Ставропольскую семинарию. Родители отнеслись к этому решению с пониманием.

«Крестьянин» происходит от «христианин»

Отец Николай почти сразу же после рукоположения в священный сан был направлен на первое место своего служения – в станицу Расшеватскую, где прослужил 8 лет. Кстати, живет он там до сих пор, несмотря на то, что теперь является настоятелем храма Архангела Михаила в Новоалександровске, хотя заниматься делами благочиния было бы удобней в городе.

- Мне станица сразу понравилась, а потом понравились и люди. Мне говорили, что там будет трудно, казаки народ сложный. Нет, мне там легко и радостно, потому что эти люди меня приняли. Я и сам по материнской линии казак. Вообще, служить в станице, в сельской местности – это для священника счастье.

Труд земледельца приближает человека к Богу. В нем много таинственного, неизвестного. Согласитесь, что успех крестьянского труда только наполовину зависит от человека, а остальное – от Бога. Неслучайно и само слово «крестьянин» происходит от «христианин». Земледелец изначально ближе к Богу, чем люди других сословий. Неудивительно, что сегодня в сельской местности больше искренне верующих людей, чем в мегаполисах, здесь живы традиции народа, здесь почитают своих предков.

Например, во время уборки урожая люди трудятся с утра до ночи. В эти дни им и в храм сходить некогда. Можно подумать, что материальное для них ближе духовного. Нет, это не так. Весь крестьянский труд – это послушание, то есть, богоугодное деяние.

- Батюшка, а как вы относитесь к идее возрождения казачества? Не секрет, что многие считают, что время истинного казачества прошло, а все, что делается сегодня, это уже маскарад. Не зря же некоторые называют нынешних казаков ряжеными.

- Я думаю, что само стремление к своим исконным корням – это важнейшее для современного человека качество. Современный мир с цифровыми технологиями, глобальными тенденциями в экономике лишает людей своей самобытности, национальной идентичности.

Ничего хорошего это с нравственной точки зрения нам не несет. Поэтому стремление людей возродить лучшие традиции предков, среди которых вера в Бога, служение Отечеству, трудолюбие - это похвально. А то, что не у всех получается, кто-то за внешней атрибутикой не видит глубины, так за это не осуждать надо, а помогать, в чем, кстати, и миссия священника.

Казаки – это люди, привыкшие жить в условиях трудностей, быть всегда начеку, это воины и пахари одновременно, у этих людей была огромная сила духа.

Как нам сегодня многим этого не хватает! Давайте посмотрим на нашу нынешнюю жизнь глазами людей из казачьего сословия, у которых, кстати, было религиозное мировоззрение.

Сегодня так называемый западный мир, именующий себя цивилизованным, обложил нас санкциями, давит со всех сторон за то, что хотим жить по своим устоям, идти своим путем. Многих современников это страшит, уж во всяком случае, напрягает. А казаки всегда так жили в экстремальных ситуациях.

Казак одной рукой опирался на плуг, другой на винтовку, казачка в одной держала ребенка, а в другую, если надо защищать свой дом, своих детей, могла взять и ружье. Это была нормальная обыденная жизнь, в которой были все радости человеческого бытия.

Или многие сегодня ропщут, что жизнь стала труднее из-за санкций, приходится ограничивать себя в каких-то материальных благах. А ведь жизнь христианина – это 200 дней в году пост в той или иной степени, то есть, сознательное ограничение себя в  материальном ради духовного очищения. Стоит ли роптать? Да только чище и крепче станем.

Интернет. Кому во зло, кому во благо

Вспомнил я, Сергей Колесников говорил, что батюшка на ты с компьютером и интернетом. Русская православная церковь давно осваивает просторы всемирной сети. Есть и у Ставропольской епархии весьма толковый сайт.

А вот у отдельных благочиний чего-то интересного я не нашел. У Новоалександровского сайты есть. Представлено оно и «В контакте», и в «Одноклассниках», где простым языком рассказывается о жизни благочиния, о православной вере. Нашел я отца Николая и в «Живом журнале».

- Батюшка, понятно, что интернет, соцсети играют огромную роль в современной жизни. Но какую? Со знаком плюс или минус? Ведь интернет в переводе - всемирная паутина. А паутина, извините, в переносном значении слова означает нечто опасное, что может затянуть, поглотить, погубить… Как к этому всему относиться религиозному человеку, священнику?

- Как к существующей реальности, явлению жизни, которое игнорировать уже нельзя. Интернет - это способ донесения информации. А какую информацию туда вкладывать и что оттуда черпать, решает сам человек. Кто-то сливает туда помои, кто-то вносит полезные людям сведения, и каждый находит там то, что ему нужно, в соответствии со своим образованием, духовным развитием.

Вот мы и должны предлагать людям информацию, полезную для души, для духовного совершенствования. И таким образом влиять на них в хорошем смысле, формировать потребности в высоком, нравственном. Воцерковить можно все, кроме греха.

Отец Николай, к слову, показал мне эсэмэску на своем смартфоне, в которой некий субъект глумился над храмом Архангела Михаила. На мой взгляд, нес какую-то галиматью.

- Скорее всего, это нереальное имя, вымышленный ник, за которым можно прикрыться и писать всякие непристойности. Но церковь не может уподобляться подобным пользователям и ответить ему хамством типа сам дурак.

Мы можем противопоставить этому только реальную информацию о том хорошем, что мы делаем, о тех замечательных прихожанах нашего храма, которые живут по Христовым заповедям, главная из которых – Любовь.

Приехав домой, я зашел в интернет и нашел там несколько интересных заметок отца Николая. Вот одна из них – «Сила молитвы».

«Храм хотя и новый, однако из-за ужасной работы кровельщиков в этом году потекла крыша. Для ремонта нужны строительные леса, причем высотой хотя бы 20 метров. Многомесячные поиски по всей округе ни к чему не привели.

И вот недели две назад захожу в гости к одному молодому предпринимателю. Краткая беседа, чай, расспросы о ходе ремонта. «Может, чем помочь?» - традиционно спрашивает мой собеседник. «Конечно! Помолитесь, чтобы я нашел леса!» - с умоляющей ноткой в голосе говорю я.

Подняв брови от нетрадиционного ответа, он говорит: «Хорошо, помолюсь...» Через минуту заходит какой-то парень, присоединяется к нашей беседе и на вопрос о том, нет ли у него случайно строительных лесов, говорит: «Конечно есть! 30 метров — хватит?» Вывод: если Бог что-то дает, то дает с избытком».

Мне больше нечего добавить.

Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Новоалександровский
городской округ
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий