Поиск на сайте

 

Погрязшая в политических дрязгах краевая дума порой успевала ещё принимать и полезные законы. Только законы эти почти не  работали

 

В прошлом номере «Открытая» начала подводить итоги работы краевой думы четвертого созыва. Неутешительные, прямо скажем, что и дало нашей аналитической статье название «Пинались, прогибались и позорились». Такого количества скандалов не знал еще ни один парламент Ставрополья: депутаты азартно делили власть с переходом на личности, порой грозя судами друг другу и даже собственным избирателям. Как на этом скандальном фоне думцы справлялись со своими первейшими обязанностями – разрабатывать и принимать законы – «Открытая» разбирается сегодня.

 

Много шума из ничего
Всего за годы работы прежнего парламента (новый приступил к работе вчера, 13 декабря) было рассмотрено почти шесть сотен законопроектов, из них принято порядка 520, и еще полсотни легли под сукно. В одном из недавних интервью спикер Виталий Коваленко бодро отчитался: «Депутатский корпус создал законодательную базу для поступательного социально-экономического развития края... дальнейшего развития основ демократии».
Действительно, законов и впрямь стало больше, если сравнивать с предыдущими думскими созывами. Но есть одно «но». Прежде в краевой думе заседали лишь 25 депутатов, а нынче их уже полсотни. Вот и получается, что КПД парламента в целом вырос, зато КПД каждого отдельного думца, напротив, снизился аж в полтора раза!
У избирателя должен возникнуть резонный вопрос: какого же рожна у нас такая «раздутая» дума, если толку от нее никакого?! Ведь не секрет, что среди депутатов было немало тех, кто вообще не появлялся на заседаниях и не принимал никакой работы в разработке законов.
Правда, потом, чтобы хоть как-то оправдать перед избирателями факт своего нахождения в парламенте, такого сорта депутаты «просились» задним числом вписать себя в соавторы пустячных законопроектов. Оттого и получается, что порой под крошечными законами (в один-два абзаца) стояли подписи двух-трех десятков депутатов. Перед глазами так и рождается картина: долгими осенними вечерами после работы депутаты собираются в фойе Белого дома и наперебой спорят, где лучше в замудренной фразе поставить запятую или тире.
 

От щедрот бюджетных
Больше всего избирателям прежняя дума запомнится своими «социальными» законами. Например, стараниями депутатов на Ставрополье возродились народные и казачьи дружины, был введен «комендантский час» для подростков и ночные «часы тишины» для спальных районов.
Кое в чем депутаты даже опередили федеральных коллег: скажем, запретили на Ставрополье азартные игры аж за год до того, как порядок в игорном бизнесе начала наводить Москва (правда, законы эти абсолютно не работают: дружины существуют лишь на бумаге, по-прежнему терроризируют города ночные лихачи на орущих авто, а многочисленные казино нынче обретаются под благообразными вывесками «интернет-клубов»). В прессе депутаты и сами сокрушаются: мол, законы святы, да исполнители – лихие супостаты...
От щедрот бюджетных получали и самые обездоленные жители Ставрополья, пополняя электорат «заботливой» партии власти (сначала «Справедливой», а затем «Единой»).
Появилось звание «Ветеран труда края», повысились студенческие стипендии, зарплаты воспитателей детсадов и работников культуры, детские и опекунские пособия, весть о чем громогласно разносила думская пресс-служба.
Правда, депутатская «щедрость» порой больше походила на издевательство. Так, еще «на заре» нынешнего думского созыва депутаты и правительство вошли в клинч по поводу повышения детских пособий.
Справороссы предлагали платить 300 рублей вместо прежней сотни, но всем малоимущим семьям (беспроигрышный пиар-ход!). Совсем иной подход был у единороссов и Минфина края: адресно повысить пособия самым обездоленным (например, сиротам), зато сразу на тысячу рублей. Решать конфликт двух ветвей власти пришлось (неслыханное дело!) в суде.
В канун нынешних выборов невинные вопросы «социалки» снова приобрели политическое звучание. На одном из недавних заседаний думцы мучительно решали, стоит ли поднимать пособие многодетным и малоимущим семьям: вместо 200 рублей платить по 400.
Не стесняясь телекамер, особенно возмущался единоросс Михаил Кузьмин: дескать, в бюджете нет таких денег, давайте платить по 300. Коллеги по фракции его дружно осадили (на носу маячили выборы, и скряжничество «Единой России» было не к лицу) и проголосовали за 400-рублевое пособие.
Причем, пока отдельные депутаты стенали о нехватке денег, краевая дума втихомолку купила несколько дорогущих иномарок (Toyota Camry и Toyota Land Cruiser Prado) на общую сумму 17 млн. рублей. И вряд ли для многодетных семей!
А вот долгожданные для многих пенсионеров Ставрополья дотации «детям войны» (коих в крае насчитывается 50 тысяч) депутаты вообще решили не выплачивать. Причем обсуждение этого вопроса «Единая Россия» превратила в постыдный фарс, дважды срывая думские заседания из-за сознательной неявки депутатов.
А все потому, что авторами закона оказалась ненавистная единороссам «Справедливая Россия». Лидер краевых единороссов, «бензиновый» олигарх (его семье принадлежит огромная сеть автозаправок на Ставрополье) Юрий Гонтарь демарш коллег прокомментировал с циничным спокойствием: «Мы не противники «детей войны», но в крае есть другие, более нуждающиеся категории граждан».

 

Под дудочку «крысолова»
Главный документ, определяющий жизнь региона, – это закон о бюджете. И каждый год его принятие сопровождалось неприкрытым конфликтом думы и правительства (которое проект бюджета и разрабатывает).
Пожалуй, самой тягостной оказалась разработка бюджета на 2009 год – он появился на свет в настолько «сыром» виде, что уже спустя полтора месяца после принятия думцам пришлось его радикально корректировать.
По требованию Минфина парламент «накинул» сверху почти полтора миллиарда рублей расходов – и вместо сбалансированного (без дефицита) бюджета получили дефицитную пустышку (чем потом долго возмущалась Счетная палата Ставрополья, но безуспешно).
По словам Коваленко, «особое внимание депутаты уделяли реальному сектору экономики, малому и среднему бизнесу». В числе основных «экономических» законов, которые однозначно сыграли на благо Ставрополья, –  создание залогового и инвестиционного фондов, частно-государственного партнерства, региональных технопарков. Также депутаты снизили ставку имущественного налога и облегчили выкуп арендуемых помещений для фирм-«малышей».
Но далеко не всегда «экономические» инициативы краевой думы вызывали восторг в обществе. Достаточно вспомнить недавние конфликты вокруг законов о повышении ставки «упрощенки» для малого бизнеса на будущий год (с нынешних 5 до 15%) или тотальной перекраске такси в желтый цвет.

 

Политика превыше всего
Ударнее всего трудились депутаты на политической ниве. «Внесены изменения в выборное законодательство, способствующие развитию политической конкуренции на Ставрополье», – резюмирует Коваленко. И на сей раз многоопытный спикер лукавит.
Весь думский «демократизм» выразился в том, что они предложили каждому муниципалитету края на выбор несколько вариантов избирательных «систем». А вот для Ставрополя припасли «эксклюзив»: краевой парламент сам рассудил, какая в крупнейшем городе будет политическая система – не всенародно избранный мэр, а кулуарно назначаемый из состава депутатов.
Закон этот появился в разгар острого конфликта «кланов» в мэрии Ставрополя – выходит, краевые парламентарии «под дудочку» покорно оформили волю Белого дома, этот конфликт и раздувшего.
Или вот похожая история. Сразу после избрания краевая дума (тогда еще поголовно «справедливая») покусилась на закон о госслужбе. И все ради того, чтобы «закрепить» существование в администрации Ставрополя должности вице-мэра, которая прежде была на «птичьих» правах (упразднить странный пост требовала даже краевая прокуратура).
А всё дело в том, что тогдашний спикер Андрей Уткин обрел себя депутатом именно из кресла вице-мэра, а уходя в парламент, оставил в мэрии своим «сменщиком» проверенного камрада-справоросса Сергея Кобылкина. Ради его личных амбиций и пришлось колбасить краевое законодательство.
Окончательное же превращение краевой думы в неприхотливый политический «инструмент» Белого дома ознаменовал следующий факт. В прошлом году депутат Борис Оболенец, ссылаясь на опыт других регионов и пожелания самого президента Медведева, предложил снизить «проходной» избирательный барьер для партий на краевых и муниципальных выборах с нынешних 7 до 5%.
Из аппарата губернатора рявкнули: «Не пущать!» – и думское большинство здравую поправку единодушно отклонило.
Еще более постыдная ситуация вышла с принятием краевого закона «О противодействии коррупции» два года назад. Думцы неустанно нахваливали его на каждом углу, даже выпустив на сей счет «Открытое обращение».
Между тем при вдумчивом анализе выясняется, что многостраничный закон – фикция, ни одного конкретного предложения в нем вообще нет, лишь «перепев» аналогичного федерального документа. Зато депутаты, надувая щеки, отныне могли гордо именовать себя «борцами со взятками»!

 

Не место для дискуссий?
На протяжении всех пяти лет работы краевой парламент усиленно играл роль «самого прозрачного» в истории Ставрополья. Депутаты даже разрешили приходить на заседания всем желающим. Столпотворения правдоискателей, правда, не случилось (не так много в крае фанатов «грязной» политики). Зато другое свое обещание думцы просто «забыли»: на сайте краевой думы, вопреки заверениям депутатов, до сих пор не размещают стенограммы заседаний и списки поименного голосования за важнейшие законопроекты (что давно, кстати, практикуют другие региональные парламенты).
Весьма сомнительной вышла инициатива краевого парламента по «обрастанию» всякими общественными советами. Взять хотя бы Совет старейшин, который превратился в «синекуру» для пенсионеров.
Нечто странное вышло и из Молодежной палаты. Достаточно пробежаться глазами по спискам ее юных членов, чтобы наткнуться на массу известных в крае фамилий. Похоже, «пристроить» сюда своих чад нынче считают хорошим тоном все местные политики.
Впрочем, как ни крути, в уходящей думе была реальная оппозиция, которая дала Ставрополью массу ярких политиков: в их числе, например, экс-лидер «Правого дела», блестящий экономист Борис Оболенец или неутомимый либерал-демократ Александр Сысоев.
Главное, чтобы краевая дума запомнилась жителям Ставрополья именно как «место для дискуссий» – в противовес парламенту федеральному, где, как известно, царит мертвенное единомыслие.

 

Антон ЧАБЛИН,
политической обозреватель
«Открытой» газеты

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях