Поиск на сайте

 

 

Расследование уголовного дела по «нефтекумской истории» проходит в режиме строгой секретности и оголтелой травли свидетелей

 

Уважаемая редакция «Открытой» газеты! С особым интересом и сопереживанием я, сотрудник одной из госструктур,  и мои сослуживцы  следим за вашими нефтекумскими публикациями. Вы рассказали о том, что в течение нескольких лет на капитальный ремонт жилья в двух поселках нефтяников - Затеречном и Зимней Ставке -  было выделено порядка 200 миллионов рублей. Были приведены факты того, как они, по сути, разворовывались.   
На декоративный ремонт убогого  жилья «списывались» такие деньги, на которые можно было купить новый, а то и не один, дом в Нефтекумске. 
Поселки  можно было бы превратить в настоящие оазисы, показательно-комфортные  поселения,  удобные для жизни людей, создававших финансово-промышленный потенциал Ставрополья. А тут  распорядители огромных средств даже показушно ничего не делали - и понятно почему.   Ведь под огромным секретом от населения держался сам факт выделения таких средств. 
Люди и не знали, что могут не выклянчивать у поселковых и районных местных начальников  мало-мальского ремонта своего соломенного жилья, а требовать с них, контролировать расходование денег, принадлежащих им по праву. 
Но никакого контроля за расходованием средств все эти годы не было и в помине. Такого же просто быть не может! 
Эти обстоятельства и многие другие детали потряса-ющей истории  самым очевидным образом говорят о том, что  организаторы  секретного действа изначально не планировали  тратить  деньги на капремонт. 
Кто стоял у  истоков продуманной аферы, сколько в действительности разворовано денег под видом ремонта жилья - конечно, вопрос для правоохранительных органов. Ведь сообщалось, что по фактам нецелевого использования средств  возбуждено уголовное дело.
С той поры - молчок. Не надо ссылаться на тайну следствия: прошло немало времени, чтобы сделать промежуточные выводы и познакомить общество с их результатами. 
Неотъемлемое право общества знать, как ведется борьба с коррупцией, с расхищением народных богатств. Публичность в делах такого рода - по сути, единственная гарантия, что его не замылят, не сведут к «простым» нарушениям, не уведут виновных от ответственности, как это уже бывало не раз.
Но данному   уголовному  делу   может быть уготован такой же финал. Признаков много, еще больше вопросов.  Почему о том, как  идет расследование, не пишет «Открытая»?  Доступны ли ей эти сведения?
Почему ни разу(!)  не выразило своей, пусть даже  привычно показной «обеспокоенности» правительство края? 
Думаю, не случайно. Как не случайна, полагаю, защита официальной газетой края участников «ремонтной эпопеи» с их попытками отмести  приведенные «Открытой» факты лжеремонта в поселках неф-тяников. А уж яростная кампания против независимого издания  много о чем говорит.  
А что же сейчас происходит в самих поселках, как реагируют  жертвы  обмана, которые, как сообщалось в публикациях, активно дают показания следствию? Их не душат, не преследуют?
Хотелось бы знать мнение  о происходящем  специалистов,  руководства   ОАО «Роснефть-Ставропольнефтегаз», которые, оберегая свою репутацию,  в первую очередь должны быть заинтересованы в объективном и полномасштабном расследовании уголовного дела. 
Ведь история с растаявшими миллионами началась не при них. Более того, их вынудили, как я понимаю, выплатить еще несколько десятков миллионов на продолжение «ремонта» жилья, существу-ющего и поныне в первозданном убогом виде? 

 

Андрей ПРОСКУРИН,
Ставрополь

 

От редакции

 

Похожие вопросы задают нам многие читатели, которые внимательно следят  за нефтекумской  эпопеей. Мало того, и сама редакция хотела бы получить ответы на некоторые из них, в первую очередь о  движении  многомесячного расследования уголовного дела, о его первых результатах. 
Самое тревожное - то, на каком правовом, общественно-социальном фоне в самих поселках  развиваются события, связанные с делом лжеремонта домов нефтяников. 
Беспрецедентное давление испытывает не только «Открытая» газета.  Изощренная травля с применением мощного административного ресурса идет в отношении тех жителей поселка Затеречного, которые проявили наибольшую активность в помощи следствию, не побоялись дать свидетельские показания. 
Активную роль в их травле играют как раз те люди, которые  и отвечали за целевое расходование громадных средств. В первую очередь это начальник ЖКХ поселка Затеречного Н. Дрогалин и глава того же муниципального образования А. Гецман. Оба приложили руку к увольнению с работы местного депутата Валентины Можаровой, которая была  главной угрозой потери ими  теплых  мест.
«Можарова подает жителям тщетные надежды на капитальный ремонт их жилья...» - так прямо и пишет, разоблачая себя с головой, Гецман в письме-доносе   начальнику ГУ МЧС по Ставропольскому краю И.Одеру.
Сейчас Можарова, проработавшая в системе МЧС четверть века, без работы: она вдова, мать четверых детей, двое из которых, а также старенькая мама находятся на ее содержании. Точнее находились, пока она работала, сейчас все они в безвыходном положении, без средств к существованию.            
Дознаватель Нефтекумского РОВД Людмила Беловодова держит под страхом возбуждения уголовного дела «по клевете»  жительницу Затеречного Татьяну Зайцеву - за то, что та написала письмо в нашу газету, опубликованное  под заголовком «Капремонтом и не пахло». 
Дознавательница сплошь и рядом нарушает закон, склоняет Зайцеву к «примирению» с Дрогалиным, о котором в самом письме не было сказано ни слова. Должно быть, молодая сотрудница милиции хочет повторить «подвиг»  нефтекумской Фемиды, в  свое время  также  нагло и беззаконно обвинившей в «клевете» Зайцеву, всего лишь пожаловавшуюся министру ЖКХ на Дрогалина, отказавшего ей в ремонте жилья.
Кто и какими способами пытается заткнуть рты людям, дающим показания по «делу о капремонте», мы расскажем в следующем номере.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий