Поиск на сайте

 

 

 

В российском правительстве до сих пор плохо представляют, что делать с пенсионной системой.

 

Грандиозная новость, российской общественностью почти не замеченная: в ближайшее время гигантский, многомиллиардный Стабилизационный фонд поделят на Резервный фонд и Фонд общественного благосостояния (Фонд будущих поколений).
Средства последнего планируется расходовать на создание Банка развития, Инвестиционного фонда, Российской венчурной компании и еще нескольких подобных институтов, а порядка 170 млрд. - на пенсионную реформу.
Что это будет означать для простого россиянина? Об этом обозреватель «Открытой» беседует с руководителем Центра социальных исследований и инноваций Института экономики РАН, доктором экономических наук Евгением ГОНТМАХЕРОМ.

 

- Евгений Шлемович, недавно кандидат в президенты, первый вице-премьер Дмитрий Медведев резко раскритиковал состояние пенсионной системы России: дескать, ее нужно радикально менять. Вы разделяете опасения Медведева?
- Нет, не разделяю. То самое заявление, о котором вы говорите: «Пенсионное обеспечение у нас сегодня крайне неудачное, пенсионная система сложная... Систему эту мы будем менять уже в этом году», Медведев сделал 11 декабря на встрече с моряками на борту рыболовецкого траулера.
Вечером того же дня на встрече с журналистами в Мурманске он сказал уже совсем другое, что сам «каркас» пенсионной системы менять не нужно. То есть кандидат в президенты сделал два взаимоисключающих заявления в течение одного дня. На мой взгляд, это свидетельствует о том, что в правительстве до сих пор плохо представляют, что делать с пенсионной системой.
- Бывший министр «социалки» Михаил Зурабов в прошлом году на заседании правительства тоже запальчиво бросил, будто пенсионная реформа «себя не оправдала».
- Давайте сначала разберемся, что такое пенсионная реформа. В России сегодня трудовая пенсия по старости состоит из трех составляющих. Первая - это базовая часть, примерно одинаковая для всех, которая гарантирована государством. Вторая часть - страховая пенсия, зависящая от зарплаты и трудового стажа каждого конкретного работника.
Наконец, третья часть - накопительная. Она формируется за счет средств, которые работодатель перечисляет в казну в составе Единого социального налога (это 6% от зарплаты работника). Эти деньги граждане могут передать на «хранение» в государственную или частную управляющую компанию либо в негосударственный пенсионный фонд. Введение накопительной части пенсии шесть лет назад и стало стартом пенсионной реформы.
- Но ведь существует она не для всех граждан, а только для тех, кто родился позже 1966 года.
- Верно. Из этого мы и делаем простой вывод - оценить эффективность сегодняшней пенсионной реформы мы сможем лишь когда на пенсию станут выходить эти люди, нынешнее поколение «тридцати-сорокалетних». То есть примерно через 15-20 лет. Сейчас же рассуждать об успехе или неудаче реформы, - дело неблагодарное, это обычная демагогия, политическая спекуляция.
Впрочем, подобный «спекулятивный запал» я давно замечаю у представителей нашего правительства. Вот, например, сейчас тот же Медведев говорит, что в результате демографических новаций и нацпроекта «Здоровье» женщины стали больше рожать.
Тоже неверная оценка. Нынешний всплеск рождаемости связан, скорее, не с успехами нацпроекта, а с тем, что в детородный возраст вступает многочисленное поколение - внуки тех, кто родился сразу после войны. Рассуждать об успехах мы сможем только когда нынешнее поколение женщин выйдет из возраста деторождения - примерно через 10-15 лет.
- И все же вернемся к пенсиям. На мой взгляд, заявления руководителей государства о неэффективности пенсионной реформы все же имеют под собой основу - дефицит Пенсионного фонда РФ уже превышает 100 млрд., а к 2011 году, по прогнозам, так и вовсе перевалит за 1 трлн. рублей. Откуда брать деньги, чтобы восполнить эту гигантскую «дыру»?!
- Да есть масса предложений! Например, Егор Гайдар предлагает приватизировать все госкомпании, а вырученные от их продажи средства напрямую направить в Пенсионный фонд РФ; Борис Немцов - сделать каждого нынешнего и будущего пенсионера акционером крупных госкомпаний, чтобы уровень пенсий напрямую зависел от их прибыльности; Никита Белых - пойти по пути Норвегии, превратив нынешний Стабфонд в Национальный пенсионный фонд, средства которого будут равномерно распределены между всеми гражданами страны (по сути, в виде накопительных счетов).
Реальны или нет эти предложения - вопрос второй, главное - они демонстрируют, что деньги у государства есть, оно лишь должно ими умно распорядиться.
- Но ежели где-то, а именно в Пенсионном фонде, прибудет, то в другом месте обязательно убудет...
- Несомненно. Чтобы вложить деньги в пенсионную реформу, нужно будет отнять их, скажем, у обороны и госаппарата. Или, например, отказаться от вливания миллиардов долларов в госкорпорации, от инвестирования огромных бюджетных средств в экономику - собственно, этим вообще и не государство заниматься должно, а частный бизнес. Но для этого нужна политическая воля.
В долгосрочной перспективе же особых подвижек я не вижу. Приняли в этом году трехлетний бюджет: рост расходов на бюрократию сохраняется прежний, на уровне 15-20% в год, а траты на «социалку» - мизерные: скажем, ассигнования на культуру даже сокращаются, на образование и здравоохранение вырастают на доли процента. Вот и вырисовывается список приоритетов нашего государства.
- Наверное, не стоит умалять достоинств наших бюрократов. Ведь стартует же новая система «1000+1000», когда на каждую тысячу рублей добровольного пенсионного взноса вкладчик получит еще тысячу от государства.
- Идея, кто бы спорил, прекрасная. Но как ее будут реализовать - вопрос открытый. Суть системы следующая: вы пишете заявление в своей бухгалтерии, чтобы из вашей зарплаты ежегодно отчислялась определенная «пенсионная» сумма - от 2 до 10 тысяч рублей в год. Каждый год к ней государство будет добавлять еще столько же из средств Стабфонда - точнее, Фонда будущих поколений, который появится 1 февраля. Но мне не совсем ясно, кто тот таинственный субъект, который захочет включиться в эту кампанию.
- Что вы имеете в виду?
- Фактически, за бортом этой новации остаются люди в возрасте 40-50 лет. В пенсионную реформу, нацеленную на создание накопительной части пенсии (о чем мы говорили выше), их не включили. Система «1000+1000» тоже мало что им даст - за оставшиеся до пенсии 10-15 лет они вряд ли сумеют заработать на достойную старость: даже если они сегодня включатся в новую программу, то прибавка к их пенсии составит лишь несколько сот рублей. То есть им придется надеяться исключительно на милость государства.
Доходность накоплений при схеме «1000+1000», которая предлагается сегодня, прямо скажем, не самая высокая. То есть у этой программы будут свои конкуренты. Например, для состоятельных людей проще «заморозить» свои средства в недвижимости, золоте, ценных бумагах. А вот для бюджетников с невысокой зарплатой, для которых и 10 тысяч рублей в год - большие деньги, вполне можно было бы ввести коэффициент «100+1000» - еще раз повторюсь, средства у государства на это есть. Или, скажем, «1000+1000+1000», когда помимо государства к средствам самого работника «накидывает» еще и работодатель. Есть у этой схемы еще одна слабая сторона - она не «переваривает» наличные деньги. Допустим, лежит у вас дома тысяча долларов, вы бы хотели пустить их на будущую пенсию - но не можете, закон не позволяет. Эти деньги нельзя даже перевести на накопительный пенсионный счет банковским переводом - только через бухгалтерию компании-работодателя. А как быть, например, людям, которые трудятся на малых предприятиях, где зачастую даже бухгалтерии нет?
- Видимо, это сделано, чтобы в пенсионную «копилку» не попали «серые» деньги.
- Получается, государство исповедует по отношению к своим гражданам «презумпцию виновности»: дескать, если у тебя есть лишние деньги, значит, ты их или украл, или нечестно заработал.
- Кстати, считается, что нынешняя кампания по легализации «серых» зарплат тоже идет на пользу пенсионной системе - чем прозрачнее в стране финансовые потоки, тем больше платится налогов, соответственно, тем выше пенсионный отчисления.
- Это было бы справедливо в любой другой стране, но только не в России. Судя даже по официальной статистике, продолжающаяся уже не первый год кампания по «отмыванию» зарплат не принесла значимого эффекта - собираемость налогов выросла незначительно. Даже снижение Единого социального налога на 10 процентных пунктов практически не улучшило его собираемость.
- Почему?
- Собственно, почему существует зарплата «в конвертах» да и вообще вся «теневая» экономика? Допустим, я работодатель. Помимо налогов, сборов, обязательных отчислений государству я вынужден платить еще один серьезнейший налог - коррупционный. Вокруг меня каждодневно кружат проверяющие: пожарные, прокуратура, милиция, Роспотребнадзор - и все просят: «Дай, дай!»
Откуда у меня деньги, чтобы платить им мзду? Из тех налогов, которые я недоплачиваю государству, с теневого оборота. То есть государство, плодя контролирующие ведомства (а по сути - коррупцию) само поощряет существование зарплат «в конвертах».
- Евгений Шлемович, и все-таки существует ли универсальный рецепт оздоровления российской пенсионной системы?
- Что касается нынешних пенсионеров, то рецепт может быть только один - постоянное повышение пенсий и расширение спектра льготных социальных услуг. Казалось бы, пенсии и так постоянно повышаются (например, с 1 декабря базовая часть пенсии выросла на 300 рублей), но при этом они все равно не поспевают за ростом цен.
Не стоит забывать, что инфляция, которая стала бичом российской экономики, сильнее всего бьет по бедным. Фактически, последние два года пенсии в реальном исчислении не росли.
Кроме того, несмотря на все потуги правительства, пенсии растут значительно ниже зарплат. «Коэффициент замещения» (отношение средней пенсии к средней зарплате) в России за последние годы неуклонно снижался, и сейчас катастрофически низок - он составляет около 25%, то есть вышедший на пенсию гражданин, как правило, будет получать только четверть привычных доходов.
- А что касается граждан моложе 40 лет, которые попали в «оборот» пенсионной реформы?
- Для них такой «рецепт» - стимулирование частной инициативы, чтобы они несли свои пенсионные сбережения в негосударственные управляющие компании и пенсионные фонды. Сейчас в России «частникам» доверились лишь 5% тех, кто имеет накопительные счета - по меркам экономически развитых стран это позорно мало. Нужна  активная разъяснительная работа. Надо объяснять людям, что вложения в частные компании практически безрисковые - даже в случае банкротства этих компаний все финансовые обязательства по их долгам несет государство. Кто это знает? Единицы.
- Вы думаете, государство намеренно не информирует граждан о широких возможностях «частников»?
- Возможно. Чтобы основная масса пенсионных накоплений «прокручивалась» через государственный Пенсионный фонд. Иначе на какие шиши строились бы напичканные сверхсовременной электроникой мраморные дворцы для отделений фонда по всей стране?! В прошлом году Счетная палата установила, что объем незавершенного строительства объектов Пенсионного фонда составляет 1,6 млрд. Говорят, что именно страсть его подчиненных к шикарным особнякам стоила должности руководителю ПФР Геннадию Батанову, который в прошлом году ушел в отставку.

Беседовал
Антон  ЧАБЛИН

 

Армагеддон 30 января 2008, 08:47

Нет! болтание приятно - пустозвонье, мишура. Фон - экзотика занятна - обрамление - пурга. Кофе! взгляд спокойный, ясный - чуть из юности пассаж..., и добыча - престарелый... ... загасенный... ловелас. Он! граммульку: за победу; за соленый Перикоп; за доверенность по-средам... - струганул себя... во - гроб. Всё! и всё, и вся открыто, застрочил нотариат, что прописано - прошито, а за дверью только ад. Да! растленья кумачевы - коммунизма мотыльки, для Гулага нет, не новы, щепки леса, червячки.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий