Поиск на сайте

 

 

Третий год ставропольская городская комиссия по инвалидности гоняет пожизненного инвалида на проверку:не вырос ли у него ампутированный тазобедренный сустав

 

Жуть стала лучше, жуть стала веселее. Жуть действительно стала веселее. Взять, например,  такое печальное  дело, как освидетельствование для  получения  группы инвалидности.  Казалось бы, какое уж тут веселье!  Но, оказывается, при правильном  подходе и здесь можно от души посмеяться над калекой,  по недомыслию  полагающим, что сам факт наличия патологии вполне достаточен для медицинской комиссии. По-доброму, конечно,  посмеяться, ведь  смех, как известно,  сам по себе лечит. 
Показателен  мой случай. После ампутации тазобедренного сустава я стал не очень хорошо ходить. Каждое  посещение  поликлиники  связано  с определенными трудностями. Но ходить приходится, иначе останешься без пенсии. Чтобы попасть на комиссию, надо отстоять большие очереди на сдачу множества анализов. Человек по-настоящему больной сделать этого, конечно, не может
Наивные люди в Правительстве РФ,  поэтому  решили  составить список болезней, при которых инвалидность назначается пожизненно. Есть даже постановление правительства от 7 апреля 2008 года за номером 247, утверждающее этот список.
В параграфе номер 23 там написано, что ампутация тазобедренного сустава является основанием для получения пожизненной инвалидности.  Коротко и вроде ясно постановлено.  Новый сустав уже не вырастет, чего же заставлять человека  ходить на ежегодные проверки?
Решить-то решили, но  не учли они там, наверху,  мнение доктора Елены Лыковой из города Ставрополя. А напрасно, ведь эта дама - председатель городской комиссии по инвалидности.  И, как она мне сама сказала, уже двадцать пять лет работает в медицине.  Поэтому, руководствуясь не какими-то там постановлениями, а совсем другими  соображениями, она уже третий  год после выхода постановления отправляет меня на перекомиссию.  Каковы же они, эти соображения?
Дело нешуточное, речь идет о нарушении статьи №268 десятого раздела УК РФ «Преступления против государственной власти». В статье говорится о превышении должностных полномочий.
Ясно,  что мне, человеку простому, к тому же пробывшему в общей сложности восемь часов под наркозом, а это, как мы понимаем, не способствует улучшению сообразительности, самому ответить на такой вопрос не под силу. И отправился я за ответом в краевую комиссию. 
Ответа, правда, я и там не получил, но зато мне объяснили, что в случае несогласия с их решением я должен отправиться в Москву  для прохождения федеральной комиссии. 
У  писателя  Джо Хеллера есть замечательный роман «Уловка 22».  В этом романе рассказывается  об американских летчиках периода  Второй мировой войны.  Чтобы получить освобождение от полетов по причине нервного заболевания, летчику достаточно было написать заявление. По закону. Но к закону  была поправка под номером 22, в которой говорилось, что человек, способный написать такое  заявление, годен к полетам.  Вот и всё.
Мы, к счастью, живем не в Америке, поэтому у нас никаких поправок-уловок нет и в помине. И так ясно, что человек, с трудом передвигающийся по городу, ни в какую Москву не поедет, да и размер пенсии несопоставим с затратами, связанными с такой поездкой. Нам уловки ни к чему. Если закон противоречит интересам чиновника, тем хуже для закона.  Но вот каковы же они, эти интересы? 
Долго я думал над этим, и наконец осенило. Чего не хватает человеку, попавшему в ситуацию вроде моей? Да, конечно, не хватает ему простого человеческого веселья. 
А как такого  развеселить, иначе чем предложив ему  отправиться в столицу в поисках управы на врачей-шутников?!  И знаете, как только меня осенило,  мне стало так смешно, что просто жуть как смешно. 
Решил вот поделиться этой радостью с читателями «Открытой» газеты. Особенно бы хотелось привлечь внимание к общему веселью  работников тех органов, которым по службе положено разбираться в комичных ситуациях, когда  смехотерапия  выше закона.  
И еще хотелось бы  через газету обратиться к товарищам по несчастью,  пусть бы и они рассказали, как это получается, что большинство  инвалидов  с такой же патологией, как у меня, имеют вторую пожизненную группу, а у меня третья, и  ее надо подтверждать каждый год. Что я делаю не так? Может, мне просто чувства юмора не хватает? Или я чего-то  недопонимаю? 
Друзья, напишите, расскажите,  как вы проходили освидетельствование, сколько потратили на него. Здоровья и нервов. Только вот не надо анонимных писем. Если мы соберемся вместе и обсудим между собой процедуру, может быть, это заставит господ чиновников считать нас людьми.
А может быть, мы даже сумеем  их тоже развеселить, как они нас.  У одного отдельно взятого человека это, скорее всего, не получится. Во всяком случае у меня не получилось. Когда я указал госпоже Лыковой на сходство деятельности комиссии по инвалидности и клоунады, она почему-то обиделась.
Хотя все признаки сходства налицо. Ведь кто такой клоун? Это ряженый,  выступающий на потеху публики. Ну а  как назвать людей, одевших  белые халаты и рекомендующих человеку, больному остеомиелитом  и  сахарным диабетом, пройти протезирование тазобедренного сустава?
Эндопротезирование  строго противопоказано при остеомиелите, а диабет увеличивает риск в разы, некоторые источники говорят об увеличении на порядок.  Даже одного  из этих заболеваний вполне достаточно, чтобы операция дала  очень плохой, скорее всего летальный, результат. Это уровень знаний фельдшера. Но плохой-то результат плохой, зато какой смешной! Так кто же все-таки эти люди в белых халатах, как не клоуны, если смех для них – всего дороже?
И вот что интересно,  ведь ни с кем из них лично я не знаком, то есть личная неприязнь здесь исключена. Но все вместе эти люди в белых халатах готовы отправить на тот свет  человека, совершенно случайно попавшего к ним в руки. Так почему же они в белых халатах, если не ряженые?!
Так что пишите в газету или звоните мне лично по телефону: 8-906-412-29-11. Али Гаджиевич Сафаров.
Не надо бояться откровений, мы ведь не станем выносить сор из избы. Просто обсудим между собой, кто же мы такие – твари дрожащие или право имеем.  Кстати, все это не так бесполезно, как может показаться. Промежуточная победа уже одержана. Перепугавшись серьезности моих намерений, Лыкова пошла на попятную и  переделала свое  заключение с одногодичного на пожизненное. Вместе мы добьемся большего.

 

Али САФАРОВ
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий