Поиск на сайте

 

 

Многодетная мать из Арзгирского района уже два месяца не знает, где находится её сын, арестованный за кражу неисправного аккумулятора

 

Таинственное исчезновение
Мы познакомились с Натальей Гвоздецкой с месяц назад в приемной краевой прокуратуры. Она - мать девятерых детей, живет в Арзгире. В  краевую прокуратуру обратилась с просьбой найти ее 19-летнего сына Ивана Гвоздецкого. Она уже месяц не знала, где он находится. Искала его повсюду.
В последнее время Иван и его 17-летний брат работали в поле у корейских предпринимателей. В разгар сезона на неделю уезжали на поле, там жили и работали, домой возвращались только в выходные.
- В тот день, когда Ваня исчез, он вернулся с работы домой, переоделся в чистую одежду и ушел с друзьями, - рассказывает его мама Наталья Гвоздецкая. - Домой ночевать он не пришел, а наутро вернувшийся с работы зять сказал, что видел его у вневедомственной охраны, оттуда его забрали в милицию, вроде бы он был нетрезвым, вроде бы административный арест.
Но прошло три дня, положенных для административных арестов, мальчишка домой не возвращался. И мать стала бить во все колокола.
В милиции, куда Наталья Гвоздецкая обратилась 6 августа, ее ошарашили известием: якобы сына задержали за кражу. Однако на вопрос Натальи, где ее сын находится в настоящее время, никто ничего вразумительного не сказал. Один из полицейских даже пообещал ей тут же устроить с ним встречу, однако, когда уже собрался вести ее в камеру, выяснилось, что в Арзгирском ИВС (изоляторе временного содержания) мальчишки на тот момент уже не было. 
Никаких решений суда об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу Наталье Гвоздецкой никто не показал.

 

Ну и адвокат!
Мы подключились к поискам пропавшего уже в начале сентября. Вместе с Натальей Гвоздецкой приехали в районную милицию. Следователь Арзгирского ОВД  А.С. Черныш показал ей два  постановления, вынесенные им 6 августа, о возбуждении двух уголовных дел. В одном говорилось, что на днях ее сын Иван унес с  чужого хоздвора  шесть неработающих аккумуляторных батарей (заметьте, каждая весом около 20 кг(!)  -что-то уж очень сомнительно для одного не слишком крепкого парня) общей стоимостью 1794 рубля.
А из второго постановления следовало, что буквально через несколько дней с другого хоздвора он «из корыстных побуждений» унес сломанную газовую колонку стоимостью 2784 рубля.
Написали мы от имени матери Натальи Гвоздецкой ходатайство в районную прокуратуру об изменении меры  пресечения  Ивану Гвоздецкому на подписку о невыезде. В наши дни, нам казалось, никто уже за мелкую кражу поломанного имущества в тюрьму не отправляет.
Да и мать утверждала, что ее сын – больной человек,  состоит на учете в психиатрической больнице, постоянно нуждается в приеме психотропных препаратов.
Мы проконсультировались в больнице у врача, где наблюдается Иван Гвоздецкий. Неулептил и афобазол, которые по назначению врача принимает Ваня, действительно очень серьезные препараты.
Мы выяснили, что назначенный  Ване адвокат в интересах обвиняемого ничего не сделала, даже не сообщила о возбуждении уголовных дел в отношении Вани его семье.

 

Круговорот воды в природе
Как только мы написали ходатайство об изменении меры пресечения в прокуратуру, на следующий же день получили отказ. Зампрокурора районной прокуратуры  Е.Б. Тедеев, сославшись на то, что прокурор не уполномочен рассматривать ходатайства  участников уголовного судопроизводства, переправил обращение в следственный отдел Арзгирского ОВД и порекомендовал, как и положено в таких случаях, обратиться в суд.
Мы в суд и обратились, ведь первоначально избрать меру пресечения по закону должен был судья. Однако из суда ходатайство наше опять отправили в Арзгирский ОВД.
Вы знаете, какой оттуда пришел ответ? В тот же день, 13 сентября, следователь  ОВД Черныш вынес постановление о полном отказе в удовлетворении ходатайства. Обязательное содержание Гвоздецкого под стражей он объяснил тем, что постановление суда об избрании ему меры пресечения в течение трех дней ни адвокатом, ни обвиняемым обжаловано не было - значит,  они были согласны с таким постановлением.
Через несколько дней тот же следователь Черныш на это же ходатайство ответил,  что направил уголовное дело в районную прокуратуру, в связи с чем не может данное ходатайство рассмотреть по существу.
То есть решил нас «завести» на уже пройденную дорожку по новому кругу: полиция – прокуратура - суд – опять полиция.

 

Так где же мальчик?
Еще 1 сентября, только познакомившись с Натальей Гвоздецкой в приемной краевой прокуратуры, мы позвонили помощнику начальника  ГУ МВД по Ставропольскому краю, попросили помочь в розысках пропавшего. Через несколько дней также по телефону нам сообщили, что он находится в Пятигорском ИВС. Почему в Пятигорске? Ведь никаким образом кража в Арзгирском районе к Пятигорску не имеет никакого отношения. На этот вопрос ответа никто не дал.
Зато через несколько дней все тот же следователь Черныш впервые уведомил родственников, что место содержания под стражей их сына Ивана изменено и с 13 сентября его опять перевели в Арзгир. Наталья Ивановна даже смогла тогда его увидеть. С тех пор опять не знает о местонахождении сына. В Арзгирском ОВД говорят, что у них Вани нет. А где он находится, не говорит никто. И документов о  переводе его в какие-то другие учреждения никто не показывает.
По неофициальным каналам мы смогли узнать, что Иван находится в Пятигорском СИЗО, но официально нам никто этого не подтверждает.  Что могут сделать с больным человеком, каких еще «навешать» на него уголовных дел для отчетности?! Неизвестно, как поведет себя молодой мальчишка, не искушенный в милицейских подставах, лишенный медицинских препаратов, без которых его психическое состояние колеблется от крайней степени агрессии к полному подавлению воли.
Мы пытаемся принять участие в судьбе Ивана, но без его на то согласия это сделать невозможно. А получить это согласие, не зная точно, где находится человек, тоже нельзя.
Да и потом, никак не можем взять в толк, почему человек, только подозреваемый в  мелкой краже, должен более двух месяцев находиться под арестом?

 

Светлана СОБОЛЕВА,
Владимир ДЕРЕВЯНКО,
правозащитники
Пятигорск - Арзгир - Ставрополь

 

Константин НЕБЫТОВ, эксперт по вопросам психологии и психофизиологии человека, член палаты судебных экспертов, Ставрополь:
- При наличии выраженных психопатологических расстройств в виде аффективной возбудимости, агрессивности (диагноз, который ставили лечащие Ивана Гвоздецкого  врачи) применяют неулептил - нейролептик с антипсихотическим действием. Мы видели, врачи выписывали ему именно этот препарат. А он обладает седативным действием, регулирует поведение человека, снижает  психомоторную активность, острое  возбуждение. Прекращение приема препарата может привести к  снижению  контроля за поведением.

Теги: Арзгир


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий