Поиск на сайте

 

Ставропольский адвокат Вадим Панков и «Открытая» газета довели до справедливого финала резонансное «дело полицейских», выбивавших признательные показания из студента, обратившегося к ним за помощью

 

Два года назад «Открытая» газета начала журналистское расследование по факту избиения ставропольскими полицейскими студента медакадемии, сына сельского священника Романа Чекрыгина.
Летом 2011 года в здании ОВД Промышленного района Ставрополя его истязали начальник межрайонного отдела по борьбе с квартирными кражами УВД Ставрополя, сотрудник краевого полицейского главка Иван Карабут и оперуполномоченный этого же отдела Александр Кобелев.
Они заставили парня, обратившегося к правоохранителям с заявлением о краже денег, оговорить себя – мол, деньги он истратил сам, а после решил написать заведомо ложный донос...
Расследование этого преступления было долгим и мучительным, уголовное дело дошло до суда только благодаря принципиальной позиции прокурора Ставропольского края Юрия Турыгина, взявшего под личный контроль расследование этого преступления, широкий общественный резонанс которому придали публикации «Открытой» газеты.
То ли большие связи отца Ивана Карабута – нынешнего краевого министра по социальной политике, то ли высокопоставленные ходоки-просители второго фигуранта по делу Александра Кобелева влияли на ход дела, но месяц за месяцем безымянные силы успешно тормозили расследование, пытались его рассыпать, подвергнуть сомнению показания пострадавшего.
Они испробовали все методы воздействия на потерпевшего и его отца-священника – от угроз до попыток подкупа.
Но особо потрясли и меня, как адвоката, и журналистов, работавших над материалами, степень нравственного падения подозреваемых, неистребимая тяга к подлости, которую не остановило даже благородство их жертвы, готовой было уже простить преступников, когда они, прикинувшись овечками, просили прощения.
И на эту удочку православная жалостливая и добропорядочная семья священника почти попалась: еще немного – и их обидчики в полицейской форме могли бы остаться, что называется, при своих интересах – продолжать службу, получать звания и награды.
Но оказалось, что в этот самый «примирительный» период они вынашивали планы иезуитской мести, задумав ложно обвинить Романа Чекрыгина еще в одном преступлении, которое привело бы его в тюрьму. Как выяснилось на следствии, полицейские склоняли свидетелей дать показания против потерпевшего: мол, он хранит наркоту…
Подбросить студенту-медику наркотики не составляло бы труда. Но один из свидетелей оказался человеком порядочным и, выйдя из Промышленного ОВД после разговора с Кобелевым, склонявшим его к ложным показаниям, тут же предупредил Романа о готовящейся против него провокации.
Несмотря на все препоны, в сентябре прошлого года дело поступило в Промышленный районный суд для рассмотрения по существу. И здесь его рассмотрение было весьма нелегким. Ни Иван Карабут, ни Александр Кобелев виновными себя не признали и, несмотря на полное изобличение в совершенном ими преступлении, в содеянном не раскаялись.
Суду пришлось скрупулезно сопоставлять их доводы с показаниями самого потерпевшего, свидетелей, заключениями судебно-медицинских экспертиз, которые полностью подтвердили факт нанесения Чекрыгину телесных повреждений при обстоятельствах, которые точно совпадают с показаниями последнего.
Это же подтвердил и врач, долгое время лечивший Романа после издевательств над ним полицейских. При этом медик заметил, что люди с телесными повреждениями, которые им причиняют сотрудники полиции, в больницу обращаются довольно часто.
Федеральному судье Александру Последову пришлось с особой тщательностью и щепетильностью проверять все доводы сторон. Можно с уверенностью догадываться, какому нажиму он подвергался со стороны должностных лиц, пытавшихся обелить обвиняемых, не дать состояться обвинительному приговору. Давили и на жалость: обвиняемые – люди семейные, у них дети, страдающие родители. У судей ведь тоже не каменное сердце, оно тоже болит и мается…
Чтобы перед таким давлением устоять, надо иметь незаурядное мужество, дорожить судейской честью, ее независимостью.
Федеральный судья Последов, человек деликатный и интеллигентный, таким мужеством несомненно обладает, а это и есть проявление истинного профессионализма. Благодаря кропотливой судейской работе председательствующего по делу справедливость восторжествовала.
Анализ всех обстоятельств уголовного дела изложен на 30 листах печатного текста. Суд ко всем исследованным в ходе судебного следствия доказательствам подошел с позиции объективности и беспристрастности. А совокупность всех доказательств суд нашел достаточной для вынесения обвинительного приговора.
Приговором Промышленного районного суда Ставрополя от 11 июня 2013 года Карабут И. А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года условно с испытательным сроком в 4 года. Он также был лишен права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года.
Этим же приговором Промышленного районного суда Ставрополя Кобелев А. Ю. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, и ему было назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года. Он также лишен права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 2 года.
Да, реального срока наказания – тюремной отсидки – истязатели не получили. Но мы – журналисты, сторона защиты, пострадавший студент и отец Георгий – считаем приговор справедливым, признав и его гуманную составляющую.
Не тюрьма исправляет человека, а осознание им своей вины, глубокое раскаяние. Карабут и Кобелев серьезно наказаны тем, что годы будут находиться под присмотром, что надолго отлучены от профессии, которой посвятили годы учебы – правда, не научившись в ее процессе главному – сопереживанию людям.
Но теперь у них есть время переосмыслить многое в своей жизни, примерным поведением доказать суду и обществу, что способны на исправление без изоляции от среды обитания.
В заключение еще раз уважительно отметим то, какая огромная и обстоятельная работа была проведена судом. Между тем журналисты «Открытой», также отметив классную работу Последова, его объективность и беспристрастность, выяснили, что судейский профессионализм Алексея Юрьевича у него в крови от рождения. Его родители являются судьями Ставропольского краевого суда в почетной отставке (а мама еще и член президиума), всегда пользовались авторитетом среди коллег и уважением тех, чьи судьбы они решали в здании Фемиды, безотносительно в чью пользу выносились вердикты. Ведь люди все равно понимают, насколько справедливо или несправедливо были осуждены, чем руководствовались служители правосудия, определяя степень наказания.
Мало кто из простых людей осознает парадокс: Закон и Справедливость не всегда совпадают. И в этой правде нет судейского греха – так прописаны Кодексы.
Но еще раз повторимся: «железобетонность» ряда их статей гуманизируется (или ужесточается) внутренним убеждением судей, которое – по закону! – ложится в фундамент выносимых ими вердиктов.
Чем они воспитаннее, образованнее, чем тоньше и глубиннее у них морально-нравственная составляющая, тем более справедливы с позиции гражданских, общественных и государственных интересов выносимые ими решения.
В иных случаях из вердиктов, хоть и обложенных статьями Кодексов, как иглы из дикообраза, торчат исключительно частные «интересы», на обслуживание которых люди в мантиях бросают должностной ресурс вместе с долгом и честью.

 

Вадим ПАНКОВ,
адвокат адвокатской палаты
Ставропольского края

 

Русофобия27 июня 2013, 23:38

Военный гарнизонный суд Нальчика приговорил к двум годам лишения свободы условно ингушского офицера за убийство солдата из Ставрополя. В Ингушетии во время учений офицер застрелил русского солдата-срочника Максима Кузнецова, когда тот, стоя в карауле и увидев идущего по территории части человека, скомандовал: «Стой, стрелять буду!» Несмотря на то, что солдат действовал по уставу, офицера Жупиева возмутило наставленное на него оружие. Тогда он вытащил свой пистолет, не подозревая, что он заряжен, и выстрелил в рядового в упор. Получив смертельное ранение, солдат скончался на месте. В процессе судебного разбирательства Жупиев настаивал на том, что не подозревал, что пистолет был заряжен боевыми патронами, видимо, потому и получил условный срок. Пора запасаться оружием и патронами!!!!!!!!!!!!!!

Алексей19 июня 2013, 21:27

Опять поповские дети вышли сухими из воды.. как можно их наказывать? они же святые!!! сам турыгин дело держал на контроле!!!! кто же ему будет перечить... полицию пинают кому не лень, руководству все равно, лишь бы их не трогали... а писака Панков чистый (....) ему лишь бы деньги платили....

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях