Поиск на сайте

 

 

с ухмылкой бросил мент у входа в здание сотруднику «Открытой». И толпа оперативников ввалилась в кабинет ее главного редактора...

 

Люди с улицы «заказали» убийство 
- В нашем здании произошло убийство, об этом только что мне сообщил капитан милиции… - позвонила мне крайне взволнованная сотрудница редакции.
Пока ошарашивающая новость доходила до сознания присутствующих, быстро одолев лестничные пролеты здания, в кабинет главного редактора шумно ввалилась группа из четырех человек. Среди них была женщина, двое офицеров милиции в форме и оперативник в гражданке, который сразу занял охранную позицию за дверью кабинета. 
Через несколько минут женщина приказала «охраннику» привести сюда понятых. Тот сбегал во двор и привел двоих сельских парней, приехавших по делам в одну из фирм, которых в этом здании множество.
Селяне ошарашенно озирали стены редакторского кабинета с призами и почетными грамотами от милиции, прокуратуры, администрации, государственных правозащитных структур и множества прочих организаций. 
Чувствовали, попали не в простую «контору» и с жгучим интересом, открыв рты, ждали, какой же факт преступления им нужно будет подтвердить, - коль вшестером(!!!) обложили кабинет редактора популярной в крае газеты, значит, охотятся не на зайца, а на оч-чень опасную дичь... 
Дело обставлялось как опасная милицейская операция по захвату... Чего? Это выяснилось скоро.

 

Письмо читателя как предмет преступления
Появление милицейской опергруппы в кабинете, где срочно готовился очередной выпуск номера газеты, не допускавший в эти дни никаких отвлечений на посетителей, удивил меня не меньше, чем селян. Но через минуту удивление перешло в несказанное изумление степенью идиотического спектакля, режиссерскую роль в котором тут же взяла на себя дама, изо всех сил пытавшаяся создать видимость некоего правового действа. 
Дама назвалась дознавателем Нефтекумского РОВД Беловодовой и, даже не пытаясь удостовериться, кто же я такая, обозначила цель своего появления - эстрадно зачитала в переполненном людьми кабинете вынесенное лично ею «Постановление о производстве выемки... кабинета главного редактора...». 
Но, слава богу, весь редакторский кабинет нефтекумская дама уносить с собой не собиралась, и сопровождавшие ее здоровенные мужики в форме не были грузчиками. Они были «грузилами» иного рода, создавали устрашающий фон и значимость разыгрываемой дуристики. 
Беру в руки «постановление», читаю и дар речи теряю. Оказывается, г-жа Беловодова совершила длиннющий путь с границы края ради… выемки «оригинала»(?!) крохотного письма в редакцию жительницы поселка Затеречного Татьяны Зайцевой, еще летом опубликованного на страницах «Открытой» под заголовком «Капремонтом и не пахло». 
А теперь наберите в легкие воздуха (как призывает своих слушателей перед взрывом хохота сатирик Задорнов) и прочтите сочиненную Беловодовой убийственную для здравого ума фразу: «Данная рукопись (то есть опубликованное читательское письмо - Авт.) является предметом преступления».
Батюшки мои, страх-то какой! Может, в «данную рукопись» пожилая селянка наркотики заворачивала или «пушку», как господа уголовнички именуют огнестрельное оружие, - и нефтекумским пинкертонам жалоба селянки на свое гнилое жилье позарез как нужна, чтоб преступные «пальчики» отыскать?! 
Правда, и этот труд для них лишний, ибо нефтекумское следствие - это сплошные ясновидцы, которые буравят взглядом любые стены и на любом расстоянии. Не верите? Читаем беловодовское «постановление» дальше: «У следствия имеются достаточные данные, указывающие, что данная рукопись хранится... в кабинете главного редактора Леонтьевой Л.».
«Источником» этого утверждения могут быть только экстрасенсорные таланты самой Беловодовой и ее наставников. А коль шельмоватые экстрасенсы из Нефтекумского РОВД видят сквозь стены, где и что лежит в редакторском кабинете, то они уже все и давно для себя решили и даже вынесли… судебный вердикт: «Данные заведомо ложные сведения(выделено мною - Авт.) были опубликованы… в периодическом издании… «Открытая газета» в №27 от 8-15 июля 2009 года).
А вот с этого места, как говорится, попросим Беловодову объяснить подробнее. Но уже на суде - по готовящемуся сейчас юристами редакции иску к ней и к отделу дознания Нефтекумского РОВД по факту клеветы в отношении редакции газеты. Так что продолжение следует - и мы непременно об этом будем читателя информировать.

 

Как «лепили горбатого»
«Постановление», вынессенное Беловодовой, может стать потрясением для любого мало-мальски грамотного человека, одолевшего хотя бы школьный объем знаний по русскому языку. В тексте редакция обнаружила 18 ошибок - грамматических, синтаксических, стилистических. Некоторые фразы даже правке не поддаются - чтобы понять их смысл, нужен перевод с русского на русский. 
Ну а уж если рассматривать предъявленное Беловодовой «постановление» в качестве юридического документа, то тут вообще свет туши: читая его, юристы из широко известной по публикациям в «Открытой» Региональной общественной организации «Территория Закона» хватались за головы и за животы - от смеха. 
А член Адвокатской палаты Ставропольского края адвокат Вадим Александрович Панков сделал письменный дотошный анализ полученных  редакцией документов - на их правовое соответствие, исходя из Уголовно-процессуального кодекса РФ. Аргументированное перечисление несоответствий заняло у него втрое больше места, чем составляло содержание «документов», которые лепят в Нефтекумском РОВД кому не лень. 
Но «лепят горбатого» с эдакой подловатой провинциальной хитрецой: в качестве мотива «выемки орудия преступления» (то есть читательского письма) Беловодова указывает на возбуждение ею уголовного дела № 43360. А ну-ка уточните, мадам: какое уголовное дело вы возбудили - по какой статье УК РФ, в отношении кого? Это весьма существенное уточнение. 
«Ведь если уголовное дело возбуждено по ч. 2 ст.129 УК РФ (клевета, содержащаяся в средствах массовой информации), то оно должно расследоваться не в Нефтекумском районе, а в Ставрополе, по месту нахождения средства массовой информации, в котором, как считает дознаватель, данная информация была распространена, - говорит адвокат Вадим Панков. - А потому в данном случае налицо грубейшее нарушение правила подследственности, предписывающего расследование преступления по месту его совершения». 
Но передача этого «дела» в Ставрополь, во-первых, означала бы стопроцентный его провал, поскольку сразу бы выяснилось, что «мадам» выполняет чистой воды заказуху, которую она и ее нефтекумские «кураторы» ни в коем случае не хотят выпускать из собственных рук. Потому что им так «удобнее работать» с заказчиком, то бишь с истцом Н. Дрогалиным, решившим вместе с милицейско-судейским тандемом во второй раз влепить «уголовку» жительнице поселка Т. Зайцевой - в назидание всем односельчанам, как и Татьяна, жаловавшимся на его бездеятельность вышестоящему начальству.
Напомним: Н. Дрогалин - начальник Затеречного МУП «ЖКХ», распорядитель колоссальных бюджетных средств, выделенных на капитальный ремонт жилья нефтяников, антигерой нашего журналистского расследования об исчезновении большой части этих денег. О тех, кто стоит и за уголовным делом Зайцевой, и за организацией бешеного прессинга на «Открытую», читайте в последней главе нашего сегодняшнего расследования. 
А теперь снова вернемся к нашим непрошенным гостям, сорвавшим в этот день технологический график подготовки очередного номера газеты.

 

«Дознаватель» под подозрением
Короче, изучив постановление Беловодовой, понимаю: составить подобную «бумагу» мог человек, имеющий весьма приблизительное представление о нормах права. 
За четыре десятилетия своей журналистской деятельности не раз сталкивалась с аферистами, выдающими себя за важные персоны, которые «кололись» на забавных мелочах. Вот и тут мне не поверилось, что передо мной дознаватель. Прошу у дамы ее удостоверение личности.
Мое изумление нарастает: дама с непроницаемым лицом протягивает мне буквально... филькину грамоту - отпечатанную на простом листке «справку» о том, что Беловодова Людмила Федоровна проходит-де службу в Нефтекумском ОВД с июня этого года и что данная «справка выдана взамен (подчеркнуто мною - Авт.) служебного удостоверения». 
Листок без фотографии, без «шапки» силового ведомства, без исходящего номера... Справку эту «на коленке» в подсобке сооружали, что ли?! 
Чудные дела, право слово. Да такие «документы» любой нефтекум-ской шпане по силам произвести, такого добра у аферистов пачками при обысках выгребают, а в судах они в каждом уголовном деле, пахнущем большими деньгами. А тут еще и подпись некоего А. В. Белоруса, якобы подполковника милиции и якобы начальника ОРЛС ОВД по Нефтекумскому району.
Если это и впрямь реальный сотрудник, то его надо немедленно аттестовать на профпригодность. Ибо как это?! -  целый подполковник и не знает, что подписанная им «ксива» никаким аналогом удостоверения личности быть не может. И вдвойне-втройне не может ее быть у сотрудников органов дознания, производящих процессуальные действия. Или Белорусу неизвестно, что удостоверение личности сотрудника милиции подписывается только начальником ГУВД края или его замом?
А если у Беловодовой нет настоящего служебного удостоверения, подтверждающего, что она является полномочным сотрудником силового ведомства края, то чрезвычайно интересно вот что: взамен чего (см. справку - Авт.) нефтекумский подполковник выдал ей «ксиву» собственного производства? Взамен «волчьего билета», справки с зоны, психдиспансера? Или взамен еще чего-то? Но больший смех еще впереди. 
Я немедленно ксерокопирую фальш-справку (дама при этом сильно нервничает) и набираю телефон юриста редакции, руководителя региональной общественной организации «Территория Закона» Игоря Дорохова.
Он в ситуацию «врубается» сразу: «Да-да, это та самая Беловодова, которая усиленно шантажирует жительницу поселка Затеречного Татьяну Зайцеву тем, что направит-де возбужденное против нее уголовное дело в суд. Дознавательница топчет все правовые нормы, я ее лично предупредил, что она понесет ответственность за беззакония. Но дама идет напролом - за ее спиной явно третьи лица... Передайте ей телефонную трубку - у меня к ней вопросы по правомерности ее действий в редакции...»
Беловодова, отлично понявшая, с кем я говорю, трубку не берет. Эта дама с улицы (поскольку ее статус - загадка) берет наглостью: «А я не вижу, кто у вас там на проводе...»

 

Офицеры Октябрьского РОВД на… «охоте»
Всю творческую жизнь занимающаяся криминальными расследованиями, я понимаю: вот она, журналистская «удача» - оказаться в самом центре событий, где я и прямой свидетель, и прямой объект милицейского запугивания и шантажа.
Вальяжно и уверенно рассевшаяся в редакторском кабинете гоп-компания безнадежно тупо играет свои роли, выполняя одним им ведомую задачу. Какую? Кем поставленную? За какие бонусы?
Давясь от внутреннего смеха и боясь спугнуть ход идиотической комедии, строго прошу предъявить удостоверения личности милиционеров. 
С насмешливой ухмылкой тут же демонстрирует служебное удостоверение капитан милиции, заместитель начальника ОВД Октябрьского района Вячеслав Янычев. 
Но никак не могу допроситься удостоверения у его напарника, который показывает его издалека, крепко вцепившись в «корочку» дрожащими руками. Держится агрессивно, явно видит перед собой врага, недостойного всматриваться в изображение его светлой личности. Он лишь на секунды выпустил «корочку» из рук после того, как Янычев с вальяжной небрежностью хозяина положения лениво бросил: «Да отдай ты ей - пусть записывает!»
Я записала: «Лейтенант милиции, инспектор патрульно-постовой службы Октябрьского РОВД Владимир Мурадов». Понятно, почему трусил и нервничал. Ничего себе - самовольно покинул свой пост охраны общественного порядка, чтобы «обезопасить» жизнь двух сотрудников нефтекумской милиции, до одури боявшихся встречи с одной-единственной женщиной - редактором «Открытой». 
Янычев, сдернувший инспектора со службы, по всему, ничего не успел тому объяснить и скорректировать его поведение. С нефтекумскими «товарищами» пресыщенный милицейский капитан дожидался инспектора ППС уже у ворот здания редакции. И был по-охотничьи возбужден и весел в предвкушении провокаторской забавы в кабинете редактора «Открытой». А потому начал забавляться еще во дворе, напугав юную сотрудницу редакции «шуточкой»: «У вас тут убийство...»
В прошлом году вся пресса писала об одном милицейском дуроломе в чине подполковника. Опаздывая на самолет, он позвонил в аэропорт и сообщил о заложенной бомбе. В штатном списке силового ведомства этот подполковник больше не числится, пусть радуется, что хоть не посадили. 
Вот и шутник капитан Янычев изначально ведь знал, куда идет демонстрировать свою силушку, свои погоны - не на захват банды, не к вооруженным преступникам, не к наркодельцам, не на обыск, в конце концов... Я полагаю, что шел он в редакцию именно как на провокацию - застращать, психологически прессануть... 
Очень своеобразная личность этот Янычев, скажу я вам как человек, изучавший психологическую науку. Весь сеанс комедиантства, который капитан осенил своими офицерскими погонами и погонами коллеги-пэпээсника, он просидел молча с потаенной улыбкой на улице, жадно впившись глазами в хозяйку кабинета, не упуская ни малейшего ее движения, изучал: как держится, что говорит, не трясутся ли руки... 
Так в основном ведут себя провокаторы «под запись», то есть с записывающим устройством в кармане. Отлично знают, что действуют беззаконно, но вдруг у их жертвы сдадут нервы - скажет лишнее, будет грозиться, называть интересные имена, а то и запустит ручкой в жирную физиономию... Вот то-то будет матерьяльчик для дальнейшего их шантажа и для торга. 
Возможно, мое предположение близко к истине. На следующий день я решительно направилась к начальнику Октябрьского РОВД Моргуну Александру Ивановичу, будучи совершенно уверенной, что он, опытный, здравомыслящий человек, не в курсе случившегося. Проходя в его кабинет через двор РОВД, увидела там беседующего с кем-то Янычева. Заметив меня, он обеспокоился, но тут же изобразил на лице широкую улыбку. «Ну что, шутничок, нашел убийцу?!» - громко, на весь милицейский двор, спросила его презрительно. 
Капитан широко и блаженно улыбался...
- Ты зачем в редакцию ходил, чего тебе там было нужно? Ты чего там болтал, я спрашиваю? - вопрошал Янычева по телефону слегка ошарашенный моим рассказом начальник РОВД. - Ничего не говорил? Какая, говоришь, запись, какая запись?..
М-да... похоже, провокация готовилась по всем ее подлым канонам, но на этажах вовсе не начальников РОВД. Их просто добротно подставили, эдак смачно посадили в лужу. 
Но вот вопрос: считают ли так сами милицейские начальники? Или давно попривыкли к самостоятельным шагам подчиненных, успешно конвертиру-ющих свои должностные возможности на пользу себе, своим дружкам и приятелям своих знакомых? Эдакий «приработок» через услуги, дань натурой, собираемая с охраняемого ими же поля. 
Это как же расчудесно, вольготно чувствуют себя на государственной службе весельчак, повернутый на убийствах, капитан Янычев и лейтенант Мурадов, беспрепятственно и мгновенно срывающиеся с рабочих мест, чтобы целой кодлой по просьбе «хороших ребят» припугнуть плохого журналюгу!
Кто эти теневые «ребята»? О чем просили, за какую благодарность? Кое-что об этом можно было бы узнать сразу, если бы Александр Иванович Моргун задал ряд очевидных вопросов своим подчиненным в присутствии журналиста. 
Однако не рискнул провести очную ставку мудрый и опытный правоохранитель Моргун. Наверное, понимал: участники свершившегося дуроломства могут при журналисте брякнуть еще такое, за что ему и вовсе краснеть придется. Но мне Моргун обещал твердо, что проведет служебную проверку и доведет до сведения редакции ее результаты.

 

Дуроломам в милиции не место
Не знаю, будет ли начальство «отмазывать» того же Янычева. Но убеждена: люди с бездумным поведением и склонностью к подобным «шуточкам» в силовых структурах работать не должны. В них все время «тикает» часовой механизм, который в любой момент может взорваться синдромом Евсюкова, милицейского майора, стрелявшего по живым мишеням в московском супермаркете. Для них все люди, которых они должны вроде бы защищать, - ми-ше-ни. Ну, не для стрельбы (это крайность) так для провокаций, для прессухи!
Играть мускулами званий, должностей им в огромный кайф. Они легко ведутся на любые просьбы подсобить «хорошим ребятам» с криминальными замашками. 
Лично я довольна тем, что много лет назад смогла настоять на увольнении человека, который мог стать предтечей Евсюкова. Дело было так. Осенью 1992 года в Пятигорск с большой свитой высокопоставленных чиновников на двухдневное совещание прибыл тогдашний влиятельный вице-премьер российского правительства Сергей Шахрай.
На встречу с ним собралось много журналистов, их разместили в пятигорской гостинице под этажом, который занимала многочисленная охрана московских чиновников. 
На самом верхнем этаже всю ночь шла грандиозная пьянка москвичей, не отставали и охранники. Глубокой ночью я в своем гостиничном номере была разбужена страшным грохотом разбивающегося стекла и выламыва-емой рамы. Вскочила и в лунном свете проломленного окна увидела страшную картину - с моего балкона в номер прорывался огромный верзила с одуревшим взглядом и окровавленными от стекол руками.
Я выбежала в коридор с отчаянной мыслью, что готовится покушение на московскую команду, и тут же подняла на ноги всю охрану, которая преступника быстро изловила. Каково же было мое изумление, когда от смущеннной охраны узнала, что безумец с окровавленными руками был офицером пятигоского ФСБ из охраны Шахрая. Перепившегося вдрызг фээсбэшника его друзья заперли в номере (этажом выше моего), вынув из его кобуры пистолет. 
В середине ночи тот проснулся. Пистолета не обнаружил и решил выйти из запертого номера через окно, спустившись на балкон нижнего этажа... 
Он приезжал в Ставрополь, умолял меня о «прощении», без которого-де ему грозило увольнение из органов. Я «не простила», сказав ему, что в «органах» ему работать противопоказано, он может натворить еще черт знает что. И оказалась права. 
После увольнения мужик с головой окунулся в бизнес, за криминал отсидел срок, далее его следы затерялись. Судьбу свою он покорежил сам, но запросто мог сломать жизни других, если б из той дикой истории вышел без последствий. В нем тоже «тикал» часовой механизм синдрома Евсюкова.
Шла я из Октябрьского РОВД и все думала: «Ну как милицейскому руководству понудить народ милицию не бояться, а уважать ее и помогать, если только одним своим визитом в здание, где люди до сих пор мусолят его «шуточку» о якобы случившемся здесь убийстве, офицер Янычев со товарищи сводит все их усилия на нет?» Лично я не хочу отдавать на их содержание свои налоги. И сотрудники «Открытой» не хотят! И жители Затеречного, и наши читатели - тоже! 
Лучше поддержать втрое-вчетверо увеличенной зарплатой личную порядочность и профессиональную ответственность тех сотрудников милиции, которые достоинство своих граждан не роняют и своей честью дорожат. Поверьте, их немало в том же Октябрь-ском РОВД. 
Уважительное благодарное чувство у меня, например, оставили рабочие встречи с участковым Андреем Николаевичем Ломако - четверых детей мужик со своей супругой воспитывает, живет ой как небогато. Хозяин семейства пашет на службе сутками, чтобы не больно сладкая жизнь сограждан на его участке не омрачалась какими-нибудь криминальными уродами.
С удовольствием общалась с дознавателями Октябрьского РОВД Арменом Вячеславовичем Айрапетяном, Евгенией Юрьевной Выродовой... Корректные, профессиональные люди. Пока такие, как они, работают в органах внутренних дел, у милиции есть шанс вернуть себе доверие народа.
Итак, наш читатель уже понял, из чего разыграли весь сыр-бор с изъятием рядового читательского письма нефтекумские следаки, обставив процедуру, как грозную милицейскую операцию, - с понятыми, с офицерами Октябрьского РОВД. Да, именно для того, как мы считаем, чтобы заткнуть рот редакции, доставшей своими журналистскими расследованиями нефтекумской аферы ее пока безымянных участников. Мы полагаем, что за «делом» Зайцевой - Дрогалина маячит все та же персона владельца юрагентства «СРВ» и депутата краевой думы Романа Савичева. В тандеме с судьей Ленинского рай-она Ольгой Денисовой (отправленной недавно в почетную отставку) незаконно изменялись правила подследственности дел, которые пахли большими деньгами. 
Эта спевшаяся парочка издевалась над Фемидой по-черному, проворачивая схемы, казалось бы, совершенно немыслимые для судов общей юрисдикции - Денисова с лету отменяла решения арбитражного суда всех инстанций(?!) по делам с огромной денежной составляющей и писала свои вердикты, прямо противоположные ранее принятым арбитражем, препятствующим захватам чужой собственности. 
Точно по такой схеме скандальным тандемом Денисова - Савичев было выиграно дело о 45 миллионах рублей, которые-де набежали в виде инфляционных процентов тех «ремонтных миллионов», которые в течение пяти лет перечислялись в «контору» Дрогалина. 
Дрогалин и глава администрации поселка Затеречного А. Гецман - клиент владельца «СРВ» Романа Савичева, и гонорар за сломанное решение арбитражного суда юристу-депутату был обещан сумасшедший - треть от выигранной суммы, то есть 17 миллионов рублей. За такие деньги, как мы уже писали, быть «лояльными» рвались, наверное, многие. 
После вынесения денисовского вердикта деньги были сняты со счетов ОАО «РН-Ставропольнефтегаз». После чего этот крупнейший в крае налогоплательщик инициировал возбуждение уголовного дела по факту нецелевого использования (а попросту говоря расхищения) огромных сумм, выделенных нефтегазовым предприятием в качестве добровольного дара на капремонт крайне запущенного жилья нефтяников в рабочих поселках Затеречном и Зимней Ставке.
Сотрудники службы безопасности нефтегазодобывающего предприятия шаг за шагом обошли убогие бараки в поселках и выяснили: абсолютное их большинство настоящего капремонта не дождалось, зато деньги были списаны такие, что на эти суммы можно было купить или построить дома с иголочки. 
Самое потрясающее в этой истории то, что о выделенных на капремонт деньгах за все эти пять лет не узнал ни один житель поселков. Ни один!!! И потому невыносимо больно представлять, как униженно просили престарелые ветераны «выписать хотя бы дощечки для уличного туалета» у распорядителей огромных сумм (молчавших о них в тряпочку) - начальника МУП «ЖКХ» Н. Дрогалина и главы поселковой администрации А. Гецмана, как надменно выпроваживали поселковых стариков эти сытые жучки. 
А люди отчаянно жаловались, куда только могли. Так, два года назад жалобу в краевое Министерство ЖКХ по поводу своего жалкого жилья написала и жительница Затеречного Т. Зайцева. Вот тут и проявился сговор должностных лиц, решивших репрессиями заткнуть отчаянный людской вой. 
Простая, доверчивая, абсолютно беспомощная в правовых вопросах Татьяна Зайцева была удобным объектом для наглядной демонстрации того, что местные «хозяева жизни» могут сотворить с любым жалобщиком - растоптать, отнять последние копейки, «пришить уголовку». Это и проделали с бедной женщиной: Дрогалин, получив незаконно пересланное ему из Министерства ЖКХ письмо Татьяны Зайцевой, тут же накатал иск «о клевете», который взялся рассудить мировой судья участка №3 Нефтекумского района В. Гаврилов. 
Взглянуть бы в глаза г-ну Гаврилову - этому бесстрастному, но, видно, себе на уме человеку в мантии: как стакан воды в себя опрокинул, с легкостью сотворив акт вызывающего неправосудия.
Можно, конечно, хохотать над тем, что судья Гаврилов признал «оскорбительными сведениями» в письме министру ЖКХ, в котором Зайцева жаловалась на бездеятельность Дрогалина, фразу: «Ведет себя как малолетка, ехидно улыбается». Нам смешно, но Зайцева горько рыдала, когда судья (полагаю, он при этом ехидно улыбался), выкатил ей, живущей в бедности, приговор с многотысячным штрафом, большей его частью в пользу Дрогалина, а также пожизненным клеймом судимости по «уголовке».
Разумеется, если б женщина подала кассационную жалобу, то гавриловский вердикт судейская коллегия аннулировала бы вмиг и, возможно, задумалась о профессиональном соответствии криворукого «праводела» из Нефтекумского района. Но откуда у женщины деньги на адвоката? Вот это обстоятельство мстители просчитали точно: на пути их беззакония в этом случае никто не встанет. 
Так что от имени безымянной пока для нас «группы товарищей» из дружной гоп-компании, а вовсе не от имени Правосудия выносил Гаврилов приговор. В этом смысле это был его личный приговор.
Почему я так считаю? Да вот почему: можно допустить, что Гаврилов так же, как и наша сегодняшняя героиня - дознавательница Беловодова - не обладает даже элементарными познаниями в русском языке, не знает значения простейших слов и при этом не желает проводить лингвистическую экспертизу. 
Но вот почему беспощадный к врагам своих друзей мировой судья Гаврилов не желает заглядывать в свои профессиональные святцы, то есть в Уголовный кодекс РФ?! 
Между тем, как пишет руководитель региональной правозащитной организации «Территория Закона» Игорь Дорохов, давая правовую оценку «делу Зайцевой», мировой судья Гаврилов из Нефтекумска (будь он судьей по призванию) был обязан знать судебную практику, основанную на Законе. 
1. Из ч. 1. ст. 130 УК РФ он узнал бы, наконец, что в зайцевском письме нет ни малейшего намека на какие-либо оскорбления. 
2. Из ч. 6 ст. 8 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» он узнал бы, что запрещается направлять жалобы на рассмотрение тому должностному лицу, на которое жалуются. И на этом основании мог бы вынести частное определение, пожурив за нарушение данного закона краевое Министерство ЖКХ, отдавшее Зайцеву прямо в руки мстителю Дрогалину. 
3. Из обзора надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ судья Гаврилов узнал бы, что содержание заявлений, направленных в государственные органы с целью проверки деятельности должностного лица, «не является основанием, чтобы считать доказанным факт распространения ложных сведений». 
Но только ли по причине удруча-ющей профессиональной нелюбознательности мировой судья Гаврилов с легкостью незнайки подменял в деле Зайцевой правосудие кривосудием? Полагаю, его коллеги ответят на этот вопрос отрицательно. 
А потому краевая общественно-политическая газета «Открытая», региональная общественная организация «Территория Закона» обращаются к высшей инстанции краевого суда, лично к ее председателю Александру Юрьевичу Корчагину с просьбой восстановить правосудную истину в «уголовном» деле простой селянки Татьяны Зайцевой. Ведь ее «дело» стало сегодня апофеозом бесчестного судейства и торжества подлого круга лиц, обменивающихся услугами своих государственных должностей. Пусть кто-то возразит, что это не так!
После того как в «Открытой» появился цикл статей о ремонтной афере, для ее потаенных участников замаячила реальная угроза разоблачения и возврата государству тех самых 45 миллионов рублей, перечисленных предприятием после денисовского вердикта в МУП «ЖКХ» Дрогалину. Как он клянется в официальном ответе должностному лицу, на эти деньги «объем работ по капитальному ремонту жилого фонда будет выполнен полностью».
«Клятва», конечно, невыполнима, а потому о ней никто из жителей поселков также не знает. А теперь, узнав об этом из нашей публикации, не возьмет ли наконец поселковое население Дрогалина за «жабры», контролируя на этом поприще каждый его шаг?! Чтобы убедиться: как врал, так и врет...
Но пока крепко запугивает поселковый народ сам вконец обнаглевший в травле людей начальник ЖКХ. Чтобы обуздать жалобщиков, Дрогалин решил повторить в отношении Зайцевой тот же судебный фарс с обвинением ее в клевете, блестяще им на пару с судьей Гавриловым разыгранный.
Какие бонусы на этот раз обещал Дрогалин нефтекумской милиции, чтобы та с азартом принялась лепить буквально из пустоты новое уголовное дело в отношении Зайцевой?! По заявлению Дрогалина дознаватель РОВД Людмила Беловодова, к этому времени проработавшая здесь всего полтора месяца, возбуждает уголовное дело по факту распространения Зайцевой «клеветнических сведений о Дрогалине, порочащих его честь и достоинство, а также подрывающих его деловую репутацию» в письме, опубликованном в «Открытой» под названием «Капремонтом и не пахло». При этом сразу заметим: в крошечном письме Зайцевой, которое мы сегодня перепечатываем, нет упоминания ни о Дрогалине, ни о его должности. 
Полный бред, который в Нефтекумском РОВД вторично вознамерились выдать за новую «уголовщину» «рецидивистки» Зайцевой, поручили «расследовать» Беловодовой, для которой, по моей версии, это дело было тестовым: сумеет выдать черное за белое, значит, станет полноправным членом славного милицейского сообщества в Нефтекумском районе. И настоящее удостоверение ей тогда выпишут, а пока и «справка» для дурачков сойдет. 
Не без основания надеюсь, что удостоверение сотрудника милиции начальник краевого ГУВД Н. Гончаров Беловодовой не подпишет: ведь ему нужны, как того требует и министр МВД Нургалиев, честные и ответственные сотрудники, а не экстрасенсы и режиссеры фиктивных уголовных дел, которые поразвелись в Нефтекумском РОВД.
Прыткая девушка Беловодова очень старалась выполнить задачу превращения законопослушной Зайцевой в «рецидивистку» путем нового уголовного дела. Но районный прокурор не самоубийца, чтобы направить в суд (наверное, там его поджидал тот же мировой судья Гаврилов!) совершенно шизоидное «дело», грозящее всему нефтекумскому отделу дознания большими неприятностями в виде административных наказаний. 
Спасти Беловодову с ее кураторами могло только признание автором письма в редакцию своей несуществующей вины. Уж каким мелким бесом крутилась «условная» дознавательница Беловодова, убеждая Татьяну Зайцеву подписать мировую с Дрогалиным! Если, мол, раскаешься, он тебя простит, и уголовного дела на тебя не будет. 
Большого труда стоило юристам «Территории Закона» объяснить наив-ной и доверчивой Зайцевой, в какую ловушку заводит ее хитромудрая дознавательница, разыгрывая спектакль крайнего благорасположения.Признание Зайцевой несуществующей вины в заметке, где Дрогалиным и не пахнет, ее отказ от претензий по капремонту тут же были бы использованы паникующей от страха разоблачения сворой для нового витка атак на «Открытую»: мол, смотрите, господа, свидетельствами каких рецидивных клеветников эта газета пользуется.
Процедура изъятия читательского письма - «предмета преступления» так и не состоялась: главному редактору недосуг было искать его в огромном редакционном архиве. Да и не нужно оно было вовсе Беловодовой и Ко: до сего дня больше его никто у нас не спрашивал. «Мавры» сделали свое дело и испарились. 
Что и говорить: травля свидетелей, попытки запугать «Открытую» продолжаются. Но надежды их организаторов напрасны. Свободное слово не задушишь и не убьешь.
Конечно, надо что-то делать, пока на Ставрополье не вытоптали последние ростки гласности, свободы слова и мнений, народного волеизъявления.
А то, что эта опасность становится реальностью, многие понимают и пытаются ей противостоять. Несколько дней назад бюро регионального отделения партии «Яблоко» приняло резолюцию, в которой отразило тревогу общественности за подавление на Ставрополье гражданских прав и свобод, в первую очередь свободы слова. Политики призвали все здоровые общественные и политические силы на Ставрополье защищать наше главное конституционное достояние, единственно дающее нам надежду на перемены в стране к лучшему. 
Так что, как пел Окуджава, «возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке». Тем не менее, каждый из нас один на один с собой, мучается в поисках гамлетовского ответа: «Быть или не быть? Вот в чем вопрос... Склоняться ль под ударами судьбы?..»
Кто не склоняется - у того трудный путь. Но и счастливый!

 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор «Открытой» газеты, член Экспертного совета при Уполномоченном по  правам человека в Ставропольском крае

 

То самое письмо Татьяны Зайцевой "Капремонтом и не пахло", которое нефтекумские дознаватели сочли «предметом преступления». А процедуру его изъятия из редакции обставили как грозную милицейскую операцию

Здравствуй, уважаемая редакция! Я живу в поселке Затеречном на улице Почтовой в доме, построенном еще в 1951 году. Когда-то это было общежитие на семь семей.
Поначалу в доме обещали сделать текущий ремонт, потом капитальный, но ничего мы так и не дождались. Из поссовета пришла комиссия, составила акт, что нужно делать. А ремонтировать, например, в моей квартире надо «от» и «до»: двери перекошены, крыша течет, в туалете стены рушатся, в потолке образовалась дыра... Обследование-то власти провели, но ремонт посоветовали делать за свой счет. Но как, ведь у меня таких денег и отродясь не было!
В 2003 году в одной из комнат случился пожар. Работники ЖКХ подбили потолок, поклеили обои, покрасили рамы и написали... «капремонт произведен». Долго я обивала пороги чиновных кабинетов, но все без толку. Правда, в 2005 году мне все же заменили четыре оконных блока, но лучше бы этого не делали – форточки вообще не закрываются, а окно, если откроешь, то без молотка закрыть невозможно; по-прежнему сыплется штукатурка, в щелях виднеется камыш, который полвека назад использовали в качестве строительного материала.
В МУП «ЖКХ» помогать мне отказались, и тогда я написала в Ставрополь. Но в итоге для меня это закончилось плачевно - мне пришлось судиться с местными чиновниками, которые утверждали: в моей квартире был произведен капитальный ремонт. Суд я проиграла, ведь денег на адвоката у меня не было. Так нищей пенсионерке присудили 8 тысяч рублей штрафа, который затем еще долго вычитали из крохотной пенсии. Вот как у нас расправляются с неугодными!

 

Татьяна ЗАЙЦЕВА
поселок Затеречный, Нефтекумский район

 

Александр12 ноября 2009, 08:35
 
 
 
 

Дорогие Женечка и Анюта! Глянь какие вы правильные и на первый взгляд въедливые.... однако с въедливостью и тем более логикой у вас откровенно говоря хреновастенько, поэтому желаю вам оказаться на месте тех пенсионеров в разваливающихся лачугах, прессуемых чиновниками, судьями и ментами...........

Евгений10 ноября 2009, 08:07
 
 
 
 

Вместо того, чтобы раздувать на пустом месте, лучше бы реальными проблемами занялись. Пустые обвинения в адрес работников правоохранительных органов никого не трогают. Если журналистам нечего скрывать, почему бы просто не найти это письмо и не отдать его, а так вы сами себя компрометируете. Смысл вашей статьи на 2 разворота можно заключить в 2 строки.

Анна09 ноября 2009, 14:27
 
 
 
 

Статья очень похожа на "заказную". Главный редактор очень критикует работу дознавателя, стиль ее письма, а сама в свою очередь не гнушается слов "мент","заткнуть рот", "кололись", "зона" и прочее! И насколько известно мне новым сотрудникам органов внутренних дел не сразу выдают удостоверения, а справку может выдать подразделение, где работает сотрудник. Статья тяжело читаема и вызывает только отрицательные эмоции, такое ощущение, что журналисты газеты ведут войну против сотрудников милиции, а проблемы гр-ки Зайцевой не решаются. Кроме того, непонятно почему оригинал письма так и не был найден. Может быть оригинал был совсем другим, а не так как нам его представляют в публикации. Или редакия дружит с гр-кой Зайцевой и переписать письмо проблемы не составляет?

Vlad08 ноября 2009, 12:23
 
 
 
 

Аш пробирает до костей

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий